Иск о выселении нет ордера

Подколзина Вера

Частым случаем выселения из служебной квартиры, предоставленной администрацией муниципального образования, является прекращение трудового договора или контракта, на основании которых предоставлялось жилье. Иск о выселении становится неприятным сюрпризом, в частности, для ушедших в отставку сотрудников полиции и членов их семей, которые вдруг узнают, что из муниципальной служебной квартиры их хотят выселить без предоставления другого жилья.

В соответствии с п. 27 Типового положения о находящемся в государственной собственности служебном жилищном фонде, переданном в оперативное управление органам внутренних дел, органам федеральной службы безопасности, органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенным органам Российской Федерации и внутренним войскам Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 17 декабря 2002 г. № 897 (в ред. от 1 октября 2004 г. с изменениями от 16 марта 2013 г., далее – Типовое положение), сотрудник, прекративший службу, подлежит выселению из служебного жилья со всеми проживающими с ним лицами без предоставления другого жилого помещения в сроки, установленные в договоре найма. Кроме того, в п. 28 Типового положения установлено, что без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в п. 27, не могут быть выселены в том числе сотрудники, имеющие выслугу в правоохранительных органах не менее 10 лет.

Нередко органы МВД на местах, желая облегчить себе жизнь, просят администрацию муниципального образования предоставить жилье их сотруднику. В связи с этим важно отметить, что на квартиру, предоставленную горадминистрацией, нормы Типового положения не распространяются.

К примеру, два оперуполномоченных, всю жизнь прослуживших в одном отделе, получили служебные квартиры. Первый – от МВД, второй – от муниципалитета города, где располагается ОВД. В итоге первый, прослужив 10 лет, сохранит за собой служебную квартиру, а второй после выхода на пенсию должен вернуть квартиру администрации города и выселиться «в никуда».

Понимая, что доводы о честной многолетней службе и отсутствии у семьи выселяемого другого жилья суд не примет во внимание, мы, адвокаты, вынуждены искать пороки в механизме предоставления служебной квартиры администрацией города. Расскажу об одном из них, выявленном в ходе изучения материалов дела, на основании чего было установлено, что квартира не являлась служебной.

Судебные прецеденты по таким делам редки, но в литературе описаны. В некоторых случаях квартиры служебного найма суды признают квартирами социального найма (см., например, решение Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 28 августа 2014 г.; определение Приморского краевого суда от 19 января 2012 г. по делу № 33-143).

Памятуя о том, что лучшая защита – это нападение, защищая права получивших иск о выселении из служебной квартиры доверителей – капитана полиции В. и членов его семьи, а также майора полиции К. и членов его семьи, я обратилась в суд со встречным исковым заявлением к горадминистрации о признании права пользования жилым помещением на условиях социального найма, а также об обязании ответчика заключить с каждым из указанных лиц договор социального найма.

Отмечу, что нередко администрации муниципальных образований, упрощая себе жизнь, не регистрируют в регистрирующих органах принадлежащие им жилые помещения как квартиры служебного найма. В результате получается, что на квартиру имеется полный пакет документов – и решение администрации о наделении квартиры статусом «служебная», и доказательства предоставления семье квартиры именно как служебной. Не хватает «мелочи» – квартира как служебная госрегистрацию не прошла. А это означает, что она таковой не была (часто предполагается, что никто и никогда не потребует в рамках гражданского дела о выселении регистрационные документы на квартиру; в итоге людей продолжают выселять).

Итак, на момент предоставления спорных квартир на условиях типового договора найма служебного жилого помещения у них в силу отсутствия соответствующей госрегистрации не появился статус служебного жилья. При таких обстоятельствах распоряжение главы муниципального образования о включении квартиры в специализированный жилищный фонд с отнесением ее к служебным жилым помещениям и предоставление как служебной были незаконными, договор найма служебного жилого помещения был заключен необоснованно, без соблюдения требований законодательства. Предоставление жилого помещения могло осуществляться администрацией только с целью улучшения жилищных условий доверителя – т.е. по договору социального найма. Следовательно, с момента заключения с моими доверителями типового договора найма служебного жилого помещения они фактически пользовались квартирами на условиях социального найма.

