Ликвидация военной организации

от 20 июня 2016 г. № 561

О порядке ликвидации вооружения и военной техники

В соответствии с Федеральным законом "Об обороне" Правительство Российской Федерации постановляет:

1. Утвердить прилагаемое Положение о порядке ликвидации вооружения и военной техники.

2. Федеральным органам исполнительной власти, в оперативном управлении которых находятся вооружение и военная техника, Государственной корпорации по космической деятельности "Роскосмос" и Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом" в 3-месячный срок привести свои правовые акты в соответствие с настоящим постановлением.

Председатель Правительства
Российской Федерации Д.Медведев

УТВЕРЖДЕНО
постановлением Правительства
Российской Федерации
от 20 июня 2016 г. № 561

ПОЛОЖЕНИЕ
о порядке ликвидации вооружения и военной техники

1. Настоящее Положение устанавливает порядок организации и проведения работ по ликвидации вооружения и военной техники.

2. Понятия, используемые в настоящем Положении, означают следующее:

"ликвидация вооружения и военной техники" — комплекс организационно-технических, научных, экономических, экологических и других мероприятий, обеспечивающих преобразование вооружения и военной техники, приводящее к необратимым изменениям в их структуре и свойствах и прекращению выполнения ими целевого предназначения или их существования;

"продукты утилизации вооружения и военной техники" — вторичные материальные ресурсы (лом черных и цветных металлов, лом и отходы, содержащие драгоценные камни, редкоземельные и драгоценные металлы, взрывчатые вещества, пороха и другие материалы), комплектующие изделия, получаемые в результате утилизации вооружения и военной техники и потенциально пригодные для повторного использования непосредственно или после дополнительной обработки;

"уничтожение вооружения и военной техники" — вид ликвидации вооружения и военной техники, при котором осуществляется воздействие на вооружение и военную технику, приводящее к полному прекращению их существования без получения материалов, пригодных для дальнейшего использования, и при необходимости захоронение отходов, полученных в результате такого воздействия;

"утилизация вооружения и военной техники" — основной вид ликвидации вооружения и военной техники, при котором осуществляется их переработка с получением продуктов утилизации вооружения и военной техники для их реализации или использования.

3. Ликвидации подлежат вооружение и военная техника, которые не имеют перспектив применения для обеспечения обороны и безопасности государства и не планируются для использования в установленном порядке, а также вооружение и военная техника, ликвидация которых предусмотрена международными обязательствами Российской Федерации в области разоружения.

4. Ликвидация вооружения и военной техники осуществляется с учетом следующих особенностей:

а) ликвидация вооружения и военной техники, предусмотренная международными договорами в области разоружения, осуществляется с учетом положений таких договоров;

б) ликвидация вооружения и военной техники, находящихся вне территории Российской Федерации, проводится в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации, нормативными правовыми актами Российской Федерации в области военно-технического сотрудничества, а также с учетом законодательства государства, на территории которого находятся вооружение и военная техника, настоящего Положения и оценки экономической целесообразности выполнения работ;

в) уничтожение химического оружия осуществляется в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации и положениями нормативных правовых актов Российской Федерации в области уничтожения химического оружия.

5. Ликвидация специальной техники и компонентов ракетного топлива в случае невозможности их использования в установленном порядке осуществляется в соответствии с настоящим Положением.

6. Особенности ликвидации вооружения и военной техники в отдельных случаях устанавливаются Правительством Российской Федерации.

7. Организацию ликвидации вооружения и военной техники осуществляют федеральные органы исполнительной власти, в оперативном управлении которых находятся вооружение и военная техника, Государственная корпорация по атомной энергии "Росатом" и Государственная корпорация по космической деятельности "Роскосмос" (далее — государственные заказчики) в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации.

8. Организацию подготовки вооружения и военной техники к ликвидации осуществляют федеральные органы исполнительной власти, в оперативном управлении которых находятся вооружение и военная техника.

До передачи вооружения и военной техники на ликвидацию федеральные органы исполнительной власти, в оперативном управлении которых находятся вооружение и военная техника, при необходимости организовывают мероприятия по демонтажу и учету комплектующих изделий, потенциально пригодных для обеспечения эксплуатации и ремонта вооружения и военной техники.

