Банкротство люди обратиться

Банкротство не выход: когда суд не спишет долги

О несостоятельности физлиц слышали многие, но не все в курсе, что она необязательно заканчивается списанием долгов. Граждане, которые знают лишь о плюсах банкротства, могут относиться к нему легкомысленно, отмечает партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × Юлия Литовцева. Чаще всего к финансовому краху приводят кредиты. Клиенты не могут рассчитаться с банками, потому что потеряли работу или другой источник дохода, не рассчитали силы, не хватило финансовой грамотности. В итоге человек берет другой кредит, чтобы рассчитаться с первым, но если нет значительного постоянного дохода – это помогает лишь на время.

Доходы и расходы под вниманием судов

Банкротство может помочь таким заемщикам, но суды должны оценить их добросовестность. В некоторых делах неподъемные долги могут помешать освободиться от долгов. С этим столкнулась Алина Зеленова* из Подмосковья, которая задолжала 651 889 руб. банкам. В конце 2012-го она активировала кредитную карту «Русского стандарта» и стала периодически снимать с нее деньги. Лимит сначала был 50 000 руб., но банк его постоянно повышал и через пару лет довел до 268 000 руб. Об этом «Право.ru» рассказал Андрей Шафранов, представитель Виктора Малого, финансового управляющего Зеленовой.

По словам Шафранова, муж помогал Зеленовой платить банкам. Но в марте 2014-го она с ним развелась и сняла отдельную квартиру на кредитные деньги. Теперь пришлось платить не только банкам, но и за жилье. Как рассказывает Шафранов, это стало сложно, поэтому Зеленова перекредитовалась в Банке Москвы под более низкий процент. Но в 2015-м ей стали задерживать зарплату. В 2016-м Зеленова подала на банкротство, а спустя полгода руководство компании потребовало написать заявление по собственному желанию из-за сокращения, говорит Шафранов.

Арбитражный суд Московской области не нашел у Зеленовой имущества на продажу, но не стал освобождать ее от долгов. Суд решил, что она стала банкротом, потому что «действовала недобросовестно и приняла на себя заранее неисполнимые обязательства». Если судить по справкам 2-НДФЛ, то с 2013 года зарплата должницы не поднималась выше 16 800 руб., но это не мешало ей периодически снимать с карты большие суммы, от 20 000 до 93 000 руб. Суд не поверил словам Зеленовой, что выплачивать кредиты помогал муж, а после развода ей пришлось справляться самой. Из выписки было видно, что после расторжения брака на карту вносились значительные суммы, от 21 000 до 115 000 руб., притом что официальный доход Зеленовой не менялся. Это подтверждает, что у должника есть другие источники дохода, кроме зарплаты, решил АС Московской области, который не увидел причин «прекращать исполнение обязательств».

Согласно справке 2-НДФЛ, должница получала не больше 16 800 руб., но это не мешало ей периодически снимать с кредитной карты бОльшие суммы – от 20 000 до 93 000 руб.

Иные выводы сделал 10-й арбитражный апелляционный суд. Он не нашел в деле доказательств недобросовестности Зеленовой. Она взяла кредит, когда могла позволить его оплачивать, а затем развелась и уволилась, излагается в постановлении апелляции. 10-й ААС подтвердил, что должница не планировала преднамеренное или фиктивное банкротство, не скрывала и не уничтожала имущество, не сообщала управляющему недостоверных сведений. А значит, её можно освободить от долгов – такой вывод апелляция подкрепила ссылкой на решение ВС по делу о банкротстве Евгения Кононова № А03-23386/2015.

Добросовестность должника и банка

Литовцевой из «Пепеляев Групп» сложно оценить решения судов, потому что, по ее словам, «они как будто приняты в отношении разных должников». Вторая инстанция указывает, что должница оформила кредит в период стабильного дохода, но не смогла вернуть его из-за развода и потери работы – из этого можно предположить, что суд первой инстанции допустил ошибку. Но апелляция не соотнесла уровень дохода и кредитных обязательств банкрота, продолжает Литовцева. По ее мнению, цифры, приведенные первой инстанцией, указывают на недобросовестность Зеленовой.