Хотя в материалы дела горадминистрацией были представлены доказательства, отвечающие требованиям ст. 60 ГПК РФ (о наличии статуса служебного жилого помещения), спорное жилье, на мой взгляд, не могло использоваться по договору найма специализированного жилья.

Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 г. № 219 «Об утверждении Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусмотрено, что ЕГРП состоит из разделов, содержащих записи о каждом объекте недвижимого имущества, а каждый раздел, в свою очередь, содержит описание объекта, записи о праве собственности и иных вещных правах на него, а также имя (наименование) правообладателя, записи об ограничениях (обременениях) этих прав и наличии сделок с этим объектом.

В связи с тем, что Приказ Минэкономразвития России от 22 марта 2013 г. № 147 «Об утверждении форм документов, в виде которых предоставляются сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не содержит указаний о наличии в выписке из ЕГРП сведений о статусе жилья, при рассмотрении гражданского дела целесообразно, на мой взгляд, направлять в соответствующее Управление Федеральной службы госрегистрации, кадастра и картографии судебный запрос о том, имеет ли квартира статус служебного жилого помещения.

Единственным доказательством существования зарегистрированного права является госрегистрация (ч. 5 ст. 1 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости», далее – Закон о госрегистрации недвижимости). Постановлением Правительства РФ от 26 января 2006 г. № 42 утверждены Правила отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду и типовых договоров найма специализированных жилых помещений (далее – Правила). Согласно п. 14 Правил «Орган управления в срок, предусмотренный в пункте 13 настоящих Правил, принимает решение об отнесении жилого помещения к определенному виду жилого помещения специализированного жилищного фонда либо об отказе в таком отнесении. Информация о принятом органом управления решении направляется заявителю в течение 3 рабочих дней с даты принятия такого решения».

Таким образом, именно орган управления муниципальным жилищным фондом вправе направить соответствующее заявление в регистрирующей орган в течение трех рабочих дней с даты принятия решения об отнесении жилья к определенному виду специализированного жилищного фонда. В соответствии с п. 15 Правил использование жилого помещения в качестве специализированного допускается только после его отнесения к определенному виду помещений специализированного жилищного фонда. Без госрегистрации жилья как служебного администрация муниципального образования не вправе использовать его в качестве такового. Отнесение жилых помещений к специализированному жилищному фонду только на основании постановления администрации района без регистрации в регистрирующем органе является нарушением требований ЖК РФ и Правил.

С учетом того, что спорные квартиры не были зарегистрированы в органе госрегистрации прав на недвижимость как служебные жилые помещения, статус входящих в специализированный жилищный фонд они в установленном порядке не приобрели.

Напомню, что согласно ч. 2 ст. 19 Закона о госрегистрации недвижимости, если право, ограничение права или обременение объекта недвижимости возникают на основании акта органа госвласти или местного самоуправления либо сделки с ним, в том числе совершенной на основании названного акта, указанный орган в срок не позднее 5 рабочих дней с даты принятия акта (или совершения сделки) обязан направить в регистрирующий орган заявление и прилагаемые к нему документы в отношении соответствующего объекта недвижимости в порядке, установленном ст. 18 Закона. Регистрации также подлежат возникающие, в том числе на основании договора либо акта госоргана, ограничения прав и обременения недвижимого имущества – в частности, сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда, наем жилого помещения (ст. 7 Закона о госрегистрации недвижимости).

Как указывалось в решении Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре от 28 августа 2014 г., «учитывая, что жилое помещение в виде указанной спорной квартиры не было передано в оперативное управление УВД, в связи с чем не составляло его служебный жилищный фонд, предоставление истцу администрацией спорного жилого помещения не соответствовало условиям предоставления служебного жилья».