9. Выполнение работ по утилизации или уничтожению вооружения и военной техники осуществляется организациями, определенными в установленном порядке в качестве исполнителей таких работ.

10. Объекты, используемые для хранения вооружения и военной техники, и объекты ведомственных полигонов при необходимости предоставляются государственными заказчиками в установленном порядке исполнителям работ по утилизации или уничтожению вооружения и военной техники для размещения оборудования и проведения таких работ.

11. Уничтожение вооружения и военной техники является исключительной мерой и применяется в отношении вооружения и военной техники, утилизация которых экономически нецелесообразна, а также в отношении вооружения и военной техники, которые по своему техническому состоянию не могут быть переданы на утилизацию.

При необходимости подлежат уничтожению продукты утилизации вооружения и военной техники, которые не реализованы или не использованы в установленном порядке и представляют опасность для жизни, здоровья человека и окружающей среды.

В отдельных случаях в государственные контракты (контракты, договоры) на выполнение работ по утилизации вооружения и военной техники могут включаться работы по уничтожению некоторых образцов вооружения и военной техники.

12. Утилизация межконтинентальных баллистических ракет, технически пригодных для функционального использования, может осуществляться методом пуска таких ракет.

13. Финансовое обеспечение мероприятий по ликвидации вооружения и военной техники, в том числе по транспортированию и охране в пути следования, осуществляется за счет и в пределах средств, предусматриваемых в федеральном бюджете на выполнение полномочий и функций государственных заказчиков, включая средства на реализацию программных мероприятий в области утилизации вооружения и военной техники.

14. Состав и порядок использования продуктов утилизации вооружения и военной техники определяются государственными заказчиками при организации работ по утилизации вооружения и военной техники.

15. Реализация продуктов утилизации вооружения и военной техники осуществляется государственными заказчиками либо исполнителями работ, в случае если такие обязательства предусмотрены государственными контрактами (контрактами, договорами) на выполнение работ по утилизации вооружения и военной техники. Реализация продуктов утилизации может осуществляться путем проведения аукциона, посредством публичного предложения или без объявления цены в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации.

16. Денежные средства, полученные от реализации продуктов утилизации вооружения и военной техники, используются в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

1 июля 1991 года в Праге был подписан протокол о прекращении действия Варшавского договора, который был заключён 14 мая 1955 года на совещании по обеспечению мира и безопасности в Европе. Подписание Варшавского договора было ответом на ратификацию западными государствами Парижских соглашений 1954 года, предусматривающих создание военной группировки Западноевропейского союза (ЗЕС) и включение ФРГ в НАТО.

Варшавский договор предусматривал оказание немедленной помощи в случае нападения на одно или несколько подписавших его государств, а также размещение на их территориях частей советской армии. Членами Организации Варшавского договора (ОВД) были Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния, СССР, Чехословакия и Албания, договорившиеся согласовывать действия в сфере международных отношений и обороны. Группы войск объединённых сил ОВД располагались на территории ГДР, Чехословакии, Польши и Венгрии.

В 1980-е годы в части восточноевропейских государств, входивших в ОВД, произошли революции. В результате социалистические правительства были отстранены от власти. В 1990 году на фоне объединения Западной и Восточной Германии из договора вышла ГДР. В феврале — марте 1991 года были упразднены военные структуры ОВД, а в июле — прекращено действие самого договора.

Военный парад в ГДР «Вынужденное решение»: с чего начиналась ГДР и чем закончилась история республики

RT спросил у российских политиков, общественных деятелей и военных, как они оценивают распад Организации Варшавского договора и его последствия.

Генерал Владимир Лобов, в 1989—1991 годах — начальник штаба Объединённых вооружённых сил государств — участниц Организации Варшавского договора, в дальнейшем — начальник Генштаба СССР:

«Плохо оцениваю, неудовлетворительно. Не нужно было допускать его распада. В мире всегда не хватает безопасности, а Варшавский договор был сдерживающим фактором».