Зеленова тратила деньги на свои нужды и содержание семьи, но затем не смогла платить по кредиту – ее обязаны освободить от долгов, спорит арбитражный управляющий Артем Кадников из правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 22 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30 место По количеству юристов 39 место По выручке Профайл компании × . Первая инстанция напрасно решила, что превышение расходов над доходами – это повод не списывать долги, поддерживает старший юрист АБ Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × Дмитрий Якушев.

Судебная практика свидетельствует о том, что человека с большими долгами освободят от них, если будет доказано, что он не может их вернуть, рассказывает Полина Стрельцова из VEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Страховое право группа Экологическое право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Банкротство (включая споры) 2 место По выручке 3 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 8 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, для определения добросовестности важно, не указал ли должник ложные сведения в заявке на кредит, разумно ли он тратил средства, пытался ли трудоустроиться и т. п. Должник обязан доказать, что не может платить по долгам в силу объективных причин, говорит Стрельцова.

В том, что число фактических банкротов растет, виновата отчасти агрессивная политика банков, признает Литовцева. Они массово выдают кредиты без оценки реальных возможностей заемщиков. Если банк взял на себя высокие риски – логично, что он должен нести повышенную ответственность, но законодатель не спешит это закрепить, говорит Кадников. Он предлагает ввести солидарную ответственность кредитора и должника, если будет доказано, что «в погоне за прибылью банк выдавал заведомо невозвратный заём». Эту позицию поддерживает Шафранов, который подчеркивает, что банк имеет аналитические службы, скоринговые программы, доступ к базам данных и т. п.

Надо разграничивать финансовую неграмотность и злоупотребления, но в любом случае «человек знал, что подписывает» – это однобокая позиция, полагает Шафранов. «Я, кандидат юридических наук, получаю от банка текст кредитного договора на 12 листах мелким шрифтом, беру домой и читаю с трудом, а для обычного человека это почти нереальная задача», – говорит он.

«Я, кандидат юридических наук, беру домой текст кредитного договора с банком и читаю его с трудом, а для обычного человека это почти нереальная задача».

Когда от долгов не освободят

Самая частая причина, по которой суды отказываются списывать долги – бездействие должников. Они должны передать управляющему всю информацию о своем имуществе и доходах, ничего не скрывая. Этого не стала делать Наталья Казанова*. Она вообще не выходила на связь с управляющим, и суд не стал освобождать ее от долгов в деле № А41-67605/2016.

Такое же последствие ждет должников, которые представили управляющему недостоверную информацию, а он вывел их на чистую воду. Например, узнал о квартирах или машинах банкрота через реестры.

Додарбека Калоева*, не уплатившего 1,2 млн руб., банкротила налоговая по упрощенной процедуре отсутствующего должника в деле № А50-99/2015. В период реализации имущества Калоев самовольно продал свою «Ладу». Управляющий успешно оспорил эту сделку, но это ни к чему не привело. Машину не вернул ни сам должник, ни приставы. В то же время Калоеву отказали в списании долгов из-за того, что он продал имущество вне банкротства.

Если у должника были деньги, но он решил не платить по долгам – это расценивается как злостное уклонение, решил суд в деле о банкротстве Вячеслава Самонова* (№ А49-793/2016). Его банкротил Александр Кирюхин* из-за старого долга в 680 000 руб. Кредитор узнал, что в 2013 году Самонов получил 6,3 млн руб. по соглашению о разделе имущества с супругой, но не рассчитался с кредитором из этих денег. Кирюхин пытался оспорить эту сделку, но у него не получилось. Зато суд, заканчивая производство по банкротному делу, не освободил Самонова от долгов, потому что тот вел себя «недобросовестно по отношению к кредитору».

Валентина Колязина* не смогла освободиться от 1,6-миллионных долгов по кредитам, потому что ее банкротство было фиктивным. Управляющий выяснил: в 2013–2014 годах, когда Колязина перестала платить банкам, она на самом деле могла расплатиться с долгами. Он выяснил, что она обналичила порядка 4,4 млн руб., но не смогла отчитаться, на что их потратила. Прокуратура оштрафовала ее на 1000 руб. за фиктивное банкротство (№ А63-11414/2017), а в банкротном деле суд подтвердил, что долги остаются (№ А63-11399/2016).