Оценив установленные обстоятельства и представленные по делу доказательства, констатировав нарушение определенного Правилами порядка отнесения помещения к специализированному жилищному фонду, суд в описываемом случае пришел к выводу, что предоставление жилого помещения истцу могло осуществляться администрацией только с целью улучшения его жилищных условий – т.е. по договору социального найма.

Доводы представителя ответчика о том, что обеспечение жилыми помещениями лиц, в том числе сотрудников органов внутренних дел, признанных нуждающимися в улучшении жилищных условий, является обязанностью территориального органа исполнительной власти – УМВД, суд признал несостоятельными, поскольку из смысла жилищного законодательства следует, что указанные лица должны быть обеспечены жильем по месту службы.

Таким образом, в жилищном законодательстве существует серьезный пробел. Чтобы его восполнить и уравнять правовое положение сотрудников полиции, получивших квартиры из ведомственного жилого фонда (фонда МВД) и от горадминистрации по просьбе МВД, следует, на мой взгляд, внести в законодательство уточнения, разъясняющие, что из служебных жилых помещений, предоставленных сотрудникам полиции по просьбе МВД горадминистрацией, лица с выслугой 10 и более лет не подлежат выселению. Кроме того, считаю необходимым последовательно формировать судебную практику по спорам, связанным с отсутствием госрегистрации служебной квартиры именно как таковой с применением по этому основанию негативных для горадминистрации последствий в виде признания помещения переданным по договору социального найма.

Если в частной квартире оказались прописанными посторонние для хозяина граждане, то их спокойно можно выселить. Так или примерно так думают собственники жилья, уверяя, что закон позволяет им во всех случаях освободить личные квадратные метры от тех, кто не является родственником квартировладельцу. Сегодня подобных исков — о выселении посторонних для хозяина жилья — в наших судах — великое множество. Действительно, часть подобных процессов по освобождению личных квартир от чужаков собственники жилья выигрывают. Но далеко не все.

Недавно Верховный суд, пересмотрев одно из таких дел, заявил, что есть ситуации, когда собственник жилья не может требовать выселения посторонних. Этот вердикт Верховного суда очень важен для немалого числа граждан — всегда надо знать, в каких случаях закон выступает не на стороне собственника квадратных метров.

Все началось с того, что некая гражданка, жительница Казани, обратилась в суд с требованием выписать из ее квартиры без предоставления другого жилья нескольких человек. Хозяйкой жилья женщина стала после смерти своего отца. При его жизни в этой трехкомнатной квартире проживал сам глава семейства, его дочь и сын с семьей — женой и двумя детьми.

Наследниками в итоге оказались двое взрослых детей пожилого человека — наша истица и ее родной брат. Каждому из них досталось по половине квартиры. Но брат к моменту появления наследства уже развелся с женой и уехал, а свою часть унаследованной квартиры подарил сестре. "Подарок" оказался с обременением — в "трешке" жили и оставались прописанными бывшая жена брата и ее двое детей. Став новой хозяйкой квартиры, женщина решила, что закон на ее стороне и она вправе выселить бывшую жену брата как чужого человека. В разряд чужаков она записала и своих родных племянников, пояснив в судебном иске, что квартиранты не являются членами ее семьи. Бывшая жена брата с детьми написали встречный иск — оставьте нас в той квартире, где мы законно жили долгие годы.

Поначалу у истицы все вроде бы получилось. Суд Приволжского района Казани встал на ее сторону и решил, что чужаки должны уйти. Но суд "гуманно" разрешил им пробыть в квартире еще год, а потом отправляться на все четыре стороны. Верховный суд Республики Татарстан с таким вердиктом согласился.

Став хозяйкой квартиры, женщина решила, что вправе выселить бывшую жену брата как чужого человека
Бывшей жене и ее детям пришлось обращаться в Верховный суд страны. Там проверили правильность вынесенного решения и заявили — местные суды нарушили нормы закона и неверно разрешили спор.

