Договор присоединения ст гк рф

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

3. Правила, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Комментарий к Ст. 428 ГК РФ

Как и публичный договор, договор присоединения не относится к соглашениям, основанным на принципе свободы договора. Субъекту предлагается либо принять все уже существующие условия без изменения их, либо вообще не вступать в договор. Умаление прав присоединяющейся стороны возмещается дополнительными способами ее защиты (п. 2 ст. 428).

В таких договорах воле одной стороны принадлежит исключительное преобладание, проявляющееся в том, что она диктует свои условия уже не отдельному индивиду, а неопределенному количеству лиц. Но она же односторонне связывает себя на случай присоединения тех, кто примет условия договора и использует обязательства, коими предложивший связывает себя на случай присоединения тех, кто примет условия договора и использует обязательства, коими предложивший связал самого себя.

Сам по себе способ заключения договора путем предварительного формулирования его условий в определенной стандартной форме может оказаться весьма полезным, упрощая и облегчая процедуру оформления договора. Такие ситуации встречаются, например, в массовых договорах в сфере бытового обслуживания населения, в отношениях различных клиентов с банками, страховыми и транспортными организациями, традиционно использующими типовые бланки договорной документации (заявление об открытии банковского счета, страховые полисы, товарно-транспортные накладные и т.п.). От них следует отличать ситуации, когда предложение одной из сторон использовать заранее растиражированный образец текста договора отнюдь не исключает согласование и переформулирование изложенных в нем условий.

При рассмотрении дел, связанных с изменением или расторжением договора присоединения, судам следует иметь в виду, что по требованию присоединившейся стороны такой договор может быть изменен и расторгнут по основаниям, предусмотренным как ст. 428, так и ст. 450 Кодекса.

В том случае, когда договор присоединения заключен гражданином и в этот договор включено соглашение об исключении или ограничении ответственности должника — коммерческой организации за нарушение обязательства, такое соглашение в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 400 Кодекса, является ничтожным (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8).

Другой комментарий к Ст. 428 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В п. 1 комментируемой статьи приводится определение договора присоединения как договора, все условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах, причем эти условия могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к ним в целом.

Договор присоединения выделен в отдельную категорию договоров в связи с особым порядком его заключения: разработавшая условия договора сторона заявляет присоединяющейся к договору стороне: «Или принимайте все условия договора так, как они сформулированы мною, или договор вообще не будет заключен».

Если после такого заявления присоединяющаяся сторона заключает договор, это и будет договор присоединения.

После заключения договор присоединения ничем не отличается от иных договоров: такой договор может соответствовать закону или не соответствовать ему, он может быть оформлен правильно или неправильно и т.д. Иными словами, если забыть об особенности его заключения, договор присоединения невозможно отличить от других гражданских договоров.

К договорам присоединения относятся и те договоры, все условия которых специально сформулированы одной стороной для другой стороны (т.е. даже если эти условия не являются стандартными), если при этом разработавшая их сторона заявит: «Или принимай эти условия в целом, или договора не будет вообще». Разумеется, что в таком случае будет труднее доказать тот факт, что разработавшая условия договора сторона не принимала никакие поправки к проекту договора.

Конституционный Суд РФ отнес к категории договоров присоединения договоры срочного банковского вклада, заключаемые гражданами (п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П // ВКС РФ. 1999. N 3).

В п. 1 комментируемой статьи ничего не говорится о том, почему другая сторона «присоединилась» к такому договору: из-за того, что ее устраивали все условия договора, или из-за того, что она была вынуждена это сделать (монопольное положение договорного партнера, стечение тяжелых обстоятельств и т.п.). Статья 428 исходит из того, что стороны заключили договор присоединения по своему свободному волеизъявлению.

Однако, если договор присоединения противоречит какому-либо закону или иному правовому акту, он может быть признан недействительным, изменен или расторгнут по тем же основаниям и в том же порядке, что и другие договоры, в частности, на основе ст. ст. 10, 162, 165, 168 — 179, 450, 451 ГК.