Фиктивное банкротство – это заведомо ложное объявление о своей несостоятельности (п. 1 ст. 14.12 КоАП). Преднамеренное банкротство – действия или бездействия, которые заведомо приводят к банкротству (п. 2 ст. 14.12 КоАП).

alt=» Фото: iStock» />  Фото: iStock

История Владимира (назовем его так, по закону нельзя разглашать персональные данные банкрота без его согласия) довольно типичная. Слегка за 30, работает водителем на госслужбе, зарплата небольшая, 20-25 тысяч рублей. Живет с семьей в скромном частном доме под Екатеринбургом. Трое детишек, жена в декрете. Как они умудрились за три года задолжать банкам больше двух миллионов рублей, сами толком объяснить не могут. Яхт и особняков не покупали, один раз залезли в "кредитку" по мелочи, второй, третий, а банки звонят, шепчут: "Так вы перекредитуйтесь". Перед теми, кто более настойчив, долги закрывали, занимая в другом месте.

Фото: depositphotos.com

В результате набралось десять займов, зарплаты не хватало даже на то, чтобы погасить штрафы. Перебивались своим хозяйством, картошкой с огорода, но постепенно осознали, что загнали себя в угол. К тому же в поселок стали наведываться коллекторы: от них о проблемах Владимира узнали все соседи.

— Ревели все впятером у меня в кабинете, уговаривали взяться за процедуру банкротства, — вспоминает арбитражный управляющий Вячеслав Михайлович (он просил не называть фамилию, чтобы его не обвинили в разглашении банковской и личной тайны).

Дом — единственное жилье семьи, поэтому его оставили, а вот старый китайский седан продали за 75 тысяч рублей. Кроме того, описали бытовую технику, телевизоры, видеокамеру. На работу сообщили: должник не может распоряжаться своей зарплатой, она перечисляется на спецсчет, который открывает финансовый управляющий. Чтобы не все деньги уходили на погашение, Владимиру пришлось попросить суд исключить из конкурсной массы сумму ежемесячного прожиточного минимума на себя и детей.

О возможности признать простого человека банкротом он узнал по телевидению. Юриста в поселке нашел быстро, тот помог составить заявление в суд. А вот с финансовым управляющим вышла загвоздка: полгода Владимир бегал по всем СРО — никто не брался за его дело, поскольку вознаграждение полагалось всего десять тысяч рублей (сегодня — 25 тысяч, неважно, где живет должник, в Москве или глухой глубинке. — Прим. ред.). Назначить государственного управляющего, как адвоката в суде, нельзя, как и заставить взяться за разгребание чьих-то долгов: в России эта профессия считается независимой.

В истории водителя все закончилось благополучно. После того как ввели процедуру банкротства, визиты коллекторов прекратились, отныне все переговоры вел управляющий. Еще на этом этапе половина заимодавцев отсеилась: поняли, что взять реально нечего. Суд списал с Владимира долги. Пока длилась процедура, супруга родила четвертого ребенка. На первый взгляд, безалаберность, но вправе ли мы осуждать, если все дети в семье сыты и здоровы? А от легкой и красивой жизни взаймы этот опыт, надеемся, их родителей отучил раз и навсегда.

— Кто чаще объявляет себя банкротом: индивидуальные предприниматели или те, кто, как Владимир, не соотносит свои желания с возможностями? — спросили мы у арбитражного управляющего.

Фото: Depositphotos.com

Вячеслав Михайлович: Таких, как он, примерно две трети, остальные — представители бизнеса, директора, главбухи и их супруги, выступающие поручителями по кредитам юридических лиц или ИП. В конечном итоге все должники похожи: сначала берут суммы, которые им по силам возвращать, а заканчивается тем, что ежемесячный платеж минимум вдвое превышает совокупный доход. К тому же по условиям банковского договора штрафы гасятся в первую очередь и только потом — проценты и тело кредита. И здесь четко прослеживается добросовестность банкрота: если ему предъявляют долг 500 тысяч рублей и 800 тысяч неустойки, значит, он ничего не делал, чтобы исправить положение.