Руководитель группы мониторинга комиссии Совфеда по защите госсуверенитета РФ Владимир Джабаров, в 1991 году — сотрудник КГБ СССР, в дальнейшем — член Совета Федерации РФ:

«Варшавский договор являлся мощным союзом для противостояния НАТО. После того как Горбачёв под давлением США принял решение сдать Восточную Германию, её проглотила ФРГ, соответственно, необходимо было избавиться от Варшавского договора, поскольку он мешал администрации Белого дома. Распад Варшавского договора одно из трагических событий в истории наряду с распадом СССР. Причём инициатива исходила, к сожалению, от последнего президента СССР Горбачёва, который, находясь под обаянием руководителей западных стран, решил закончить противостояние в холодной войне. США, воспользовавшись тем, что СССР отказался от данного военно-политического блока, прибрали европейские страны к рукам. Теперь они в НАТО противостоят России, причём довольно агрессивно. Фактически СССР добровольно сдал позиции. С большим трудом удалось преодолеть эти негативные тенденции, выйти из жуткого болота, в которое страну завели последние руководители СССР, и вновь стать великой державой».

  • Подписание Варшавского договора 14 мая 1955 года
  • © Wikimedia

Член Федерального политического совета Партии роста Сергей Станкевич, в 1990-е годы — член Верховного СССР, первый заместитель председателя Моссовета, советник президента России Бориса Ельцина:

«Никакого процесса распада не было. Как только начали падать один за другим коммунистические или социалистические режимы в Центральной и Восточной Европе, приходившие к власти новые правительства заявляли, что они хотят прекратить своё членство. Дальше СССР оставалось только или как-то нажимать, грозить и требовать принудительно (остаться. — RT) в союзе, или согласиться и разойтись мирно, пожав друг другу руки. Вот второй вариант и был выбран. СССР действовал в два этапа при Горбачёве. Сначала было принято решение, что эти страны выходят из военной организации ОВД, а политическое участие остаётся. Через несколько месяцев, собравшись вместе, руководители стран, входящих в ОВД, всё-таки приняли решение о роспуске организации. Никаких эксцессов при этом не последовало. Решение было в тот момент совершенно логичным и безальтернативным. Я считаю, что это способствовало снятию серьёзных рисков и серьёзного обострения в отношениях между Москвой и новыми правительствами в Центральной и Восточной Европе. Раз эти страны вышли из ОВД и сделали это сами, надо было выводить войска, которые входили в состав вооружённых сил ОВД. Начался упорядоченный вывод войск. Тут, конечно, были допущены некоторые ошибки при заключении соответствующих договоров. Можно было на гораздо более благоприятных для России условиях это сделать. Но хорошо, что это было сделано вовремя, пока не обострилась ситуация вокруг наших военнослужащих».

«Инструмент распространения американского господства»: как США стремятся сохранить и расширить НАТО

Эксперт Центра перспективных исследований безопасности России НИУ ВШЭ, член-корреспондент РАН Владимир Золотарёв, в прошлом — сотрудник штаба Объединённых вооружённых сил государств — участниц Организации Варшавского договора, начальник Института военной истории Минобороны РФ, председатель комиссии при президенте РФ по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести:

«ОВД это был уникальный сплав, военно-организационный, военно-политический, научно-технический, очень сильная, мощная сдерживающая организация, которая являлась гарантом безопасности в Европе, в мире. Самое тяжёлое последствие развала ОВД это то, что было вывезено под открытое небо большое количество наших войск из Венгрии, Чехословакии, Польши, Западной группы войск. Кроме того, произошло обострение межгосударственных отношений. Думаю, что огромное количество геополитических и геостратегических неприятностей, которые мы испытываем прямо сейчас, связано с распадом Организации Варшавского договора».

Депутат Московской городской думы Сергей Митрохин, в прошлом — депутат Государственной думы РФ, партии «Яблоко»:

«Распад Варшавского договора был неизбежен. В очередь распались коммунистические режимы в Восточной Европе, и автоматически рухнул Варшавский договор. Сам распад договора был следствием смены политических режимов. Безусловно, Россия потеряла влияние. Договорённости с западными странами заключались очень поспешно и непродуманно, отсутствовал государственный подход со стороны СССР. Вместо того чтобы с выгодой для СССР создать этот процесс трансформации внешней политики, всё пустили на самотёк и проиграли, хотя можно было сделать это более разумно. В том виде, в котором существовала ОВД до того, сохранить её».

