32 статья ук рф комментарии

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

<< Глава 7.
Соучастие в преступлении (ст. 32-36)
Статья 33. >>
Виды соучастников преступления
Содержание
Уголовный кодекс (УК РФ)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2021. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Статья 32 УК РФ. Понятие соучастия в преступлении — размещена в Общей части Второго раздела Седьмой главы Уголовного Кодекса РФ. Содержит в себе всего одно небольшое предложение. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 32 УК РФ с нашими комментариями к ней.

Статья 32 УК РФ. Понятие соучастия в преступлении

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Комментарии к статье 32 УК РФ

Любое умышленное преступление может быть совершено как одним лицом, действующим индивидуально, так и несколькими лицами, действующими совместно. В последнем случае речь идёт о соучастии в преступлении, законодательное понятие которого закреплено в ст. 32 УК РФ.

Дефиниция ст. 32 УК позволяет выделить необходимые признаки, характеризующие соучастие в преступлении.

Во-первых, в совершении преступления принимают участие два или более лица. Во-вторых, деятельность этих лиц является совместной, в-третьих — умышленной. Наконец, соучастие возможно в совершении только умышленного преступления.

Указанные признаки, с одной стороны, являются общими, а с другой, необходимыми для любой разновидности совместной преступной деятельности виновных, для любого группового образования, предусмотренного УК РФ. Следовательно, законодательное определение понятия соучастия, данное в комментируемой статье, является универсальным, или, точнее, родовым, охватывающим все случаи совершения одного и того же преступления совместными усилиями двух или более лиц.

Объективная сторона соучастия характеризуется прежде всего количественным показателем: в преступлении участвуют не менее двух человек, вменяемых и достигших установленного уголовным законом возраста уголовной ответственности.

Не образует соучастия в преступлении деятельность двух лиц, одно из которых во время совершения общественно опасного и противоправного деяния находилось в состоянии невменяемости или не достигло возраста уголовной ответственности. Указанное положение объясняется тем, что такое лицо не является субъектом преступления и, следовательно, не может быть его соучастником. Однако это вовсе не свидетельствует о безнаказанности того лица, которое преднамеренно использовало невменяемого или малолетнего в своих преступных целях.

В такой ситуации виновный выступает в качестве исполнителя преступления, независимо от того, кто непосредственно (физически) совершил посягательство на объект, охраняемый уголовным законом. Действия взрослого лица, по предложению которого несовершеннолетний совершил преступление, квалифицируются по ст. 150 УК и по статье, предусматривающей ответственность за соучастие в совершении того преступления, в которое был вовлечён несовершеннолетний. Аналогичная рекомендация высказана в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

Совершение общественно опасного и противоправного деяния двумя или большим количеством лиц не всегда образует соучастие. Такая ситуация характерна при простом совпадении (стечении) деятельности нескольких лиц, каждый из которых совершает преступление самостоятельно. Для соучастия, кроме количественного показателя, необходимо установить, что виновные принимали именно совместное участие в совершении одного и того же преступления.

Совместность деятельности соучастников характеризуется специфическими показателями, которые представляют собой неразрывное единство её внешней и внутренней сторон.

Объективно совместность предполагает объединение усилий двух или более лиц в единый процесс деятельности, направленный на достижение общего преступного результата, который находится в причинной связи с поведением каждого соучастника преступления.

При этом деяние одного соучастника обусловливает преступное поведение другого лица. В некоторых случаях совместная деятельность виновных, которые хотя и были причастны к одному событию преступления, но добивались различных результатов, не является соучастием.

Так, Верховный Суд РФ признал необоснованным осуждение Б. и Д. за соучастие в убийстве. Материалы дела свидетельствовали, что во время драки виновные хотя и наносили удары одному и тому же лицу, но стремились к различным результатам. Б. намеревался ограничиться побоями, а Д. — причинить смерть и поэтому ударом ножа нанёс потерпевшему смертельное ранение в область груди. Наличие общего результата не означает, что каждый соучастник вносит равный вклад в совершение преступления.

Тем не менее этот результат един и неделим для соучастников. Следовательно, за него подлежат ответственности все соучастники, независимо от характера исполненной роли и степени активности в преступлении. Естественно, это должно учитываться при решении вопроса о назначении виновному справедливого наказания.