Какова средняя сумма "плохой" задолженности?

Вячеслав Михайлович: Закон установил планку в 500 тысяч рублей для подачи заявления о банкротстве, но существует возможность запустить процесс и раньше, если сумма превышает стоимость имущества. К примеру, если у пенсионерки с доходом двенадцать тысяч накопился долг в 400 тысяч, процедуру могут ввести.

У меня сейчас в работе пять дел по физлицам. У кого-то семь миллионов долга, у кого-то из двенадцати подтвердилось меньше трех. Случалось, человек по документам судов общей юрисдикции должен шесть миллионов восьми организациям, однако не заявился вообще никто.

Не верят, что есть шанс взыскать?

Фото: depositphotos.com

Вячеслав Михайлович: Включение в реестр кредиторов — не самое простое дело, надо подтвердить все свои требования. Иные смиряются с потерей денег.

А встречаются, наоборот, очень упорные кредиторы, их заявления заканчиваются реальными банкротствами, даже если должник отсутствует физически. По документам вроде жив, не без вести пропавший, а где он, никто не знает, последняя прописка — временная. Причем дело рассматривают где-нибудь на Камчатке, а неплательщик живет и работает нелегально в Екатеринбурге. Имущества нет, карты банковские не нужны — старые счета заблокированы, новые ему не открывают, зарплату получает наличкой.

Если супруг взял кредит без ведома второй половины, отвечать по долгам ей все равно придется?

Вячеслав Михайлович: Да, долги супругов делятся пополам. Был в моей практике случай, когда банкротом себя объявила жена бизнесмена. На тот момент они еще не развелись, но отношения сошли на нет. Муж опустился из-за неудач, а жена боевая, ей не хотелось жить под дамокловым мечом. Поделили имущество через суд, выставили на торги, часть долга погасили, часть приставы списали.

Для некоторых банкротство — позор, но большинство понимает: это реальный шанс начать все заново. В отличие от США, у нас банкроты не поражены в правах: по закону они лишь должны пять лет уведомлять банки о своем статусе, если захотят взять новый заем. Дальше — на усмотрение кредитора, могут и дать под повышенную ставку. Кроме того, запрещено заниматься предпринимательством, занимать руководящие должности и учреждать новые компании в течение такого же срока.

Приходилось ли вам продавать какие-нибудь экзотические вещи?

Фото: iStock

Вячеслав Михайлович: Нет, в основном недвижимость, драгоценности, телефоны, доли в уставных капиталах. Коллега рассказывал: его клиент владел биткоинами, суд встал в ступор, как их оценить и реализовать: в России криптовалюта не является ценной бумагой. В итоге ее все-таки включили в конкурсную массу.

Бывает так: должник прошел процедуру банкротства, продал все, что имел, а долги все равно не списали?

Вячеслав Михайлович: Иногда кредитор жаждет не денег, а "крови". Если добавляется личная неприязнь, сумма не важна, это может быть всего 100 тысяч рублей, но человек сделает все, чтобы их не списали: будет доказывать недобросовестность оппонента, уговаривать остальных кредиторов встать на его сторону.

Существует ли список арбитражных управляющих, которые работают только с физическими лицами?

Вячеслав Михайлович: Нет, можно обращаться к любому. Лучше выбирать специалиста из того региона, где вы находитесь, и почитать предварительно отзывы, позвонить в СРО.

Хочу предупредить: некоторые юридические фирмы берут по 50-100 тысяч за подготовку документов в суд. Договор составляют так, что фактически их работа ограничивается подачей заявления. А дальше возникает вопрос: где найти финансового управляющего? Если в течение трех месяцев должник не предоставит кандидатуру, дело могут вообще прекратить. Я бы советовал сначала договариваться с управляющим, чтобы не попасть впросак.

Какие документы нужно собрать тому, кто хочет признать себя банкротом?