В самом начале девяностых годов исполком выдал ордер семье, о которой идет речь. Квартира выделялась на семью из пяти человек. Уточним — на семью, куда входила и женщина, тогда еще законная жена, с двумя, тогда еще несовершеннолетними детьми. Квартира была кооперативная. Все было выплачено в срок . Об этом есть документ, на основании которого было зарегистрировано право собственности главы семейства на квадратные метры. Первые суды, выселяя бывшую семью брата, сослались на 31-ю статью Жилищного кодекса. Там говорится, что эти люди — не члены семьи хозяйки. А значит — чужие ей граждане. На все это Верховный суд возразил — ордер выдавался на пятерых человек как на одну семью. И этот ордер, в установленный законом срок (а это три года), никто не признавал незаконным. А из этого следует неприятный для новой хозяйки вывод — каждый из членов некогда большой семьи был в свое время законно принят в члены жилищного кооператива и будучи перечисленным в ордере приобрел самостоятельное право жить в этой квартире.

В 31-й статье Жилищного кодекса, на которую все время ссылались местные суды, перечислены, кто может быть выписан из частного жилья после того, как эти люди перестали считаться членами семьи хозяина. Но в нашем случае женщина и ее дети не вселялись в спорную квартиру как члены семьи нынешней хозяйки. А приобрели самостоятельно право жить в квартире задолго до появления нового собственника. Поэтому к этим людям нельзя применить 31-ю статью Жилищного кодекса, сказал Верховный суд.

Часть 1 статьи 31 Жилищного кодекса предусматривает, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником, в принадлежащем ему жилом помещении, его супруга, а также дети и родители данного собственника.

Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

13 февраля 2013 01:40
Олежа

Источник www.litsa.com.ua

Важную проблему многих жильцов решил Верховный суд Российской Федерации. Он защитил права тех, кто в советские времена получил жильё, но требуемых сегодня документов на квадратные метры не имеет.

В суд Краснодарского края обратился мужчина, который со своей семьей живёт в общежитии с 1984 года. Он с семьёй заселился в общежитие как работник Черноморского экспериментального устричного хозяйства. Позже хозяйство переименовали в Научно-экспериментальный морской биотехнологический центр. Проблемы у семьи начались в 2005 году. Центр заключил с мужчиной договор найма жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда. Через два месяца центр по распоряжению Росимущества был приватизирован и реорганизован в общество с ограниченной ответственностью. Здание общежития в состав приватизируемого имущества организации не вошло.
Спустя два года истец обратился в Научно-экспериментальный морской биотехнологический центр с просьбой разрешить ему приватизировать квартиру. Ему в просьбе было отказано в связи с тем, что общежитие считается федеральной собственностью и относится к специализированному жилому фонду, поэтому квартира в нём приватизации не подлежит.

В то же время управление Росимущества проводит торги в форме конкурса на право заключения договора аренды здания общежития. Конкурс выигрывает медицинский центр. Росимущество как арендодатель заключает договор с медцентром как арендатором здания общежития. В договоре аренды и в акте технического состояния общежитие получает статус нежилого помещения, при этом никакого законного перевода жилого здания в нежилое не было.

Жильцы общежития обратились в суд с иском к Росимуществу. Они просили признать недействительными торги, последующий за ними договор аренды. Мужчина доказывал, что вселение в общежитие было законно и его право на проживание никем не оспорено. Истец также заявил, что на момент проведения торгов за территориальным управлением Росимущества право собственности на общежитие не было зарегистрировано, такое право возникло у Росимущества спустя год.
Управление Росимущества иск не признало и подало встречный иск. В нём утверждалось, что торги были законными. А поскольку здание общежития является нежилым, то гражданин с семьей занял жилое помещение самовольно, так как ордер у этой семьи на жилое помещение отсутствует.