Субъективная сторона деятельности каждого соучастника предполагает наличие умысла на совершение совместно с другими лицами (другим лицом) одного и того же преступления. Однако, в отличие от случаев совершения преступления единолично, содержанию интеллектуального и волевого моментов умысла соучастника присущи свои особенности.

Интеллектуальный момент умысла соучастника представляет собой не только осознание общественной опасности и противоправности своего поведения. Соучастник осознает и то, что он совершает преступление не один, а совместно с другими лицами (другим лицом), что его действия являются всего лишь элементом совокупной деятельности виновных и его личное участие в преступлении осознаётся другими соучастниками или, по крайней мере, хотя бы одним из них.

В связи с этим соучастие может рассматриваться лишь как осознанное содействие совершению преступления, что свидетельствует о взаимной осведомлённости соучастников о преступных намерениях друг друга. Причём необязательно, чтобы исполнитель знал о действиях всех соучастников.

Для признания взаимной осведомлённости достаточно знания хотя бы о действиях одного из них. Более того, исполнитель может и не знать об истинных намерениях организатора, подстрекателя или пособника. Но он должен знать, что именно подстрекатель возбудил в его сознании мысль совершить конкретное преступление, именно пособник оказал необходимое содействие совершению преступления.

Волевой момент умысла соучастника выражается в согласованности его действий с другими соучастниками на совершение конкретного преступления. Сущность совместности не заключается в простом объединении людей в пространстве и времени даже при единой цели. Совместность требует не стихийного, а строго согласованного выполнения взаимосвязанных действий. Причём согласованность должна быть внутренней, ибо внешняя форма сама по себе ещё не свидетельствует о соучастии. Например, если аптекарь под угрозой пистолета передаёт лицу наркотики, то его нельзя признавать соучастником хищения наркотических средств.

В этом случае отсутствует интеллектуальное внутреннее и волевое единство, необходимое для субъективной связи совместно действующих лиц. Согласованность — неотъемлемый признак соучастия, на что не раз обращалось внимание в руководящих постановлениях высшего судебного органа страны. В частности, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 июня 2004 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» разъяснил, что квалификация изнасилования как совершенного группой лиц может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласованно в отношении потерпевшей. Поверхностное выяснение содержания волевого момента умысла соучастников может вызвать серьёзные ошибки при квалификации их действий (БВС РСФСР. 1986. N 10. С. 5).

Соглашение на совместное совершение преступления может проявляться в различных формах: письменной, вербальной, конклюдентной. Однако во всех случаях соглашение может быть достигнуто только посредством активных действий. По времени достижения соглашение может быть предварительным, т.е. состоявшимся до момента непосредственного посягательства на объект, охраняемый уголовным законом, а может состояться и в процессе совершения преступления, но обязательно до его фактического окончания.

При соучастии совместная деятельность виновных сознательно направлена на достижение конкретного преступного результата. Уже один этот факт позволяет признать невозможным соучастие в неосторожных преступлениях. В противном случае у лиц, объединивших свои усилия, должно, по крайней мере, отсутствовать намерение к достижению желаемого результата. А это исключается при совершении неосторожного преступления. Следовательно, умышленно объединить свои усилия для достижения неосторожного результата невозможно. Указанное положение нашло своё подтверждение в виде терминологического уточнения законодательного определения понятия соучастия ссылкой на умышленный характер преступления, совершаемого совместными усилиями двух или более лиц.

Совершая конкретное преступление, соучастники могут руководствоваться одинаковыми мотивами и стремиться достичь одних и тех же целей. Между тем общность мотивов и целей не является обязательным показателем соучастия. Определяющим здесь является то, что все соучастники сознательно объединяют свою преступную деятельность, осознавая общественно опасный характер совершаемого ими деяния и желая (по тем или иным причинам) наступления единого преступного результата.

Однако при совершении преступления, субъективная сторона которого включает мотив или цель в качестве обязательного признака, соучастниками могут признаваться только те лица, которые достоверно знали о содержании мотива, побудившего другое лицо к совершению преступления, либо о цели, к достижению которой соучастник стремился. В противном случае лицо не является соучастником этого преступления. Оно либо вовсе освобождается от уголовной ответственности, либо привлекается к уголовной ответственности по другой статье (части, пункту) УК РФ. Поэтому соучастник, например, должен отвечать за участие в корыстном убийстве только тогда, когда он действовал именно с такой мотивацией, т.е. способствовал достижению единого результата.