Вячеслав Михайлович: Я бы советовал для начала просто прийти к арбитражному управляющему на беседу: там объяснят, стоит входить в банкротство или нет. Долги не спишут, если человек отрицает наличие кредитного договора, солгал про свою работу, предоставил липовую справку 2-НДФЛ, переписал имущество на родню. Раньше сделки оспаривали за три последних года, сейчас — за десять лет. Тем, кто не может подтвердить официальный доход, лучше встать на учет в качестве безработного, иначе ваши действия воспримут как заведомую недобросовестность. Суды учитывают, содействует ли должник процедуре банкротства, не скрывает ли что-то.

Сколько денег придется отдать за признание физлица банкротом:

• госпошлина при подаче заявления в суд — 300 рублей;

• вознаграждение управляющего — 25 тысяч рублей, вносятся на депозит суда;

• по закону должник обязан возместить все расходы, связанные с делом о банкротстве: на публикацию объявлений, организацию торгов и т. д. Эта сумма доходит до 150 тысяч рублей. Ее можно частично или полностью покрыть конкурсной массой;

Фото: Пользователь jules2000 / Shutterstock

В конце июля президент России Владимир Путин подписал закон, упрощающий процедуру банкротства граждан. Документ вступит в силу с 1 сентября 2020 года. Портал «Сравни.ру» объяснил, как это будет работать.

Как процедура банкротства работает сейчас

Для признания себя банкротом по действующему законодательству нужно обращаться в арбитражный суд по месту регистрации. Это касается тех, кто не может выплачивать долги от ?500 тыс. Если человек сам подает заявление, то сумма может быть меньше, однако решение остается на усмотрение судьи. Кроме того, должнику назначают финансового управляющего, которому нужно платить за работу. Также нужно заплатить госпошлины арбитражных судов.

В случае, если у человека есть доходы, то ему могут дать рассрочку по выплате долгов на три года. Если нет, то его имущество продадут. Кроме единственного жилья, его продать не могут. Полученные средства пойдут на погашение долгов, но если их будет не достаточно, то оставшуюся часть спишут.

По данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве, за шесть месяцев 2020 года финансово несостоятельными признали 42,7 тыс. россиян. Это на 47% больше, чем за аналогичный период прошлого года. В июне суды признали банкротами в 2,2 раза больше граждан, чем годом ранее. Их число составило 11,5 тыс. человек. Ни в один другой месяц с 2015 года, когда вступил в силу закон о банкротстве физлиц, не было такого количества рассмотренных дел о финансовой несостоятельности.

Руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин объяснил РБК, что подобная ситуация связана с ограничениями, введенными из-за пандемии коронавируса. По его словам, суды на время самоизоляции рассматривали меньше дел о банкротстве, а затем наверстали упущенное. Однако Юхнин полагает, что связанные с COVID-19 факторы не будут влиять на число банкротств как минимум до весны 2021 года.

Как закон изменится с сентября

Когда новый закон вступит в силу, то граждане смогут воспользоваться внесудебной процедурой банкротства. В Госдуме отмечали, что судебная процедура не всем по карману — она обходится примерно в ?100 тыс., а новая будет бесплатной. Должнику не будут предоставлять финансового управляющего, и судебных госпошлин тоже не будет. За рассмотрение заявления и включение данных в реестр также не нужно будет платить.

Кроме того, изменится сумма долга, которая может стать основанием для банкротства. Процедурой можно будет воспользоваться, если у человека долги от ?50 тыс. до ?500 тыс. Однако в отношении должника должно быть прекращено исполнительное производство из-за невозможности взыскать средства. То есть пристав не нашел у него ни имущества, ни денег, которые могли бы покрыть долги.

Когда человек подает заявление о банкротстве, то ему больше не начисляют проценты, пени и штрафы, поэтому размер долга не растет. Но это не относится к некоторым категориям долгов, например, задолженности по алиментам, по возмещению морального вреда или вреда, причиненного здоровью и жизни. Такие долги продолжат расти, и их нужно будет выплачивать.

Фото:Kelly Sikkema / Unsplash

Как подать заявление на банкротство

Документ можно подать через многофункциональные центры госуслуг (МФЦ) по месту жительства или пребывания. В заявлении должнику нужно перечислить кредиты и размер невыполненных обязательств. В течение одного рабочего дня МФЦ должен проверить данные на сайте Федеральной службы судебных приставов, чтобы подтвердить прекращение исполнительного производства и отсутствие новых исполнительных листов.