Верховный суд Российской Федерации, куда с жалобой обратился мужчина и члены его семьи, изучив материалы дела, принял решение -жалобу мужчины удовлетворить.
Верховный суд Российской Федерации установил, что согласно Жилищному кодексу Российской Федерации к жилым помещениям относится и специализированный жилищный фонд — общежития. В соответствии со статьей 109 Кодекса (редакция которая действовала на момент вселения семьи) граждане на период работы или учёбы могли вселяться в общежития. Порядок предоставления жилья в общежитии определялся постановлением № 328 Совета Министров РСФСР. В пункте 10 постановления сказано, что жилое помещение в общежитии выдается по решению администрации, профсоюза, комитета комсомола, учреждения, организации, учебного заведения. На основании принятого решения выдаётся ордер установленной формы. Выданный ордер при вселении в общежитие в обязательном порядке сдается администрации общежития. Верховный суд Российской Федерации сделал акцент на то, что мужчина после того, как было принято решение администрацией хозяйства о его вселении в общежитие, сдал ордер в администрацию общежития.

Еще Верховный суд Российской Федерации указал, что «отсутствие у гражданина ордера на занятие жилой площади при фактическом вселении в квартиру, проживание в ней, исполнение обязанностей нанимателя, само по себе не служит препятствием к возникновению у такого лица права пользования жилым помещением».

Кроме этого Верховный суд посчитал неправильным и вывод суда о том, что договор найма жилья между центром и мужчиной является ничтожным. Пленум Верховного суда N14 от 2009 года разъяснил, что «после 1 марта 2005 года основанием заключения договора найма конкретного специализированного жилого помещения, дающего право на вселение, является решение собственника или действующего от его имени уполномоченного лица (администрации предприятия или учреждения)». Таким образом Научно-экспериментальный морской биотехнологический центр имел полное право заключать договоры с жильцами, так как общежитие было у предприятия на правах хозяйственного ведения.
Верховный суд напомнил, что согласно Жилищному кодексу Российской Федерации перевод жилого помещения в нежилое и обратно — прерогатива местных властей. Такие решения принимаются по результатам рассмотрения соответствующего заявления и документов, перечисленных в статье 23 Жилищного кодекса Российской Федерации. По этому делу, подчеркнул Верховный суд, никакого подобного решения властями не принималось.

Нет ордера - выселение? Дело об иске Администрации Хабаровска к горожанину

Вадим рассказал в офисе «Единого центра защиты», что Администрация обратился в суд с иском о выселении из жилого помещения к самому мужчине и его близким родственникам (матери и брату).

В исковом заявлении указывалось, что квартира, в которой проживают Вадим со своими близкими, является муниципальной собственностью, а вселение ответчиков в указанное помещение было незаконным — без правоустанавливающих документов.

Клиент рассказал юристу, что он, его мать и брат вселились в квартиру 05.07.1988 как члены семьи нанимателя жилого помещения (жена и сыновья соответственно), а само помещение было предоставлено его отцу в 1973 году, который и был зарегистрирован в спорном жилом помещении 07.05.1973 г. и являлся нанимателем жилого помещения, что подтверждается поквартирной карточкой (Форма 10).

Спорное жилое помещение было передано в муниципальную собственность на основании Решения Хабаровского краевого совета народных депутатов от 10.10.1991, 6-я сессия, 21-ый созыв.

В ходе консультации юристом первичного приема Вадиму было разъяснено, что он вправе претендовать на признание права пользования жилым помещением, как и его члены семьи, проживающие по указанному адресу.

Юристом было подготовлено встречное исковое заявление с требованием о признании нанимателем клиента ЕЦЗ, его матери и брата и признании права пользования жилым помещением.

В ходе рассмотрения дела в суде юристом было доказано, что само по себе отсутствие ордера (договора, решения жилищной комиссии и т.п.) на занятие жилой площади при фактическом вселении в предоставленное жилое помещение, проживании в нем и исполнении обязанностей нанимателя не может служить препятствием к возникновению права пользования данным жилым помещением, а возможное нарушение должностными лицами установленного порядка оформления документов при предоставлении жилого помещения не может являться основанием для умаления прав гражданина, добросовестно выполнявшего обязанности нанимателя квартиры.

Суд не нашел оснований для удовлетворения исковых требований Администрации г. Хабаровска, вместе с тем встречные исковые требования были удовлетворены в полном объеме.