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Комментарий к Ст. 32 УК РФ

1. Понятию соучастия в преступлении в УК посвящена самостоятельная статья. Этим законодатель подчеркивает значение уголовно-правового регулирования данного института в борьбе с преступностью. Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Закон называет следующие признаки соучастия: объективные — участие двух или более лиц, совместное участие в совершении умышленного преступления; субъективные — умышленное совместное участие в совершении умышленного преступления, совместное участие в совершении умышленного преступления.

2. Участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (множественность субъектов) — количественный признак соучастия. Лицо, совершающее преступление в соучастии, должно отвечать всем требованиям, предъявляемым к субъекту преступления, т.е. достичь возраста уголовной ответственности и быть вменяемым (ст. ст. 19 — 23 УК).

3. Совместное участие в совершении умышленного преступления — качественный признак соучастия. Это означает, что действия одних (одного) соучастников являются необходимым условием действия других (другого) соучастников; их действия дополняют друг друга и приводят к единым преступным последствиям; общие для всех преступные последствия наступают в результате усилий всех соучастников; между действиями каждого соучастника и преступными последствиями существует причинная связь; именно наличие причинной связи позволяет отграничить соучастие от прикосновенности к преступлению в форме заранее не обещанного укрывательства; связь должна быть внутренняя.

Совместными являются деяния соучастников, непосредственно участвующих в совершении преступления, т.е. при соисполнительстве. Лица, совершающие преступление с распределением ролей, также действуют совместно. Обычно соучастники действуют активно. Однако лицо, не совершающее требуемых от него действий и тем самым содействующее совершению преступления (сторож оставил открытым склад с огнестрельным оружием), хотя и бездействует, также является соучастником преступления, поскольку его поведение осознанно и приводит к общим преступным последствиям.

Совместность является признаком, который позволяет отграничить соучастие от ситуаций, когда действия нескольких лиц, приводящие к одному преступному результату, не образуют соучастия (некто взломал дверь квартиры, услышав шаги на лестнице, убежал, а шедший за ним гражданин вошел в открытую квартиру и похитил оттуда ценные вещи).

4. Умышленное совместное участие в совершении умышленного преступления характеризуется несколькими моментами. Соучастник преступления осознает общественную опасность своих действий, осознает общественную опасность действий других соучастников и знает о характере совершаемого преступления. Соучастники должны также осознавать все названные в законе объективные признаки преступления, которые повышают общественную опасность содеянного. Если соучастники не осознавали, что уничтожают имущество или убивают человека общеопасным способом, квалифицировать их действия по ч. 2 ст. 167 УК или п. «е» ч. 2 ст. 105 УК России нельзя. Это же правило распространяется и на квалифицирующие признаки (квалификация по п. «д» ч. 2 ст. 206 УК невозможна, если преступники не осознавали, что захватывают в заложники заведомо несовершеннолетнего). Квалифицирующие признаки, относящиеся к личности отдельных соучастников, не могут быть вменены в вину другим соучастникам (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2000 N 6).

Соучастник предвидит возможность или неизбежность наступления общих преступных последствий, желает или сознательно допускает их наступление (при совершении преступлений с материальным составом) либо желает действовать совместно (при совершении преступлений с формальным составом).

Совместность умысла обусловлена согласованностью действий соучастников, которая достигается в результате устного или письменного соглашения либо путем конклюдентных действий. Для соучастия не обязателен сговор всех лиц, участвующих в преступлении. Исполнитель должен знать, что ему содействует хотя бы одно лицо, а каждый соучастник должен быть осведомлен о преступном намерении исполнителя. Наряду с осведомленностью о преступном намерении исполнителя соучастник должен сознательно способствовать ему в совершении преступления.

5. Совместное участие в совершении умышленного преступления. В УК подчеркивается, что соучастие возможно при совершении исключительно умышленных преступлений. Если общественно опасные последствия наступили в результате неосторожных деяний нескольких лиц, соучастие отсутствует (если пассажир просил увеличить скорость, а водитель совершил наезд, к ответственности привлекается водитель. Пассажир может быть привлечен к ответственности, если он совершил самостоятельное преступление, но не как соучастник).