Затем не более чем за три дня информация о начале внесудебного банкротства должна появиться в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве. Центр госуслуг вернет заявление, если не найдет нужных данных.

Решение можно обжаловать в арбитражном суде по месту жительства либо написать новое заявление через месяц. Повторно подать на банкротство можно будет не ранее чем через десять лет.

Фото:РБК Quote

Что ждет должника после подачи документов

Процедура банкротства будет длиться полгода. В этот период человек не может брать новые займы и кредиты.

Внесудебное банкротство прекратится, если должник получил в собственность имущество. Например, в наследство, в дар, в результате оспаривания сделки. Тогда он обязан сообщить об этом в МФЦ в течение пяти рабочих дней.

Кредиторы тоже могут прекратить процедуру банкротства, если должник не указал их в заявлении, занизил размер долга либо если у него найдут имущество. В этом случае банкротство будет проходить через суд. Если претензий со стороны кредиторов не будет и человека признают банкротом, то ему спишут долги.

Кроме того, если человека признали банкротом, но в заявлении он указал сумму долга меньшую, чем есть на самом деле, то ему спишут долги именно того размера, который он написал. Если больше — то спишут сумму реальных долгов.

Больше новостей об инвестициях вы найдете в нашем телеграм-канале «Сам ты инвестор!»

Правительство предложило ввести процедуру внесудебного банкротства граждан бесплатно, без привлечения арбитражного управляющего, за шесть месяцев и при долгах от 50 000 до 700 000 руб. Принятие закона в таком виде приведет к намеренному банкротству недобросовестных должников без серьезных последствий и росту невозврата кредитов, опасаются банки.

Правительство отправило в Госдуму поправки ко второму чтению в закон «О банкротстве» 31 марта – оно выполняет поручение президента Владимира Путина сделать процедуру банкротства граждан простой и доступной в условиях пандемии коронавируса.

«Ведомости» ознакомились с документом, его подлинность подтвердили источник в правительстве и человек, знающий ход обсуждения поправок.

Что предлагает правительство

Для подачи заявления на внесудебное банкротство, указано в поправках, человек должен соответствовать следующим критериям:

• Общий размер его долга перед кредиторами должен быть от 50 000 до 700 000 руб.

• Не являться индивидуальным предпринимателем (ИП)

• В отношении его не должно быть возбуждено дело о банкротстве

• У гражданина нет имущества, кроме того, на которое не может быть обращено взыскание (например, единственное жилье), если соблюдается хотя бы одно из четырех условий: заемщик признан безработным, его официальный доход менее двойного размера прожиточного минимума на каждого члена семьи, его единственный доход – пенсия, в отношении него прекращено исполнительное производство

• Период времени, за который гражданин в полном размере может погасить все обязательства, составляет более шести месяцев.

Воспользоваться внесудебным банкротством можно раз в 10 лет, при этом с даты реструктуризации долгов, реализации имущества или прекращения производства по делу о банкротстве должно пройти не менее пяти лет.

Подавать публичное заявление можно будет через МФЦ или арбитражного управляющего, но сопровождение арбитражного управляющего во внесудебном банкротстве, как то предполагает процедура через суд, не предусмотрено. Подача заявления через МФЦ будет бесплатной. В заявлении должник должен будет указать количество кредиторов и размер долга перед ними. Процедура внесудебного банкротства длится максимум шесть месяцев и начинается с момента, когда сведения о нем внесены в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (Федресурс). В это время по кредитам не начисляются проценты, пени и штрафы, приостанавливается исполнение исполнительного производства, а должник не может брать кредиты.

В течение всего срока внесудебной процедуры любое лицо может обратиться в арбитражный суд и заявить об отсутствии условия для признания гражданина банкротом во внесудебном порядке. Если суд установит, что условий для внесудебного банкротства нет, оно прекращается. В случае, если во время внесудебной процедуры прекращают действовать необходимые для этого условия, например, человек самостоятельно погасит свой долг, он обязан включить эти сведения в реестр – тогда процедура прекратится.

