Какие документы должен предъявить адвокат в суде

Адвокатов могут освободить от обязанности предъявлять документ об образовании для участия в административном процессеРазработаны поправки в КАС РФ. Соответствующий законопроект 1 внесен в Госдуму членами Совета Федерации Андреем Клишасом и Вадимом Тюльпановым.

Предлагается разрешить адвокатам не предоставлять для участия в административном судопроизводстве документ о высшем юридическом образовании. Указывается, что адвокат должен представить суду, осуществляющему административное судопроизводство, документы, удостоверяющие статус адвоката в соответствии с федеральным законом и его полномочия. А полномочия адвоката на ведение административного дела в суде должны удостоверяться ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием, и доверенностью. При этом обязанность представить суду документ о своем образовании наряду с документом, удостоверяющим полномочия, сохранится для представителя, не являющегося адвокатом.

Напомним, в настоящее время обязательным условием для допуска гражданина в качестве представителя в суд по административным делам является наличие у него высшего юридического образования (ч. 1 ст. 55 КАС РФ). Сейчас такое требование распространяется как на представителей, так и на адвокатов.

С правилами подтверждения полномочий адвоката на ведение дела в суде ознакомьтесь в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получить полный доступ на 3 дня бесплатно!

«На практике суды, осуществляющие административное судопроизводство, часто не допускают к участию в судебных заседаниях адвокатов без представления документов о наличии высшего юридического образования. Подобные случаи имеют место в Москве, Астраханской, Кемеровской, Мурманской областях, а также в иных регионах. Количество таких случаев продолжает расти», – отметил статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин. По его мнению, это препятствует профессиональной деятельности адвоката и, соответственно, ведет к нарушению права граждан на получение квалифицированной юридической помощи.

Отметим, ранее ВС РФ указал, что адвокат для участия в административных делах представлять документы об образовании не обязан. Суд обосновал это тем, что адвокатский статус сам по себе подразумевает наличие высшего юридического образования. Адвокаты, по мнению ВС РФ, должны подтвердить свои полномочия доверенностью, а статус – удостоверением адвоката. Исключение составляют случаи, когда полномочия были оформлены до 15 сентября, – в такой ситуации адвокат вправе подтвердить их ордером. Ордером же должны быть подтверждены полномочия адвоката, участвующего в деле по назначению.

Предполагается, что принятие предлагаемых поправок уточнит порядок представительства в административном судопроизводстве, что будет способствовать повышению эффективности реализации конституционного права каждого лица на получение квалифицированной юридической помощи.

Верховный суд объяснил полномочия адвоката по ордеру

Марина Засовина* заключила соглашение с адвокатским кабинетом Москвы в лице адвоката Владимира Радина* на представление интересов по делу об административном правонарушении. Радин на основании ордера подал иск в защиту Засовиной в Абдулинский районный суд Оренбургской области, вступил в процесс, присутствовал на заседаниях. В итоге суд прекратил производство по делу за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности (п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП).

Радин подал жалобу на принятое решение в Оренбургский областной суд, но ее оставили без рассмотрения. Апелляция обратила внимание на формулировку ордера: "выдан на защиту интересов Засовиной, привлекаемой к административной ответственности". Суд сделал вывод: объем полномочий Радина в соответствии с ордером не дает ему право подписывать и подавать жалобу на решение по делу об административном правонарушении, поскольку в указанном ордере это право не оговорено.

Оценить этот довод пришлось Верховному суду. Он обратил внимание, что Радин допущен к участию в производстве по делу об административном правонарушении (ч. 5 ст. 25.5 КоАП), а значит, вправе знакомиться со всеми материалами, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в рассмотрении, обжаловать постановление, применение мер обеспечения производства и пользоваться иными процессуальными правами. Объем полномочий, которыми наделен адвокат Радин в соответствии с ордером, дает ему право подавать жалобы в интересах Засовиной по делу об административном правонарушении, решил ВС. По его мнению, у апелляции не было правовых оснований для оставления жалобы Радина без рассмотрения. ВС отметил: лицу необоснованно отказали в реализации конституционных прав на получение юридической помощи и на судебную защиту. Поэтому ВС отменил определение апелляционного суда и направил дело с жалобой Радина в областной суд на стадию подготовки (ст. 30.4 КоАП).

ВС: "Все предусмотренные КоАП процессуальные права, в том числе право обжалования постановления и решения по делу об административном правонарушении, предоставленные адвокату, удостоверяются исключительно ордером"

Заявитель также просил отменить акт суда первой инстанции, но ВС в этой части оставил жалобу без рассмотрения по существу, – поскольку доводы о несогласии с указанным актом будут предметом проверки судьи Оренбургского областного суда (№ 47-ААД18-17). Пока еще такая проверка не состоялась.