2. Вместе с тем в п. 2 комментируемой статьи предусматриваются дополнительные основания расторжения или изменения договора присоединения.

Ставить вопрос о расторжении или изменении этого договора имеет право лишь сторона, присоединившаяся к договору.

Закон предусматривает три основания для расторжения или изменения договора:

1) договор лишает присоединившуюся сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого типа;

2) договор исключает или ограничивает ответственность стороны, продиктовавшей условия договора, за нарушение договорных обязательств;

3) договор содержит явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в их определении.

Норма п. 2 сформулирована не совсем ясно: должна ли присоединившаяся к договору сторона во всех случаях доказывать, что содержащиеся в договоре условия являются «явно обременительными» для нее, или в отношении первых двух оснований для расторжения или изменения договора присоединения этого не требуется?

Полагаем, что в первых двух случаях не требуется доказательств «явной обременительности» условий договора.

Пункт 2 ст. 428 предусматривает, как уже отмечалось, возможность оспаривания договора присоединения в связи с тем, что договор исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение договорных обязательств.

Наряду с этой нормой, норма, содержащаяся в п. 2 ст. 400 ГК, предусматривает, что соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения, в котором кредитором является гражданин-потребитель, по общему правилу ничтожно. Эти две нормы имеют разные сферы применения, которые совпадают лишь частично. Норма, содержащаяся в п. 2 ст. 428, применяется и в тех случаях, когда присоединившейся стороной является гражданин-предприниматель (или гражданин, не выступающий как потребитель) или юридическое лицо.

3. Пункт 3 устанавливает ограничение нормы о возможности оспаривания договора присоединения, предусмотренной в п. 2.

Это ограничение относится к тем случаям, когда присоединившейся стороной является лицо, заключившее данный договор в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности.

В этих случаях предусмотренные п. 2 основания оспаривания договора присоединения могут быть применены при том непременном условии, что присоединившаяся к договору сторона не знала и не должна была знать, на каких условиях она заключает договор. Такие ситуации могут встречаться на практике: стороны приступили к исполнению договора до момента его фактического подписания, телеграмма присоединяющейся стороны: «Согласны на договор на ваших условиях» и т.п.

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

3. Правила, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 428 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи дается определение договора присоединения как договора, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Наличие подобных договоров обусловлено стандартизацией и массовостью предлагаемых на рынке товаров и услуг, когда заключение индивидуальных договоров с их потребителями экономически нецелесообразно.

2. Поскольку в договорах присоединения одной стороной обычно является коммерческая организация, а другой — потребитель, т.е. сторона более слабая, закон в соответствии с п. 2 комментируемой статьи предоставляет присоединившейся стороне право расторжения или изменения заключенного ею договора, если он хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

В абзац 2 п. 2 комментируемой статьи было внесено дополнение, согласно которому в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

Однако в силу диспозитивности этой нормы иное может быть установлено законом или вытекать из существа обязательства.

3. Потребовать расторжения по правилам п. 2 комментируемой статьи можно также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (п. 3 ст. 428 ГК).

В частности, условия такого договора лишают сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключают или ограничивают ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержат другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

В данном случае речь идет о большом количестве оценочных понятий, каждое из которых нужно обосновывать.

В связи со сложностью этих понятий следующие разъяснения были даны в пунктах 9 — 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах».

9. «В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

В то же время, поскольку согласно пункту 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по статье 169 ГК РФ.

В частности, при рассмотрении спора о взыскании убытков, причиненных нарушением договора, суд может с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий не применить условие договора об ограничении ответственности должника-предпринимателя только случаями умышленного нарушения договора с его стороны или условие о том, что он не отвечает за неисполнение обязательства вследствие нарушений, допущенных его контрагентами по иным договорам. Также с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий в целом может быть признано несправедливым и не применено судом условие об обязанности слабой стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ от договора, уплатить за это денежную сумму, которая явно несоразмерна потерям другой стороны от досрочного прекращения договора.