6. Цели и мотивы поведения соучастников обычно совпадают, но они могут быть и неодинаковыми. Правильная квалификация при различных мотивах и целях соучастников зависит от того, являются ли они конструктивными, обязательными признаками состава преступления или нет. В первом случае соучастники должны осознавать их и с учетом этого участвовать в совместных преступных действиях. Лишь при этом условии им могут быть вменены в вину соответствующие мотивы и цели (например, если соучастники отвечают за корыстное убийство). Если соучастники не знали о мотивах и целях, которыми руководствовался исполнитель, их действия квалифицируются с учетом их собственных мотивов и целей (например, исполнитель убивает из корыстных побуждений — п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а подстрекатель действует по мотиву национальной ненависти — п. «л» ч. 2 ст. 105 УК).

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

  • Статья 31. Добровольный отказ от преступления
  • Статья 33. Виды соучастников преступления

Комментарий к ст. 32 УК РФ

Законодательное понятие соучастия, закрепленное в ст. 32 УК РФ, указывает на четыре основных его признака:

1) два объективных признака: участие в преступлении двух или более лиц и совместность участия;

2) два субъективных признака: умышленное участие и участие в умышленном преступлении.

Участие в преступлении двух и более лиц предполагает, что эти лица должны соответствовать признакам общего субъекта преступления (быть вменяемыми физическими лицами, достигшими возраста, указанного в ст. 20 УК РФ). Совершение преступления посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, не образует соучастия, а действия виновного следует квалифицировать как действия непосредственного исполнителя преступления (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Именно эта позиция изложена в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» и в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», где говорится о том, что совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК РФ) или невменяемости (ст. 21 УК РФ), не создает соучастия. Вместе с тем необходимо отметить, что при разрешении судами конкретных дел единообразие в решении этого вопроса отсутствует. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 35-о06-14 указано, что позиция, согласно которой действия виновного нельзя считать совершенными группой лиц по предварительному сговору в связи с признанием второго лица невменяемым, на законе не основана.

Изложенное выше правило об участии в преступлении двух и более лиц относится и к преступлениям со специальным субъектом. Однако исполнителем (соисполнителем) в таких преступлениях может быть только лицо, соответствующее признакам специального субъекта. Иные лица могут быть только организаторами, подстрекателями или пособниками в преступлении со специальным субъектом.

Совместность участия означает функциональную связь между деяниями соучастников. Они содействуют (помогают) друг другу в совершении преступления. При этом вредные последствия преступления связаны причинной связью с совместными действиями соучастников. Поэтому соучастие невозможно после совершения преступления. После совершения преступления возможно не соучастие, а «прикосновенность» к преступлению, некоторые виды которой влекут ответственность в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ: ст. 174 УК РФ — легализация доходов от преступления, совершенного другими лицами; ст. 175 УК РФ — приобретение или сбыт имущества, добытого преступным путем; ст. 316 УК РФ — укрывательство преступлений.

Отсутствие функциональной связи исключает соучастие. Например, лицо, присутствовавшее при грабеже, но не совершившее никаких действий, направленных на завладение имуществом, может быть признано соучастником грабежа лишь при условии, что оно так или иначе помогало грабителям в совершении ими преступления (например, своим угрожающим видом подкрепляло угрозы, высказанные другим соучастником).

Считается, что умышленное участие не только означает осознание лицом факта участия в преступлении и волевую направленность на его совершение, но и предполагает минимальную двухстороннюю субъективную связь соучастников, осознание ими факта совершения преступления в соучастии, т.е. факта содействия (помощи) других соучастников. Также традиционно считается, что соучастие с односторонней субъективной связью невозможно, хотя в теории уголовного права высказывались и иные позиции. В практике такие ситуации случаются редко. Хрестоматийный пример — роль Яго в убийстве Отелло Дездемоны (трагедия У. Шекспира «Отелло»).

Соучастие с односторонней субъективной связью следует отличать от соучастия в соучастии, которое влечет ответственность как простое соучастие в преступлении (например, подстрекательство к пособничеству в убийстве может быть квалифицировано в зависимости от обстоятельств дела как пособничество в убийстве или подстрекательство к нему).

Кроме того, следует учитывать положения ч. 5 ст. 35 УК РФ, согласно которым лицо, создавшее организованную группу (сообщество, организацию) или руководившее ею, подлежит уголовной ответственности за все совершенные этой группой (сообществом, организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. При этом не имеет значения тот факт, знал ли исполнитель о роли такого организатора.