"В гражданском процессе логику доверенности для адвоката хотя бы частично можно объяснить: все-таки в ордере не отражены такие полномочия, как подписание искового заявления, заключение мирового соглашения, отказ от иска. Но в чем необходимость требовать доверенность от лица, привлекаемого к административной ответственности, если есть ордер?"

Анастасия Расторгуева, управляющий партнер КА города Москвы Барщевский и партнеры Барщевский и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право ×

Стрижак Андрей

Деятельность адвоката неразрывно связана с защитой прав и законных интересов доверителей. Вместе с тем все чаще и чаще сами адвокаты нуждаются в защите их профессиональных прав – незаконные обыски в помещениях адвокатских образований, раздевания при посещении СИЗО, отказ в предоставлении свидания с подзащитным и т.д. Примеры можно приводить до бесконечности.

Реакция адвокатского сообщества на факты подобных нарушений – индикатор готовности противостоять незаконным действиям со стороны системы: промолчал – значит согласился, грамотно и эффективно возразил – впредь будет неповадно.

На протяжении десятка лет мне, как и некоторым другим коллегам, периодически приходилось сталкиваться с проблемой допуска в гражданский процесс в качестве представителя доверителя, с которым заключено соглашение, в случае если полномочия оформлены только ордером.

Мировые судьи, а также судьи районных и областных судов могут в таких ситуациях отказать адвокату в выдаче копии судебного постановления, не допустить в судебный процесс в отсутствие доверителя, лишить права ходатайствовать о назначении судебной экспертизы, а также требовать предъявить заявление доверителя о допущении адвоката к участию в деле и т.п. По мнению судей, необходима выданная доверителем доверенность, а при ее отсутствии адвокат может только выступать в суде, озвучивая позицию по делу.

Анализ законодательства, правовых позиций Верховного Суда РФ и теории гражданского процесса позволяет сделать однозначный вывод о неправомерности подобного подхода, явном нарушении профессиональных права адвокатов, а также подрыве авторитета адвокатуры, что в конечном итоге негативно сказывается как на праве адвоката своевременно оказать доверителю квалифицированную юридическую помощь, так и на праве доверителя получить ее.

Стремление адвоката убедить судью посредством аргументации в большинстве случаев оказывается безуспешным. На ходатайство адвоката разъяснить непонятную ситуацию судьи зачастую предпочитают реагировать молчанием и переходом от спорного вопроса к другому, применяя прием отложенного действия: «Пишите ходатайство. Оно будет рассмотрено». Если адвокат напомнит о праве заявить ходатайство в устной форме, это нервирует председательствующего еще больше. Кстати, я заметил, что подобные ситуации возникают при процессуальном общении с судьями, с которыми сталкиваешься впервые.

Проблема стара, жива и может возникать в будущем неоднократно.

Ордер адвоката – настоящая «привилегия корпорации», поскольку позволяет оперативно оформить представительские полномочия без необходимости доверителя обращаться к нотариусу, ожидать в очереди и нести расходы на нотариальное оформление доверенности. Наличие ордера позволяет адвокату вступить в процесс и вести дело без участия доверителя, если того требует процессуальная стратегия.

Практика показала, что решению указанной проблемы способствует направление на имя председательствующего судьи письменных мотивированных возражений.

В соответствии с п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре «В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также – соглашение) для вступления адвоката в дело».

Эта норма соотносится с положением ч. 5 ст. 53 ГПК РФ о том, что «полномочия адвоката на ведение дела в суде удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием».

Из первого предложения ч. 1 ст. 54 Кодекса следует, что представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия – так называемые общие полномочия.

Предусмотренные ГПК случаи, когда полномочия действующего на основании соглашения адвоката удостоверяются доверенностью, перечислены во втором предложении ч. 1 ст. 54 ГПК: «Однако право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом» – это так называемые специальные полномочия.

Очевидно, ордер – это средство оформления общих полномочий адвоката как представителя, с которым доверитель заключил соглашение.

Законодательство не раскрывает термины «общие полномочия» и «специальные полномочия». Обратимся к теории гражданского процесса, одним из лучших изложений которой является, на мой взгляд, академический учебник по гражданскому процессуальному праву. Приведу цитату оттуда: «Наличие у представителя общих полномочий на ведение конкретного дела означает, что представитель вправе совершать от имени и в интересах представляемого подавляющее большинство тех процессуальных действий, которые вправе совершать сам представляемый как лицо, участвующее в деле (см. ст. 35, 54 ГПК РФ). Например, давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, представлять доказательства, получать копии судебных постановлений, знакомиться с материалами дела и т.д.».

Собственно, об общих полномочиях указано в первом предложении ч. 1 ст. 54 ГПК: «представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия». И далее: «К специальным полномочиям ст. 54 ГПК РФ относит действия распорядительного характера: подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег. Закон требует особого оформления перечисленных полномочий – путем специальной оговорки в доверенности».