10. При рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд должен оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. Так, в частности, суд определяет фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выясняет, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д.

Вместе с тем при оценке того, являются ли условия договора явно обременительными и нарушают ли существенным образом баланс интересов сторон, судам следует иметь в виду, что сторона вправе в обоснование своих возражений, в частности, представлять доказательства того, что данный договор, содержащий условия, создающие для нее существенные преимущества, был заключен на этих условиях в связи с наличием другого договора (договоров), где содержатся условия, создающие, наоборот, существенные преимущества для другой стороны (хотя бы это и не было прямо упомянуто ни в одном из этих договоров), поэтому нарушение баланса интересов сторон на самом деле отсутствует.

11. При разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора (статья 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия.

Пока не доказано иное, предполагается, что такой стороной было лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (например, банк по договору кредита, лизингодатель по договору лизинга, страховщик по договору страхования и т.п.)».

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

3. Правила, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Комментарий к Ст. 428 ГК РФ

1. Договор присоединения (или продиктованный договор) представляет собой некоторое отступление от правил о свободе договора. В силу тех или иных обстоятельств одна из сторон договора присоединения не может предложить свои условия, а лишь должна согласиться с предлагаемым ей формуляром или полностью отказаться от заключения договора. Сторона, предлагающая присоединиться к стандартной форме или формуляру, существенным образом экономит время, не вступая в обсуждение деталей сделки с каждым контрагентом. В то же время у контрагентов такого лица практически нет возможности добиться учета их интересов в договоре.

Конституционный Суд РФ рассматривает институт договора присоединения как один из способов ограничения «конституционной свободы договора» на основании федерального закона и относит к таким договорам присоединения, например, договор срочного банковского вклада с гражданами (п. 2 ст. 834 ГК), условия которого в соответствии с п. 1 ст. 428 ГК РФ определяются банком в стандартных формах. При этом Конституционный Суд отмечает, что граждане-вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и требует соблюдения принципа соразмерности. По мнению Конституционного Суда РФ, «возможность отказаться от заключения договора банковского вклада, внешне свидетельствующая о признании свободы договора, не может считаться достаточной для ее реального обеспечения гражданам, тем более когда не гарантировано должным образом право граждан на защиту от экономической деятельности банков, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, не предусмотрены механизмы рыночного контроля за кредитными организациями, включая предоставление потребителям информации об экономическом положении банка, и гражданин вынужден соглашаться на фактически диктуемые ему условия, в том числе на снижение банком в одностороннем порядке процентной ставки по вкладу» .

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко».

2. Специфика положения экономически слабой стороны в таких отношениях диктует необходимость применения особых способов защиты.

В качестве такого способа защиты комментируемая статья закрепляет требование о расторжении или изменении договора. Для удовлетворения данного требования необходимо наличие одного из следующих оснований:

1) договор присоединения лишает присоединившуюся сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида;

2) условия договора исключают или ограничивают ответственность другой стороны за нарушение обязательств;

3) договор содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Требование о расторжении или изменении договора присоединения следует отличать от требования о признании его недействительным, в том числе по причине несоответствия договора закону (ст. 168 ГК).

Перечисленные выше основания для удовлетворения иска о расторжении или изменении договора присоединения могут быть применены в случае, если договор не противоречит закону и иным правовым актам. Так, например, договор розничной купли-продажи, запрещающий покупателю производить обмен непродовольственного товара, противоречит ст. 502 ГК РФ, нормы которой носят императивный характер. В случае заключения такого договора покупатель вправе считать ничтожным условие об отказе от права на обмен.

Ничтожным является и соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя (ст. 400 ГК).

3. Вышеназванные способы защиты интересов присоединяющейся к договору стороны не подлежат применению в отношении стороны, присоединившейся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, если такая сторона знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор (п. 3 комментируемой статьи). Эта норма расценивается в Концепции развития гражданского законодательства РФ как несправедливая, позволяющая сильной стороне навязывать выгодные для нее условия, а потому требующая исключения из ГК РФ .