Соучастие возможно только в умышленном преступлении. Неосторожное сопричинение вреда соучастием не является, хотя не исключено вменение причинения по неосторожности одних и тех же последствий всем его участникам (например, столкновение автомобилей, повлекшее смерть человека, произошло по вине двух водителей, каждый из которых пересек линию дорожной разметки, разделяющую встречные полосы движения, — к ответственности за нарушение ПДД, повлекшее смерть потерпевшего, могут быть привлечены оба водителя).

С одной стороны, считается, что подстрекательство к нарушению правил, повлекшему по неосторожности тяжкие последствия, не влечет уголовной ответственности (например, начальник требует от подчиненного ему водителя превысить скорость движения, и водитель, нарушив правила, причиняет тяжкий вред). С другой стороны, организация причинения другим лицом тяжких последствий по неосторожности, при наличии умысла, направленного на причинение таких последствий, квалифицируется как действия исполнителя умышленного преступления (разновидность посредственного причинения вреда), что не исключает ответственности непосредственного причинителя вреда за неосторожное преступление.

Соучастие в умышленном преступлении предполагает, что умыслом соучастников охватываются основные обстоятельства, характеризующие преступление. При соучастии имеет место осознание общественной опасности собственных действий, а также действий исполнителя преступления. Умыслом соучастников должны охватываться также общественно опасные последствия деяния, совершаемого исполнителем, и причинная связь между деянием и последствием. И наконец, соучастниками осознаются и основные признаки, свойственные субъекту преступления.

Соучастие в преступлении с субъективной стороны характеризуется умышленной виной соучастников. Данная форма психической деятельности соучастников, как отмечалось выше, проявляется в их отношении ко всем признакам состава преступления, в том числе и квалифицирующим. Поэтому квалифицирующие признаки состава преступления могут вменяться соучастникам только при условии установления у них умысла в отношении этих признаков.

Мотивация поведения соучастников может быть различной, что не препятствует установлению самого факта соучастия в преступлении, но может повлиять на квалификацию деяния конкретного соучастника, если ему не были известны мотивы, которыми руководствовался другой соучастник преступления (при условии, что мотивы эти являются признаком состава преступления).

Основное значение института соучастия состоит в том, что он позволяет привлекать к ответственности лиц, не совершивших непосредственно деяний, запрещенных статьями Особенной части УК РФ, а лишь содействовавших совершению этих деяний другими лицами. Само по себе соучастие в преступлении закон не относит к числу отягчающих обстоятельств. Отягчающим обстоятельством признается лишь совершение преступления в соучастии, выраженном в конкретных формах (группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа или преступное сообщество, преступная организация).

Судебная практика по статье 32 УК РФ

Поскольку же соучастие в преступлении (статья 32 УК Российской Федерации) предполагает соответствующие субъективные и объективные признаки, то квалификация деяний, совершенных совместно лицами, находившимися в состоянии невменяемости, по признаку группового способа совершения преступления означает установление соответствия такого деяния объективным признакам, предусмотренным в соответствующих нормах Особенной части уголовного закона (в том числе в части пятой статьи 134 и части четвертой статьи 135 данного Кодекса).

правоохранительным органам Республики Таджикистан для привлечения к уголовной ответственности по п. «д» ч. 4 ст. 200, п. 4 ст. 36, ч. 3 ст. 32, ч. 2 ст. 289 УК Республики Таджикистан.
Заслушав доклад судьи Шмотиковой С.А. об обстоятельствах дела и доводах апелляционных жалоб, объяснения Ахмедова Д.М. и выступление адвоката Живова И.В., поддержавших изложенные в жалобах доводы, мнение прокурора Абрамовой З.Л. об отсутствии оснований для удовлетворения жалоб, Судебная коллегия

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 21 сентября 2017 года N 1797-О, террористической признается деятельность, обращенная к неопределенно широкому кругу лиц и выходящая за рамки классического соучастия в тех его формах и видах, которые закреплены в статьях 32 — 35 УК Российской Федерации и предполагают индивидуализированную субъективную связь между лицами, совместно участвующими в совершении конкретного умышленного преступления в качестве исполнителя, организатора, подстрекателя и пособника. Тем не менее, будучи адресованной массовому сознанию либо вниманию отдельных слоев общества, сегментированных по религиозным, этническим и другим признакам, и направленной на формирование обстановки приемлемости идеологии терроризма и даже желательности ее претворения в общественную практику, эта деятельность также вызывает потребность в адекватных и эффективных мерах превентивного характера. Недопустимо такое использование конституционно и конвенционно гарантированных свободы совести и вероисповедания, свободы слова и права на распространение информации, которое позволяло бы лицу в нарушение норм национального законодательства и корреспондирующих им международно-правовых норм, являющихся составной частью правовой системы России, беспрепятственно и безнаказанно совершать какие бы то ни было действия, направленные на публичное подстрекательство к терроризму или его публичное оправдание.