Суд при принятии решения руководствовался ч. 1 ст. 69, ч. 2 ст. 82 Жилищного кодекса РФ, ст. 686 Гражданского кодекса РФ.

Дело №2-318/2021 было рассмотрено в Центральном районном суде г. Хабаровска.

Не можете защитить свои права? Запишитесь на бесплатную консультацию юриста в офис «Единого центра защиты» в вашем городе.

Дело было рассмотрено в Центральном районном суде г. Хабаровска (№2-318/2021).

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Омске 20 января 2009 года дело по иску Б к С, Департаменту Администрации г. Омска о признании права пользования жилым помещением, понуждении к заключению договора социального найма, о выселении, вселении, встречному иску С к Б о признании не приобретшим право пользования жилым помещением,

Б обратился в Кировский районный суд г. Омска с иском к С, Департаменту Администрации г. Омска о признании права пользования жилым помещением, понуждении к заключению договора социального найма, о выселении, вселении (л.д.6- 7).

В дальнейшем истец дополнил исковые требования, предъявив иск о выселении из комнаты 16,6 кв.м. в квартире № — дома — по ул. Мельничная в г. Омске несовершеннолетнего сына С — П (л.д.88- 89).

В обосновании своих требований Б указал, что в 19— году вселился в комнату № — по ул. Мельничная, д.- . —.—.20— года получил ордер на переселение № — на комнату 16,6 кв.м. квартиры — по ул. Мельничная, д. — , кв., в которой —.—.20— года прописался. Однако вселится в указанную комнату не смог, поскольку комната еще была занята прежним жильцом. Обратился за помощью о вселении в ДГУП ЖКХ- 3 ГП ЖКХ «Обл-з», где и получил ордер на вселение, однако в спорную комнату вселиться не смог, поскольку ее заняла С., которая категорически отказалась ее освобождать. Истцом делались неоднократные попытки вселения в спорную комнату, перевез в комнату свои вещи, но пользоваться комнатой так и смог по причине того, что ответчик всячески препятствует его вселению. Кроме того, он неоднократно обращался в ДГУП ЖКХ- 3 ГП ЖКХ «Обл-з» с заявлением о помощи вселения. Другого жилья не имеет, в настоящее время снимает комнату, которую оплачивает. На сегодняшний день статус общежития с жилого помещения, выделенного ему для проживания, снят. Просит признать за ним право пользования комнатой, площадью 16,6 кв.м. в квартире — по ул. Мельничная, д. — в г. Омске, обязать Департамент Администрации г. Омска заключить с истцом договор социального найма и вселить его в спорную комнату, выселить С. и ее несовершеннолетнего сына из спорного жилого помещения.

С обратилась в суд со встречным иском к Б о признании его не приобретшим право пользования комнатой 16,6 кв.м. в квартире № — дома — по ул. Мельничная в г. Омске. В обосновании требований указав, что Б в спорную комнату никогда не вселялся, вещи не завозил (л.д.75).

В судебном заседании Б исковые требования поддержал в полном объеме, суду пояснил, что в 19— года вселился в комнату № — общежития, расположенного по адресу: г. Омск, ул. Мельничная, — . Поскольку в 20— года этаж на котором он жил, в том числе и комнату, в которой он проживал, отдали семейным, он получил ордер на переселение в комнату № — данного общежития. Однако сразу вселиться не смог, поскольку там еще жил прежний жилец К., который попросил его подождать 2- 3 недели. Когда он вновь пришел, чтобы вселиться в указанную комнату, в ней уже жили другие люди, которые поменяли замки и не пускали его в комнату, предоставленную ему на основании ордера. Он неоднократно обращался в ЖКХ с просьбой о вселении его в спорную комнату, но так и не был туда вселен. Ранее в суд не обращался из- за работы, имеющей разъездной характер. Просит признать права пользования жилым помещением, заключить с ним договор социального найма, вселить его в комнату, площадью 16,6 кв.м., расположенной в квартире № — по ул. Мельничная, — и выселить из занимаемой комнаты С. с ее несовершеннолетним сыном.