———————————
Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. Одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

4. Упоминание в комментируемой статье о присоединении к формулярам или стандартным формам не означает требования о письменной форме договора. Договор присоединения нередко заключается в устной форме, если такая возможность допускается ст. 159 ГК РФ. Так, например, договором присоединения можно считать те случаи розничной купли-продажи, когда покупатель, выбрав товар, не может предложить продавцу изменить цену, способ оплаты, доставку товара и иные условия, а лишь присоединяется к условиям договора, вытекающим из обстановки и информации, размещенной в месте торговли.

Страхователь, как правило, заключает договор путем присоединения к стандартным формам договора (страхового полиса), которые в силу п. 3 ст. 940 ГК РФ могут быть разработаны страховщиком или объединением страховщиков по отдельным видам страхования. Поскольку договор страхования требует письменной формы, в этом случае присоединение к формуляру происходит путем подписания страхователем предложенных ему страховщиком документов.

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

3. Правила, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

  • Статья 427. Примерные условия договора
  • Статья 429. Предварительный договор

Комментарий к ст. 428 ГК РФ

1. В правовой доктрине и правоприменительной практике давно подмечено, что существуют такие сферы хозяйствования, в которых заключается множество однотипных стандартных сделок. Поэтому в таких областях экономической жизни не избежать договоров с заранее разработанными условиями (см.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада // Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. С. 266).

В выработке условий таких договоров участвует одна сторона; другой же стороне остается лишь присоединиться к предлагаемым условиям. Таким образом, в законодательстве было сформулировано понятие договора присоединения, под которым подразумевается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или в иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Среди договоров присоединения выделяют так называемые продиктованные договоры. Под такими договорами подразумевают договоры, условия которых полностью или частично предусмотрены в законодательстве. Содержание продиктованных договоров, определенное законом, считается включенным в соответствующий договор независимо от того, ссылаются на это стороны или нет. Впрочем, в дополнение обязательных условий, определяемых законодателем, стороны вправе в части, не затронутой законом, самостоятельно определять условия таких договоров. Примером продиктованного договора может служить типовой договор социального найма жилого помещения, утв. Постановлением Правительства РФ от 21 мая 2005 г. N 315 (СЗ РФ. 2005. N 22. Ст. 2126).

3. В подавляющем большинстве случаев лицом, разрабатывающим условия договора присоединения, является предприниматель. В условиях, когда заключение сделок приобретает массовый характер, появление стандартизированных форм договоров неизбежно хотя бы по той причине, что это существенно экономит время и средства предпринимателя и его контрагентов. Противоположной предпринимателю стороной выступает, как правило, потребитель, который имеет возможность заключить договор лишь путем полного и безоговорочного присоединения к предлагаемым условиям. В отличие от обычного договора в договоре присоединения одна из сторон, таким образом, оказывается лишенной возможности влиять на формирование его условий. Ей остается только присоединиться к проекту того договора, который предлагается экономически более сильной стороной.

Эти обстоятельства и послужили причиной того, что законодатель при регулировании отношений, возникающих между участниками договора присоединения, установил дополнительные гарантии в пользу слабой стороны, вынужденной присоединяться к предлагаемому соглашению без возможности повлиять на его условия. Так, присоединившейся стороне предоставлено право потребовать расторжения либо изменения договора, если этот договор: 1) лишает эту сторону тех прав, которые обычно предоставляются по договорам такого вида; 2) исключает либо ограничивает ответственность другой стороны за нарушение предусмотренных договором обязательств; 3) содержит иные явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в формулировании условий договора.

4. Требование об изменении или расторжении договора присоединения может быть удовлетворено в судебном порядке вне зависимости от того, противоречит ли этот договор закону или иным правовым актам. Даже если договор формально соответствует действующему законодательству, то суд вправе расторгнуть или изменить его условия, установив указанные выше обстоятельства.