Если же никто из кредиторов не оспорил в суде соблюдение условий внесудебного банкротства должника, гражданин автоматически признается банкротом. С этого момента он освобождается от обязательств перед всеми кредиторами, которых указал в заявлении. Если кредитор уже после этого выявил обстоятельства, которые не дают человеку права на внесудебное банкротство, то он в течение трех лет может обратиться в суд и, если суд установит его правоту, кредиторы смогут снова предъявить свои требования заемщику. Кроме того, кредитор наделяется правом в любой момент инициировать банкротство в общем порядке.

Чего боятся банки

Банкиры поправками недовольны – своими опасениями они поделились с правительством и законодателями в письме Ассоциации банков России (АБР). «Ведомости» ознакомились с содержанием письма, его подлинность подтвердил представитель ассоциации. Представители правительства и ЦБ на запросы не ответили. Председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков и зампред Совета Федерации Николай Журавлев, которым было направлено письмо, также не ответили на запросы.

Сбербанк согласен с позицией АБР. Главная проблема в том, что внесудебным банкротством решат воспользоваться не малоимущие граждане, для которых оно предназначено, а недобросовестные заемщики, изначально не желающие возвращать кредиты, говорит представитель госбанка. Чтобы уменьшить такую вероятность, логично дополнить критерии внесудебного банкротства еще одним, предлагает он: «Если мы имеем дело с должником по кредитному договору, то такой договор должен исполняться хотя бы год и на момент подачи заявления о внесудебном банкротстве по нему должно быть внесено не менее девяти платежей».

Сейчас поправки предполагают, что банкротить себя может заемщик, признанный безработным или если его единственный доход – пенсия. Часто у граждан есть дополнительный неофициальный источник дохода, например от сдачи жилья в аренду, говорит начальник правового управления АБР Сергей Клименко: теперь получается, что любой потерявший работу или пенсионер сможет подать заявление в МФЦ на банкротство – в этом может быть множество злоупотреблений, особенно если учесть, что банкротиться смогут люди с долгом от 50 000 до 700 000 руб. Клименко приводит пример: банк выдает человеку с зарплатой 40 000 руб. потребительский кредит на 650 000 руб. на несколько лет, заемщик вскоре увольняется и банкротится. Ему легче обанкротиться, чем выплачивать такой кредит – на эти деньги он сможет не работать долго.

Другая проблема – бесконтрольность процедуры банкротства и переложение обязанностей арбитражного управляющего на самих кредиторов, пишет АБР: теперь сами кредиторы могут привлекать арбитражных управляющих для проверки сведений из заявления должника.

ВТБ позицию ассоциации поддерживает, говорит его представитель: закон должен предусматривать проверку признаков несостоятельности должника прежде всего независимыми лицами либо государственными органами, в частности арбитражным управляющим. Закон не может предполагать введения процедуры банкротства только лишь за счет предоставления должником непроверенной декларации о своей несостоятельности. Сбербанк с этим не согласен: он не видит необходимости повышать роль арбитражного управляющего в процедуре внесудебного банкротства. Идея этой процедуры в том, чтобы минимизировать издержки для граждан, в том числе на арбитражных управляющих.

Минэкономразвития подготовило реформу процедуры банкротства

Слишком высок и размер долга, с которым гражданин может банкротиться без суда, считают банки. Потолок в 700 000 руб. превышает минимальный размер обязательств для инициирования судебной процедуры банкротства (500 000 руб.), а это недопустимо: задолженность в 500 000 руб. и более существенна, и освобождение от таких долгов должно рассматриваться арбитражным судом и с участием кредиторов. А вот нижний порог – 50 000 руб. – слишком мал и может использоваться недобросовестными должниками.

Чтобы избежать злоупотреблений, диапазон долгов для внесудебного банкротства должен быть 250 000–500 000 руб., предлагают банкиры.