Встречн ые исковые требования, заявленные С. , не признал, пояснив, что вселиться в квартиру не смог по причине того, что ему в этом препятствовали. Кроме того, С никакого отношения к спорной комнате не имеет, т.к. спорная комната была выделена непосредственно именно ему.

Представитель истца, по ордеру К., заявленные исковые требования поддержала по основаниям, изложенным ее доверителем. В дополнении суду пояснила, что ордер на спорную комнату был выдан именно К., С женой ему не являлась. С 19— года в спорной комнате не проживала. Перепланировка была произведена незаконно. Ее доверитель не смог вселится в комнату № — по независящим от него причинам, однако в комнату ввез свои вещи. Другого жилья не имеет. При данных обстоятельствах считает, что требования его доверителя подлежат удовлетворению в полном объеме, а в заявленных требованиях С. просит отказать. Кроме того, считает, что требованиям истца не может быть применен срок исковой давности, поскольку ордер не имеет срока давности.

Ответчик С исковые требования истца не признала, суду пояснил, что с 19— года на комнаты -, — К. у был выдан единый ордер, в который она была вписана, как жена. Впоследствии администрация ДГУП ЖКХ- 3 «Обл-з» разделила лицевые счета на комнаты -и -, однако решением суда действия администрации были признаны незаконными, и лицевые счета были восстановлены. В 19— года, после того, как у них с К. сложились неприязненные отношения, она вынуждена была выехать из занимаемой площади к своей матери. В 19— года она по решению суда была вселена в квартиру № — (ныне — ) по ул. Мельничная, — , и с этого времени стала там проживать. В конце ноября 19— года К. выехал из квартиры, и она стала проживать в ней одна. В квартире проживает постоянно, в настоящее время проживает в квартире с несовершеннолетним сыном, 20— года рождения. Просит в иске истцу отказать, применить к его требованиям срок исковой давности. Требования о признании Б , не приобретшим право на жилое помещение поддерживает, поскольку Б к ней никогда не приходил, чтобы вселиться в комнату, вещей не приносил и его вещей в квартире нет.

Ответчик: Департамент Администрации г. Омска, извещен надлежаще, в судебное заседание не явился, представил заявление о рассмотрении дела без их участия (л.д.101- 102,107).

3/лицо: ОАО «Лев-е», в судебное заседания не явилось, представило заявления, в котором просило рассмотреть дела в их отсутствии (л.д.82,106).

3/лиц: Департамент Администрации г. Омска, привлеченное определение суда от —.—.20— года (л.д.92), извещен надлежаще, своего представителя в суд не направил (л.д.105).

Прокурор о месте и времени слушания дела извещен, не явился, о причинах неявки суду не сообщил (л.д.104).

Выслушав лиц, участвующих в деле, допросив свидетелей, исследовав материалы настоящего гражданского дела, гражданские дела № 2- 7907/2001 года, № 2- 3759/2002 года, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Согласно ч. 1 ст. 40 Конституции РФ каждый гражданин имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

Из положений ст. 3 ЖК РФ следует, что никто не может быть ограничен в праве пользования жилищем иначе как на основании и в порядке, которые предусмотрены законом.

Поскольку спорные правоотношения развивались, в том числе, и в период действия ЖК РСФСР, суд при вынесении решения руководствуется также нормами жилищного кодекса РСФСР.

По правилам ст. 50 ЖК РСФСР (ст. 61 ЖК РФ) пользование жилыми помещениями в домах государственного и общественного жилищного фонда осуществляется в соответствии с договором найма жилого помещения и правилами пользования жилыми помещениями.

В силу ст. 53 ЖК РСФСР к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним обще хозяйство. Члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения.

Как следует из материалов дела, квартира — дома —, корпуса -, секции № — по ул. Мельничная в г. Омске состоит из двух комнат, общей площадью 34,0 кв.м., жилой 16,9 кв.м. Помещение изолированное, поскольку имеется выход в помещения общего пользования, что подтверждается копией технического паспорта жилого помещения (л.д.30).