Итак, для осуществления представителем специальных полномочий необходима доверенность с указанием конкретных полномочий, как требует второе предложение ч. 1 ст. 54 ГПК.

Данную проблему не обошел вниманием Верховный Суд РФ.

Как указано в ответе на вопрос № 15 Обзора судебной практики ВС РФ за третий квартал 2003 г., утвержденного постановлениями Президиума ВС РФ от 3 и 24 декабря 2003 г., о том, вправе ли адвокат при наличии ордера совершать действия, предусмотренные ст. 54 ГПК, «Часть 5 ст. 53 ГПК РФ устанавливает, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Отдельные полномочия, перечисленные в ст. 54 ГПК РФ, могут быть осуществлены представителем только в случае непосредственного указания их в доверенности, выданной представляемым лицом. Следовательно, адвокат для совершения процессуальных действий, предусмотренных ст. 54 ГПК РФ, от имени представляемого им лица должен быть уполномочен на это доверенностью».

ВС повторил указанную правовую позицию в Ответах Судебной Коллегии по гражданским делам ВС РФ на вопросы судов по применению норм ГПК РФ, утвержденных Президиумом ВС РФ 24 марта 2004 г. (ответ на вопрос 15).

На региональном уровне по обозначенной проблеме Кемеровский областной суд опубликовал Справку от 15 июля 2009 г. № 01-26/659 «О причинах отмены в порядке надзора в 1 полугодии 2009 года судебных постановлений мировых судей судебных участков Кемеровской области», в которой изложена правовая позиция, аналогичная приведенной позиции Верховного Суда. Дополнительно разъяснено, что адвокат по ордеру вправе участвовать в судебном заседании, совершать все процессуальные действия, кроме перечисленных в ст. 54 ГПК РФ, для совершения которых требуется оформление доверенности, в том числе и в отсутствие представляемого им лица. Справка содержит пример отмены определения мирового судьи об оставлении искового заявления без рассмотрения. Мировой судья посчитал, что при неявке в суд по повторному вызову истца, не просившего рассмотреть гражданское дело в его отсутствие, действующий по ордеру адвокат не вправе представлять интересы своего доверителя в его отсутствие. Определение мирового судьи об оставлении искового заявления без рассмотрения было признано незаконным и отменено.

Подводя итог, отмечу, что если адвокат действует на основании ордера в гражданском процессе в качестве представителя доверителя, с которым заключено соглашение, он вправе реализовывать общие полномочия (давать объяснения, представлять доказательства, знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства, задавать вопросы иным участникам процесса, заявлять отводы и т. д.), и для вступления в гражданское дело соответствующее заявление доверителя не нужно. Для реализации специальных полномочий адвокату необходима доверенность, в которой должны быть конкретизированы эти полномочия (предъявление встречного иска, заключение мирового соглашения и т.д.).

Практика направления письменных возражений на действия председательствующего с приведением изложенного обоснования показала эффективность процессуального противодействия нарушениям профессиональных прав адвоката. В особо сложных случаях результативность существенно повышается подачей жалобы на имя председателя соответствующего суда, а также в квалификационную коллегию судей.

В заключение добавлю, что в моей адвокатской практике во всех случаях проблема была решена и с соответствующими судьями больше не возникала.

На первый взгляд вопрос довольно формальный, но как следствие введения адвокатской монополии, ответы на него у представителей юридического сообщества разнятся.

В данной публикации рассмотрим законодательное регулирование и формирование новой судебной практики касательно надлежащего подтверждения полномочий адвоката в гражданском, хозяйственном и административном процессах.

Какими документами адвокат может подтвердить свои полномочия в суде?

Новые процессуальные кодексы довольно четко предусматривают, что полномочия адвоката как представителя подтверждаются доверенностью или ордером, выданным в соответствии с Законом Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» (ч.4 ст. 62 ГПК, ч. 4 ст. 60 ХПК, ч. 4 ст. 59 КАС).

При этом на сегодняшний день Верховный Суд часто возвращает кассационные жалобы, в связи с ненадлежащим доказательством полномочий адвоката как представителя стороны.

Подтверждение полномочий доверенностью и свидетельством о праве на занятие адвокатской деятельностью

В марте 2018 года Кассационный хозяйственный суд Верховного Суда определением по делу № 922/158/17 оставил без рассмотрения кассационную жалобу, поскольку доверенность на представление интересов в суде была выдана раньше, чем представитель получил свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью. То есть суд посчитал, что поскольку доверенность была выдана до получения представителем статуса адвоката, она выдавалась как физическому лицу и кассационная жалоба не может считаться поданной именно адвокатом.