  • Регулировщик болгарской Народной армии рядовой М. Ставрев. Совместные учения объединённых вооружённых сил государств —участников Варшавского договора «Щит-82». Народная Республика Болгария, 25 сентября — 1 октября 1982 года
  • РИА Новости
  • © Дорофей Гетманенко

Генерал-полковник Георгий Шпак, бывший командующий Воздушно-десантными войсками России:

«Как можно было так ликвидировать Варшавский договор — без документирования последствий этой ликвидации? У профессиональных военных это решение верховного главнокомандования вызвало удивление. Американцы продолжают приближаться к нашим границам, невзирая на то, что устная договорённость (о нерасширении НАТО на восток. — RT) была. Где письменный документ? Теперь надо быть очень внимательными и держать порох сухим. Американцам верить нельзя».

Декан ВШТ МГУ им. М.В. Ломоносова Виталий Третьяков, в 1991 году — главный редактор «Независимой газеты»:

«К тому моменту, когда это произошло, речь шла о скором возможном исчезновении СССР. А это был главный центральный канал, вокруг которого Варшавский договор создавался. Кроме того, одновременно разрушались или уже были разрушены другие организации, созданные вокруг СССР, в том числе Совет экономической взаимопомощи. Политика Горбачёва была такой — он не собирался поддерживать ни одну организацию, которая ранее обеспечивала прочные связи СССР со странами Восточной Европы, входившими в ОВД. Ликвидация ОВД была проведена бездумно, но она была естественной в разрушительном потоке, во главе которого стояло тогдашнее руководство СССР».

Организация Варшавского договора. Совместные учения войск стран-участниц «Дестабилизация мировой безопасности»: к чему привёл роспуск военных структур Организации Варшавского договора

Председатель партии «Яблоко» Николай Рыбаков:

«Распад Организации Варшавского договора был закономерным, так как участниками этого договора были не свободные демократические страны, а тоталитарная диктатура и её удерживаемые силой сателлиты. Как только народы стран Варшавского договора добились возможности выразить свою волю, эта организация прекратила существование».

Председатель политической партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин, в 1991 году — народный депутат РСФСР:

«Во-первых, я убеждён, что Варшавский договор не распался, а был целенаправленно разрушен Горбачёвым и его командой. На встрече руководителей стран Варшавского договора в 1989 году после предложения Горбачёва о необходимости записать в итоговом документе отказ от интернациональной помощи друг другу Эриха Хоннекера увезли в больницу с почечными коликами, а Николае Чаушеску публично обвинил Горбачёва в предательстве не только СССР, но и всего социализма. Во-вторых, гибель Варшавского договора нарушила баланс мировой политики и привела не только к расширению НАТО на восток, не только к бомбардировке НАТО Югославии в 1999 году, но и обрушила систему мирового порядка, установленную Ялтой и Потсдамом, которая обеспечивала мир в Европе на протяжении почти 50 лет. Разрушение Варшавского договора сделало беззащитными народы постсоветского пространства и их союзников, что частично компенсируется созданием Договора о коллективной безопасности, но до сих пор ещё не получило адекватной замены. Российскую Федерацию спасает наличие ядерного оружия, но мир можно обеспечивать не только им, но и союзническими отношениями. Проблема до сих пор не решена».

Генерал-полковник Леонид Ивашов, бывший начальник главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ:

«Распад Варшавского договора, как и распад СССР, был запланирован, проплачен и проводился в рамках геополитической операции. Эта политическая операция оказалась успешной, с чем я при личной встрече отставного директора ЦРУ господина Кейси (Уильяма Кейси. — RT) поздравлял. И он с восторгом принял это поздравление. Социалистический проект мешал осуществлению «американской мечты», мечты крупного американского капитала о мировом господстве. И его, как препятствие, убрали».

  • Разрушение Берлинской стены 9 ноября 1989 года
  • © Wikimedia

Руководитель фракции «Справедливая Россия» в Государственной думе РФ Сергей Миронов:

«Членов Варшавского договора объединяла прежде всего общность идеологии правящих в этих странах политических сил. Но монополия коммунистических партий привела страны, которые считали себя социалистическими, к кризису. Где-то кризис разрешился мягко, «бархатно», как в бывшей Чехословакии, где-то — кроваво и жестоко, как в Румынии. А новые силы, пришедшие к власти в этих странах, выход из кризиса видели в поспешном пересмотре отношений с тогда ещё Советским Союзом — отношений экономических, политических, военных.