Шестимесячный срок процедуры внесудебного банкротства, предложенный правительством, банки считают необоснованным: этого мало для изменения материального положения должника. Банки предлагают установить срок процедуры в 1 год. Плюс, отмечает АБР, поправками не установлены последствия после признания гражданина банкротом во внесудебном порядке в отличие от действующих в законе ограничений на получение кредитов, занятие должностей и проч.

С одной стороны, банки смогут списать часть безнадежной задолженности граждан-банкротов и улучшить структуру баланса, говорит представитель Сбербанка. С другой – банкам до этого удавалось взыскать пусть и незначительную часть задолженности с потенциальных банкротов в рамках исполнительного производства. В новых условиях этой возможности не будет и банки понесут определенные убытки, говорит представитель госбанка.

Дело даже не в росте мошеннических схем, такой шаг приведет к тому, что клиенты будут чаще пользоваться упрощенной процедурой вместо инструментов, предлагаемых банками – льготными периодами оплаты, реструктуризацией, каникулами и проч., говорит начальник отдела анализа банковского и финансового рынков ПСБ Илья Ильин. Перестройка бизнес-процессов повлияет на конечного потребителя: при возможности банкротства во внесудебном порядке при долге от 50 000 руб. банки кардинально поменяют подход к рискам даже при выдаче кредитов на незначительные суммы, говорит ведущий юрисконсульт отдела сопровождения банкротств «Абсолют банка» Дмитрий Зайцев.

Совкомбанк поддерживает социальную направленность законопроекта и необходимость упростить процедуру банкротства, говорит зампред правления Алексей Панферов, но необходимо сохранить баланс интересов должника и его кредиторов: конкретизировать порог задолженности гражданина, критерии вида и размера доходов, ответственность арбитражных управляющих и проч. Важно предоставить гражданину до процедуры банкротства возможность использовать другие, менее кардинальные механизмы, как реструктуризация или каникулы, говорит Панферов.

Стоит ли банкам бояться?

Порог долга в 50 000 руб. и бесплатная процедура банкротства позволяют людям, попавшим в сложную ситуацию, выйти из нее, говорит собеседник, близкий к правительству: это невозможно, если только сама процедура банкротства стоит от 25 000 до 150 000 руб. (услуги арбитражных управляющих, нотариусов). Сам факт необходимости платить за то, чтобы подтвердить отсутствие у тебя возможности погасить долг, – абсурд, считает собеседник «Ведомостей».

«В текущих реалиях механизм, предложенный в законе, вполне адекватен, поэтому я не разделяю опасений о значительном риске роста мошенничества из-за введения этой процедуры, – говорит руководитель практики комплексного оздоровления бизнеса KPMG в России и СНГ Артем Кириллов. – Возражения ассоциации о том, что исключение арбитражного управляющего является излишним, а также о продлении сроков процедуры, представляются не до конца обоснованными». С другой стороны, факт банкротства гражданина должен быть публичен и во избежание злоупотреблений иметь для него существенные последующие правовые ограничения. Поэтому предложения о направлении информации о процедуре в БКИ и доработке законопроекта в части определения ограничений для гражданина, прошедшего процедуру внесудебного банкротства, являются обоснованными, считает он.

Сам инструмент внесудебного банкротства в отношении долгов до 1 млн руб. нужен, чтобы разгрузить судебную систему и упростить жизнь должникам, но в том виде, в котором законопроект существует сейчас, он породит массу проблем вплоть до полной неработоспособности, считает партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская. Необходимо сделать обязательным условием внесудебного банкротства письменное извещение всех кредиторов должника о его намерении подать такое заявление – качественный мониторинг данных на Федресурсе делают даже не все профессиональные участники гражданского оборота. Для такого мониторинга необходимо знать ИНН должника, а это даже не обязательный реквизит кредитного договора.

На должника необходимо возложить обязанность предоставлять кредиторам данные о всем имуществе, подлежащем регистрации (недвижимость, транспортные средства), которое было в собственности заемщика в течение последних трех лет до даты подачи заявления о внесудебном банкротстве. Сокрытие таких данных должно влечь негативные последствия для должника в виде неосвобождения от долгов, говорит Тарнопольская, иначе кредиторы (а среди них могут быть не только банки) оказываются в совершенно неравноценном положении.

Оставьте комментарий