Анализируя положения ст. ст. 32, 33, 35 УК РФ, делает вывод о том, что действия Филозопа не являются ни соисполнительством, ни пособничеством, в связи с чем, он незаконно осужден за убийство группой лиц.
Также полагает несправедливым назначенное Филозопу наказание. Отмечает, что, назначая Филозопу наказание близкое к максимально возможному, не приведя конкретных обстоятельств преступления, суд формально это мотивировал высоким уровнем общественной опасности содеянного. Однако данные обстоятельства полностью охватываются вмененным составом преступления и не могли дополнительно и повторно учитываться при назначении наказания.

Тем самым террористической признается деятельность, обращенная к неопределенно широкому кругу лиц и выходящая за рамки классического соучастия в тех его формах и видах, которые закреплены в статьях 32 — 35 УК Российской Федерации и предполагают индивидуализированную субъективную связь между лицами, совместно участвующими в совершении конкретного умышленного преступления в качестве исполнителя, организатора, подстрекателя и пособника. Тем не менее, будучи адресованной массовому сознанию либо вниманию отдельных слоев общества, сегментированных по религиозным, этническим и другим признакам, и направленной на формирование обстановки приемлемости идеологии терроризма и даже желательности ее претворения в общественную практику, такая деятельность также вызывает потребность в адекватных и эффективных мерах превентивного характера.

В кассационном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Ткачев И.В. просит отменить кассационное определение и направить уголовное дело на новое кассационное рассмотрение в Третий кассационный суд общей юрисдикции. В обоснование своей позиции раскрывает содержание положений ст. 32, ч. 2 ст. 33, ч. 2 ст. 35 УК РФ, приводит показания Чепикова, а также согласующиеся с ними другие доказательства, считает, что объективная сторона преступлений в каждом случае была выполнена самим Чепиковым совместно и по предварительному сговору с Л. как это установлено судами первой и апелляционной инстанций, что позволило признать, в свою очередь, в действиях Чепикова наличие квалифицирующего признака, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

То обстоятельство, что средства массовой информации Ярославской области сообщали неопределенному кругу лиц о факте предполагаемого деяния и причастности к нему лица, имевшего судимость, само по себе не является безусловным основанием для наличия сомнений в объективности и беспристрастности будущего состава коллегии присяжных заседателей. В соответствии с требованиями главы 42 УПК РФ указанный вопрос подлежит разрешению в ходе формирования коллегии присяжных заседателей судом первой инстанции, в который поступило уголовное дело по территориальной подсудности, предусмотренной положениями ст. 32 УК РФ.

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Комментарий к статье 32 УК РФ

1. В комментируемой статье указаны три характерных признака соучастия:

1) число участвующих в преступлении лиц (не менее двух);

2) совместность их участия;

3) умышленный характер деятельности соучастников.

2. В соучастии не может быть менее двух участников по его определению. Максимальное число участников законом не ограничено. Обычно число соучастников колеблется в пределах нескольких человек, что наиболее оптимально для вытекающего из соучастия взаимодействия. Соучастие есть определенная форма преступления, а не какого-либо другого социально правового явления, поэтому участвовать в юридическом смысле в нем могут только лица, обладающие свойствами субъекта преступления. Судебная практика последнего времени дает основания именно для такого вывода <1>.

3. Специфическим признаком соучастия является совместность деяний нескольких субъектов. Совместность (вместе, сообща) означает, что деяния всех участников сливаются в единый, общий результат. Каждый из участников вносит свой «вклад», «долю» в общую «копилку» соучастия, изъятие которой привело бы при данных обстоятельствах к недостижению этого результата. Действие каждого соучастника должно быть необходимым условием наступления общего для соучастников результата, т.е. оно должно находиться в причинной связи с этим результатом, что и является объективным показателем совместности.

В преступлениях с формальным составом, где последствие не является обязательным признаком преступления, совместность проявляется либо в частичном совершении деяния, охарактеризованного в Особенной части УК, либо в совершении всего деяния от начала до конца вместе с другими лицами, когда в одно и то же деяние сливаются усилия разных лиц.