В настоящее время квартира находится в муниципальной собственности (л.д.40).

Как установлено в судебном заседании комната 16,6 кв.м. в квартире № — по ул. Мельничная, д. — Б была предоставлена на основании ордера № — от —.—20— года, выданном на основании переселения (л.д.11).

Вместе с тем, как следует из материалов дела, комнаты — и — в доме № — по ул. Мельничная в г. Омске (ныне — , секция — л.д.36, гражданское дело № 2- 3759/200 года на л.д.24), предоставлены К., на основании ордера № — от —.—.19— года, который был выдан одновременно на обе комнаты, общей площадью 27,7 кв.м. В состав семьи К. включена жена – С (л.д.38).

Факт регистрации С. по вышеуказанному адресу с —.—.19— года, подтверждается также представленной в материалы дела копией карточки регистрации (л.д.29).

То, что К. у и С. была предоставлена квартира — , как совокупность двух комнат, а также факт пользования всем жилым помещением, состоящим из 2- х комнат, установлено вступившим в законную силу решением суда от 27.05.2002 года (гражданское дело № 2- 3759/02 года на л.д.48- 50).

Кроме того, согласно решению Кировского районного суда г. Омска от 13.10.1998 года (л.д.70) по иску К. к С о признании утратившей право пользования жилым помещением, С вселена в квартира № — по адресу: г. Омск, ул. Мельничная, д. — .

В соответствии с определением от 15.09.2001 года утверждено мировое соглашение между С и К. , согласно которому К. обязался сняться с регистрационного учета вместе с его сыном до —.—.20— года (гражданское дело № 2- 7907/01 года на л.д.10- 11).

Факт существования всегда только квартиры № — , состоящей из 2- х комнат также подтвердила в ходе судебного заседания свидетель К-о., проживающая в квартире № — с 19—года.

Таким образом, С в установленном порядке приобрела право пользования спорным жилым помещением, не утратила данное право и не может быть выселена из спорной квартиры.

Суд не может согласиться с доводами истца Б , его представителя о том, что он подлежит вселению в комнату, площадью 16.6 кв.м. квартиры — по ул. Мельничная, д. — , т.к. на данную комнату ему выдан ордер, который является основанием для его вселения, поскольку ордер, был выдан ДГУП ЖКХ- 3 Б на жилое помещение, в котором проживало другое лицо, вселенное в установленном законом порядке, и не лишенное такого права, т.е. с нарушением требований законодательства.

Поскольку С. не был заявлен требования о признании недействительным ордера, выданным на имя Б на спорное жилое помещение, данный вопрос не был предметом рассмотрения в данном судебном заседании.

Ссылка Б на отсутствие у него жилья правового значения для разрешения спора не имеет.

Показания свидетелей Н-ой, А-ой, Б-ой, Ра-ой не имеют существенного значения при рассмотрения настоящего гражданского дела, поскольку ордер на комнату, площадью 16, 6 кв.м. в квартире № — по ул Мельничная, — был выдан Б с нарушением жилищных прав С

При таких обстоятельствах, суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований Б о признании права пользования жилым помещением, понуждении к заключению договора социального найма, о выселении, вселении. Встречные исковые требования, заявленные С. о признании Б не приобретшим право пользования жилым помещением, подлежат удовлетворению.

По правилам ст. 98 ГПК РФ, с Б подлежат взысканию расходы по госпошлине в сумме — рублей — копеек, уплаченные С при предъявлении встречного требования.

Руководствуясь ст. ст. 194- 199 ГПК РФ, суд

В иске Б к С , Департаменту Администрации г. Омска о признании права пользования жилым помещением, понуждении к заключению договора социального найма, о выселении, вселении, отказать.

Исковые требования С. удовлетворить.

Признать Б не приобретшим право пользования комнатой, площадью 16,6 кв.м. в квартире № — в доме № — корпус -, секция 4 по ул. Мельничная в г. Омске.

Взыскать с Б в пользу С. расходы по уплате госпошлины в размере — рублей.

Оставьте комментарий