Позже позиция Кассационного хозяйственного суда ужесточилась. Суд указал, что доверенность сама по себе не является доказательством, подтверждающим полномочия адвоката, если в тексте не указано, что она выдана именно адвокату. Считается, что она выдана физическому лицу и не свидетельствует о том, что в отношениях с доверителем это физическое лицо в качестве представителя по доверенности выступает в статусе адвоката.

Предоставление же свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью вместе с доверенностью, конечно, является подтверждением статуса адвоката как такового, однако не является соответствующим доказательством надлежащего представительства клиента именно в данном деле.

При этом Суд указывает на необходимость прямого указания в тексте доверенности что лицо представителя является адвокатом с указанием реквизитов свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью и договора о предоставлении правовой помощи доверителю. (Решения по делам №910/582/17 от 16.04.2018 г., №910/10948/17 от 12.04. 2018 г. №910/15163/17 от 18.06.2018 г.).

По нашему мнению, ни из толкования соответствующих статей процессуальных кодексов, ни из статьи 26 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», в которой указаны документы, удостоверяющие полномочия адвоката на предоставление правовой помощи, не исходит того, что в тексте доверенности обязательно должно быть указано, что она выдана собственно адвокату, а не физическому лицу.

Важно также обратить внимание на позицию Кассационного хозяйственного суда касательно надлежащего подтверждения полномочий адвоката, представляющего своего работодателя в судебном процессе.

Так, в некоторых решениях суд выразил позицию, что доверенность вообще не может быть основанием для представительства адвокатом интересов своего работодателя в суде (определение по делу №915/907/17 от 26.03.2018 г.).

Суд ссылается на решении Совета адвокатов Украины от 07.04.2017 года № 54 «Об утверждении разъяснения по некоторым вопросам представительства адвокатом юридического лица», согласно которой представление интересов предприятия в судах лицами, имеющими свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью, и являются наемными работниками этого же предприятия, возможно исключительно на основании договора о предоставлении правовой помощи в соответствии с требованиями Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности».

По нашему мнению, данное разъяснение Совета адвокатов Украины фактически сужает содержание процессуальных кодексов, которыми не запрещено адвокату представлять по доверенности юридическое лицо, с которым у него заключен трудовой договор. Не содержится такое ограничение и в Законе Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности».

Уже месяцем позже по делу №910/582/17 от 16.04.2018 г., (также по делу №924/326/17 от 25.06.2018 г.) суд указывает на ненадлежащее оформление доверенности, выданной работодателем, в связи с тем, что из ее текста не усматривается, что полномочия по представительству предоставлены именно адвокату. То есть судом допускается возможность представления интересов предприятия адвокатом на основании доверенности.

Подтверждение полномочий адвоката ордером

Ордер является документом, который не требует предоставления каких-либо других документов и подтверждает, что представитель является адвокатом и клиент предоставил ему весь необходимый объем полномочий. Как и в случае с доверенностью, важно правильно оформлять ордер, в частности, правильно указывать название суда, в котором осуществляется представительство интересов клиента, и заполнять все обязательные поля ордера. Невыполнение указанных требований приведет к недопуску адвоката в судебное заседание или возврат соответствующего процессуального документа.

При этом будьте внимательны, когда вместе с ордером предоставляете суду и договор о правовой помощи.

Так, Кассационный административный суд в постановлении по делу №810/739/15 от 16.05.2018 г. проанализировав договор о предоставлении правовой помощи, признал правомерным решение предыдущих инстанций о возврате искового заявления на основании того, что положения договора не содержат права адвоката на подписание искового заявления, а право на предъявление иска не является тождественным праву представителя на подписание от имени истца искового заявления.

Обращаем внимание, что договор о предоставлении правовой помощи при отсутствии ордера, не является доказательством в подтверждение полномочий адвоката.

Таким образом, при обращении в суд с процессуальным документом, стоит внимательно проверять правильность оформления документов, подтверждающих ваши полномочия как адвоката (доверенность или ордер), чтобы не сталкиваться с неприятностью в виде возвращенного без рассмотрения процессуального документа.

Какими документами адвокат может подтвердить свои полномочия в суде?

Светлана Хомко

младший юрист АО «КФ «ДОМИНАНТА»

Другие публикации

Очень интересное, на наш взгляд, решение принял Верховный Суд 19 сентября 2018 г. в деле № 344/15549/17.

Европейским судом по правам человека наработан значительный массив практики, касающейся как случаев вмешательства в частную жизнь, так и защиты персональных данных работников. 28 ноября 2017 Вторая Палата ЕСПЧ определила, что видеонаблюдение за работниками на рабочем месте является значительным вмешательством в их частную жизнь, соответственно может быть оправдано только при условии соответствия закону, наличия легитимной цели и быть необходимым в демократическом обществе.

Ежедневно количество приговоров, вынесенных судами в отношении лиц, которые незаконно обращаются с оружием возрастает.

Оставьте комментарий