Последним ударом по Организации Варшавского договора стало объединение, а точнее поглощение Западной Германией бывшей ГДР. После того как из военной структуры Варшавского договора осенью 1990 года вышла Национальная народная армия ГДР, процесс распада было уже не остановить. У кого-то это вызывало эйфорию. Были иллюзии, что с самой мыслью о военном противостоянии в Европе теперь покончено.

Но и восьми лет не прошло после того, как в Праге был подписан протокол о полном прекращении действия договора, как на европейскую землю впервые за более чем полвека начали падать бомбы. Натовские бомбы. Хотя бывшая Югославия никогда не была членом Варшавского договора, уверен, никакой военной операции НАТО на Балканах не было бы, если бы договор существовал. Оказалось, что именно Организация Варшавского договора была гарантом десятилетий мира в послевоенной Европе. Да, это был худой мир. Мир, основанный на горах оружия. Но такова была реальность. А главное — оружие молчало. Но после того, как реальность изменилась, безопаснее определённо не стало».

  • Погрузка советской военной техники на паром «Композитор Мусоргский» в Ростокском порту. Вывод советских войск из Германии
  • © РИА Новости

Александр Руцкой, в 1991—1993 годах — вице-президент Российской Федерации:

«Распад Варшавского договора привёл к тому, что СССР пришлось вывести войска в чисто поле, распродать технику. По сути, собственными руками были уничтожены Вооружённые силы СССР. Сегодня Россия пожинает плоды этого события, в частности, мы наблюдаем нахождение НАТО у российских границ, санкции и хамство со стороны Запада».

Генерал армии Юрий Балуевский, бывший начальник Генерального штаба России:

«Расцениваю распад ОВД как личное предательство Горбачёва и логическое продолжение распада соцлагеря. Но распад начался уже в 1981 году во время событий в Польше (когда профсоюз «Солидарность» организовал в ПНР массовые протесты. — RT), когда ОВД отказалась от своей внутренней функции защиты от внутренних угроз. Распад продолжился в 1990 году, когда СССР и ОВД не стали гарантами безопасности ГДР. Лозунги «У нас нет врагов!», «С кем вы собрались воевать?», активно и целенаправленно внедрявшиеся в массовое сознание населения СССР и других стран ОВД, привели к развалу СССР, Варшавского договора. Объединённые вооружённые силы ОВД перестали быть гарантом безопасности на планете. Последствия распада ОВД ещё предстоит оценить нашим детям и внукам».

— Она была создана для того, чтобы предотвратить войну. Это первый и главный посыл. И создана была в пику ранее созданному блоку НАТО. Он являлся, естественно, угрозой для Восточной Европы и Советского Союза.

— Насколько эффективна была Организация Варшавского договора?

— Она была мощным стабилизирующим фактором. И в мире, и в Европе в первую очередь, конечно. Она уравновешивала силы СССР и его союзников с блоком НАТО.

Военный парад в ГДР «Вынужденное решение»: с чего начиналась ГДР и чем закончилась история республики

— Что приобрёл от деятельности в рамках Варшавского договора Советский Союз, а что — его европейские участники (Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния, Чехословакия)?

— В первую очередь сотрудничество между СССР и странами Восточной Европы приносило экономические, политические результаты. И только потом — результаты в сфере обороны. Организация Варшавского договора как политическая структура много сделала для того, чтобы сплотить эти государства. Чтобы помочь им в экономическом отношении, в политическом отношении, в идеологическом отношении. И по всем этим вопросам взаимодействовать. Ну и на этой почве потом уже происходило сотрудничество в вооружённых силах. Всё созданное должно быть защищено, правда?

— В чём выражалось сотрудничество между вооружёнными силами разных стран — участников ОВД?

— В первую очередь это вооружение. Советский Союз всё делал для того, чтобы государствам, которые входили в Варшавский договор, помочь в организации вооружённых сил и их оснащении вооружением, техникой. И второе — это подготовка кадров. Большое количество офицеров стран Варшавского договора обучались в наших академиях, училищах. И проводились совместные учения, естественно. Всё это укрепляло наш братский союз, и всё это укрепляло наши вооружённые силы, нашу безопасность.

  • Первый заместитель начальники Генерального штаба Вооружённых сил СССР генерал-полковник Владимир Лобов
  • РИА Новости
  • © Дорофей Гетманенко

— С чем, по-вашему, были связаны политические изменения 1980-х годов в Польше, Чехословакии, других странах Восточной Европы?