4. Соучастие в преступлении может быть только умышленным. Умысел должен охватывать как факт соединения усилий (совместности деяний) с другими лицами, так и совершаемое деяние. Поэтому невозможно соучастие в неосторожном преступлении, когда в результате сознательных действий нескольких лиц наступают не предвиденные ими последствия. Каждый из соучастников должен осознавать общественную опасность как своего деяния, так и деяния совместно действующего с ним лица, а также предвидеть наступление общих для них последствий и желать или допускать (безразлично относиться) их наступление.

Другой комментарий к статье 32 Уголовного Кодекса РФ

1. Любое умышленное преступление может быть совершено как одним лицом, действующим индивидуально, так и несколькими лицами, действующими совместно. В последнем случае речь идет о соучастии в преступлении, законодательное понятие которого закреплено в ст. 32 УК РФ.

2. Дефиниция ст. 32 УК позволяет выделить необходимые признаки, характеризующие соучастие в преступлении. Во-первых, в совершении преступления принимают участие два или более лица. Во-вторых, деятельность этих лиц является совместной, в-третьих — умышленной. Наконец, соучастие возможно в совершении только умышленного преступления. Указанные признаки, с одной стороны, являются общими, а с другой, необходимыми для любой разновидности совместной преступной деятельности виновных, для любого группового образования, предусмотренного УК РФ. Следовательно, законодательное определение понятия соучастия, данное в комментируемой статье, является универсальным, или, точнее, родовым, охватывающим все случаи совершения одного и того же преступления совместными усилиями двух или более лиц.

3. С объективной стороны соучастие характеризуется прежде всего количественным показателем: в преступлении участвуют не менее двух человек, вменяемых и достигших установленного уголовным законом возраста уголовной ответственности.

4. Не образует соучастия в преступлении деятельность двух лиц, одно из которых во время совершения общественно опасного и противоправного деяния находилось в состоянии невменяемости или не достигло возраста уголовной ответственности. Указанное положение объясняется тем, что такое лицо не является субъектом преступления и, следовательно, не может быть его соучастником. Однако это вовсе не свидетельствует о безнаказанности того лица, которое преднамеренно использовало невменяемого или малолетнего в своих преступных целях. В такой ситуации виновный выступает в качестве исполнителя преступления, независимо от того, кто непосредственно (физически) совершил посягательство на объект, охраняемый уголовным законом. Действия взрослого лица, по предложению которого несовершеннолетний совершил преступление, квалифицируются по ст. 150 УК и по статье, предусматривающей ответственность за соучастие в совершении того преступления, в которое был вовлечен несовершеннолетний. Аналогичная рекомендация высказана в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

5. Совершение общественно опасного и противоправного деяния двумя или большим количеством лиц не всегда образует соучастие. Такая ситуация характерна при простом совпадении (стечении) деятельности нескольких лиц, каждый из которых совершает преступление самостоятельно. Для соучастия, кроме количественного показателя, необходимо установить, что виновные принимали именно совместное участие в совершении одного и того же преступления.

6. Совместность деятельности соучастников характеризуется специфическими показателями, которые представляют собой неразрывное единство ее внешней и внутренней сторон.

7. Объективно совместность предполагает объединение усилий двух или более лиц в единый процесс деятельности, направленный на достижение общего преступного результата, который находится в причинной связи с поведением каждого соучастника преступления. При этом деяние одного соучастника обусловливает преступное поведение другого лица.

В некоторых случаях совместная деятельность виновных, которые хотя и были причастны к одному событию преступления, но добивались различных результатов, не является соучастием. Так, Верховный Суд РФ признал необоснованным осуждение Б. и Д. за соучастие в убийстве. Материалы дела свидетельствовали, что во время драки виновные хотя и наносили удары одному и тому же лицу, но стремились к различным результатам. Б. намеревался ограничиться побоями, а Д. — причинить смерть и поэтому ударом ножа нанес потерпевшему смертельное ранение в область груди.

Наличие общего результата не означает, что каждый соучастник вносит равный вклад в совершение преступления. Тем не менее этот результат един и неделим для соучастников. Следовательно, за него подлежат ответственности все соучастники, независимо от характера исполненной роли и степени активности в преступлении. Естественно, это должно учитываться при решении вопроса о назначении виновному справедливого наказания.