5. В п. 3 установлено исключение из правила, сформулированного в п. 2. Сторона, присоединившаяся к договору в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, не вправе требовать расторжения или изменения договора присоединения, если она знала или должна была знать о том, на каких условиях заключался договор.

Судебная практика по статье 428 ГК РФ

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 428, 810, 819 Гражданского кодекса Российской Федерации, и, исследовав и оценив представленные доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о явной обременительности для истца (заемщик) оспариваемых условий кредитных договоров и отсутствии у последнего реальной возможности выражения своей воли при их заключении.

Основываясь на исследованных судами доказательствах и нормах статей 421, 428, 929 и 943 Гражданского кодекса Российской Федерации, окружной суд установил, что утраченная товарная стоимость не подлежит возмещению согласно действующим между сторонами условиям договора добровольного имущественного страхования (полис от 27.07.2015 N 15340V1000311).

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 1, 421, 428, 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах», не усмотрели оснований для удовлетворения иска.

Оценив обстоятельства заключения договора и применив статьи 420, 421, 428, 845, 851, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды признали договор в качестве основания для списания спорной суммы и препятствия для определения ее как неосновательного обогащения.
Иная оценка обществом правомочий банка и последствий их осуществления не изменяет правового статуса спорной суммы и не составляет оснований для кассационного пересмотра судебных актов.

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 8, 11, 12, 15, 154, 309, 310, 421, 428, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.1995 N 1310, Правилами пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1999 N 167, Правилами осуществления контроля состава и свойств сточных вод, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 21.06.2013 N 525, и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о доказанности материалами дела превышения ответчиком норм допустимых концентрации загрязняющих веществ при сбросе сточных вод, оплаченной истцов и подлежащей возмещению последнему в силу условий договора, не признанных в спорном периоде недействующими.

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 8, 11, 12, 15, 154, 309, 310, 421, 428, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.1995 N 1310, Правилами пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1999 N 167, Правилами осуществления контроля состава и свойств сточных вод, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 21.06.2013 N 525, и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о доказанности материалами дела превышения ответчиком норм допустимых концентрации загрязняющих веществ при сбросе сточных вод, оплаченной истцов и подлежащей возмещению последнему в силу условий договора, не признанных в спорном периоде недействующими.

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 8, 11, 12, 15, 154, 309, 310, 421, 428, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.1995 N 1310, Правилами пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1999 N 167, Правилами осуществления контроля состава и свойств сточных вод, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 21.06.2013 N 525, и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о доказанности материалами дела превышения ответчиком норм допустимых концентрации загрязняющих веществ при сбросе сточных вод, оплаченной истцов и подлежащей возмещению последнему в силу условий договора, не признанных в спорном периоде недействующими.

Заложенное в доводах кассационной жалобы иное толкование действующего законодательства само по себе не является основанием для пересмотра обжалуемых судебных актов, в то время как доводов, свидетельствующих о крайней невыгодности и обременительности для истца спорного условия в редакции ответчика (статьи 179, 428 Гражданского кодекса Российской Федерации) заявителем кассационной жалобы при рассмотрении спора в судах нижестоящих инстанций не заявлялось.

Руководствуясь статьями 428, 845, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о соответствии действий ответчика требованиям законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, поскольку по счету клиента проводились операции, имеющие необычный характер в отсутствие трудовых договоров истца с лицами, заработная плата которых соответствовала бы размерам перечисленных им средств, доказательств произведения обязательных отчислений в фонды.

Руководствуясь статьями 428, 845, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о доказанности факта непредоставления истцом документов, запрошенных ответчиком в соответствии с требованиями законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды руководствовались статьями 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса, статьями 422, 428, 819, 934, 954 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), статьями 2, 3 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 03.02.1996 «О банках и банковской деятельности», учитывали правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 06.07.2001 N 131-О, принимали во внимание пункт 6 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров», и исходили из следующего.

Оставьте комментарий