— Это очень сложный вопрос, на него сразу не ответишь. Историческая динамика привела к тому, что блок НАТО укреплялся, а Варшавский договор в какой-то мере становился слабее…

Некоторые проблемы в наших отношениях с восточноевропейскими странами сложились исторически. Например, у нас были определённые трения с Польшей. После революции (Октябрьской революции 1917 года. — RT) мы даже воевали с поляками, вы же знаете. Были потери, были пленные. Были некоторые исторические моменты с Венгрией, Чехословакией, но с Польшей складывалось сложнее всего… Вот это и сказалось потом на политической ситуации в 1980-е годы.

— А как к изменениям в своих странах относились военнослужащие стран — членов Варшавского договора, какова была их позиция?

— От каждого государства в Организации Варшавского договора были представители, они работали у нас. Потом, когда всё это случилось, скрепя сердце поехали они в свои государства. Естественно, они переживали. Естественно, там на них оказывалось давление. Особенно сильно это было выражено в Польше, в Германии. Что говорить, это было тяжёлое время.

— Когда стало ясно, что Организация Варшавского договора прекратит своё существование?

— Когда меня назначили начальником Штаба Варшавского договора, первый звонок — это была Чехословакия. Начальник штаба из Чехословакии докладывает, что у них там плохо. Министра обороны сняли, начальника Генштаба сняли. И ни с кем политики не советовались, понимаете. Вот и пошёл отсюда развал. А потом его усилил господин Гавел (Вацлав Гавел, президент Чехословакии с 1989 года. — RT). Он же и выступил на совещании стран Варшавского договора с предложением ликвидировать ОВД.

  • «Запад-81», оперативно-стратегические учения армии и флота СССР и стран Варшавского договора. Воздушно-десантные войска на полевом смотре войск
  • РИА Новости
  • © В. Киселев

— Все были шокированы?

— Да, шокированы были, конечно… Идёт совещание, последним должен выступить представитель Венгрии. Три вопроса надо было разбирать на этом совещании. Вдруг Гавел поднимает руку и говорит: «Я предлагаю совсем другое. Я предлагаю обсудить вопрос о ликвидации военной организации Варшавского договора». Немая сцена. Вот и пошёл развал.

— Получается, никто не захотел как-то остановить этот процесс?

— Один только был против. Надо же знать, что к этому времени уже всё военное руководство во всех государствах сменилось. Один румын только встал и говорит: «Я категорически против, чтобы Варшавский договор ликвидировать. Потому что он является стабильным фактором укрепления мира». Вот так.

— Какая позиция была у руководства Советского Союза, в частности у Михаила Горбачёва, по поводу прекращения существования ОВД?

— Наверное, этот вопрос лучше задать ему самому… Он что-то сделал и хорошее, но, что касается нашей темы, то я доброго слова сказать о нём не могу. Вопрос роспуска Варшавского договора был связан с начавшимся уже к тому времени развалом Советского Союза. Горбачёв хотел быть президентом — и стал. А что происходило со страной, с другими государствами, его абсолютно не трогало.

  • «Запад-81», оперативно-стратегические учения армии и флота СССР и стран Варшавского договора
  • РИА Новости
  • © В. Киселев

— А как реагировали советские военные, в том числе находившиеся в то время в Восточной Европе, на распад ОВД?

— Ну а как может военный человек отреагировать на такие события? Естественно, болезненно реагировали. Для военных это был удар.

— Можете рассказать подробнее, как происходила ликвидация структур управления войсками Варшавского договора?

— Началось всё с ликвидации ГДР. Первым был отозван из Варшавского договора представитель Национальной народной армии Германии. И когда я пришёл начальником штаба, его уже не было. Ну а потом стали другие страны выходить из Варшавского договора. Стали своих отзывать представителей. И в конечном итоге остались начальник штаба и представители государств, которые помогали в выезде из Советского Союза своим товарищам.

— Как роспуск Организации Варшавского договора изменил страны, в него входившие?

— Страны остались такими, какими они были. Другой вопрос в том, что политическая система изменилась, экономическая система изменилась. Естественно, и вооружённые силы стали меняться в этих государствах. Как проходили «реформаторские дела» в этих странах — это уже тема для другого разговора.