8. С субъективной стороны деятельность каждого соучастника предполагает наличие умысла на совершение совместно с другими лицами (другим лицом) одного и того же преступления. Однако, в отличие от случаев совершения преступления единолично, содержанию интеллектуального и волевого моментов умысла соучастника присущи свои особенности.

9. Интеллектуальный момент умысла соучастника представляет собой не только осознание общественной опасности и противоправности своего поведения. Соучастник осознает и то, что он совершает преступление не один, а совместно с другими лицами (другим лицом), что его действия являются всего лишь элементом совокупной деятельности виновных и его личное участие в преступлении осознается другими соучастниками или, по крайней мере, хотя бы одним из них.

В связи с этим соучастие может рассматриваться лишь как осознанное содействие совершению преступления, что свидетельствует о взаимной осведомленности соучастников о преступных намерениях друг друга. Причем необязательно, чтобы исполнитель знал о действиях всех соучастников. Для признания взаимной осведомленности достаточно знания хотя бы о действиях одного из них. Более того, исполнитель может и не знать об истинных намерениях организатора, подстрекателя или пособника. Но он должен знать, что именно подстрекатель возбудил в его сознании мысль совершить конкретное преступление, именно пособник оказал необходимое содействие совершению преступления.

10. Волевой момент умысла соучастника выражается в согласованности его действий с другими соучастниками на совершение конкретного преступления. Сущность совместности не заключается в простом объединении людей в пространстве и времени даже при единой цели. Совместность требует не стихийного, а строго согласованного выполнения взаимосвязанных действий. Причем согласованность должна быть внутренней, ибо внешняя форма сама по себе еще не свидетельствует о соучастии. Например, если аптекарь под угрозой пистолета передает лицу наркотики, то его нельзя признавать соучастником хищения наркотических средств. В этом случае отсутствует интеллектуальное внутреннее и волевое единство, необходимое для субъективной связи совместно действующих лиц.

Согласованность — неотъемлемый признак соучастия, на что не раз обращалось внимание в руководящих постановлениях высшего судебного органа страны. В частности, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 июня 2004 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» разъяснил, что квалификация изнасилования как совершенного группой лиц может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласованно в отношении потерпевшей. Поверхностное выяснение содержания волевого момента умысла соучастников может вызвать серьезные ошибки при квалификации их действий (БВС РСФСР. 1986. N 10. С. 5, 6).

Соглашение на совместное совершение преступления может проявляться в различных формах: письменной, вербальной, конклюдентной. Однако во всех случаях соглашение может быть достигнуто только посредством активных действий.

По времени достижения соглашение может быть предварительным, т.е. состоявшимся до момента непосредственного посягательства на объект, охраняемый уголовным законом, а может состояться и в процессе совершения преступления, но обязательно до его фактического окончания.

11. При соучастии совместная деятельность виновных сознательно направлена на достижение конкретного преступного результата. Уже один этот факт позволяет признать невозможным соучастие в неосторожных преступлениях. В противном случае у лиц, объединивших свои усилия, должно, по крайней мере, отсутствовать намерение к достижению желаемого результата. А это исключается при совершении неосторожного преступления. Следовательно, умышленно объединить свои усилия для достижения неосторожного результата невозможно.

Указанное положение нашло свое подтверждение в виде терминологического уточнения законодательного определения понятия соучастия ссылкой на умышленный характер преступления, совершаемого совместными усилиями двух или более лиц.

12. Совершая конкретное преступление, соучастники могут руководствоваться одинаковыми мотивами и стремиться достичь одних и тех же целей. Между тем общность мотивов и целей не является обязательным показателем соучастия. Определяющим здесь является то, что все соучастники сознательно объединяют свою преступную деятельность, осознавая общественно опасный характер совершаемого ими деяния и желая (по тем или иным причинам) наступления единого преступного результата.

Однако при совершении преступления, субъективная сторона которого включает мотив или цель в качестве обязательного признака, соучастниками могут признаваться только те лица, которые достоверно знали о содержании мотива, побудившего другое лицо к совершению преступления, либо о цели, к достижению которой соучастник стремился. В противном случае лицо не является соучастником этого преступления. Оно либо вовсе освобождается от уголовной ответственности, либо привлекается к уголовной ответственности по другой статье (части, пункту) УК РФ. Поэтому соучастник, например, должен отвечать за участие в корыстном убийстве только тогда, когда он действовал именно с такой мотивацией, т.е. способствовал достижению единого результата.

Оставьте комментарий