  • Вывод Западной группы войск из Германии (30—31 августа 1994 года). К этой дате приурочен официальный визит президента Российской Федерации Бориса Ельцина в ФРГ для участия в прощальном параде в Трептов-парке в Берлине. Российские военнослужащие покидают территорию Восточной Германии
  • РИА Новости
  • © Юрий Сомов

— Как реагировали на распад ОВД на Западе, в руководстве НАТО, в США?

— Они торжествовали, поскольку считали себя победителями. Это же ясно.

— Сегодня много говорят о том, что, когда мы согласились на объединение Германии, роспуск Организации Варшавского договора, были заключены определённые устные договорённости, накладывающие серьёзные ограничения на НАТО, но они так и не были выполнены.

— К великому сожалению, это так. Мы разговаривали, дипломаты вели переговоры об одновременном роспуске Варшавского договора и блока НАТО. Одновременном. Но этого не произошло. Мы поспешили в этом плане. А они, как мы видим, до сегодняшнего дня существуют.

  • Генерал армии, экс-начальник Генерального штаба Вооружённых сил СССР Владимир Лобов
  • РИА Новости
  • © Александр Натрускин

— Как происходил вывод наших войск из Восточной Европы? Какова была судьба наших военнослужащих, выведенных из стран Восточной Европы?

— То, что принадлежало Варшавскому договору, было вовремя оттуда вывезено и было сосредоточено на территории нашей страны.

Вывод из Германии был несвоевременным. Надо было ещё немного подождать, если уж существовала такая необходимость в этом деле. Понимаете, у каждого офицера своя семья, свои какие-то мечты. А когда вывели в чистое поле, где-то там под Воронежем… Квартир нет. Конечно, были возмущения среди офицерского состава, их семей. Вообще, это была большая травма и для семей, и для офицеров. Потом были приняты меры, стало всё успокаиваться. Было построено новое жильё, новый казарменный фонд. И жизнь пошла.

— Возможно ли в перспективе создание военного блока, напоминающего Организацию Варшавского договора, в котором бы участвовала Россия?

— Сложный вопрос. Сегодня Россия предпринимает серьёзные шаги для стабилизации ситуации в бывших республиках Советского Союза. Президент взял на себя огромную эту ношу. Министр обороны ему помогает, Генеральный штаб. А остальное покажет жизнь.

1 июля 1991 года в Праге представители стран ОВД подписали Протокол о прекращении его действия

30 лет назад (1 июля 1991 года) в Праге представители стран Организации Варшавского договора — Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии — подписали Протокол о прекращении действия Варшавского договора.

Как распалась влиятельная военно-политическая организация, являвшаяся мощным противовесом западному блоку НАТО и долгие годы способствовавшая поддержанию мирового военного паритета, международной стабильности и безопасности в эпоху холодной войны

Фултонская увертюра

Началом холодной войны принято считать фултонскую речь Черчилля, с которой он выступил 6 марта 1946 года. В ней он открыто обвинил Советский Союз в экспансии, заявив, что рост коммунизма чрезвычайно опасен.

«Через весь европейский континент опустился железный занавес», — скреативил Черчилль и тут же дал рецепт эффективной стратегии противостояния «советской тирании»: действовать с позиции силы, формируя международный антисоветский блок — военно-политическую коалицию. Основой блока должна стать англосаксонская цивилизация, отметил он: «Средство предотвращения опасности — братская ассоциация народов, говорящих на английском языке».

Надо подчеркнуть: тогдашнее советское руководство все правильно оценило и никаких иллюзий насчет гегемонистских намерений своих — тогда еще союзников — не испытывало. Через неделю после фултонской развилки вышло большое интервью И.В. Сталина, в котором он указал: «Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира».

21 сентября 1946 года руководство США приняло решение о монополии на атомное оружие, и тогда же было окончательно отвергнуто предложение заключить международное соглашение о запрете его использования в военных целях. США твердо решили перейти в разговору со своим бывшим союзником по Второй мировой войне с позиции силы!

Историческое значение ОВД

Логичным продолжением этой антисоветской эскалации стало создание в апреле 1949 года военно-политического блока — Организации Североатлантического договора (НАТО) во главе с США, в которую первоначально вошли 12 государств, включая 10 европейских. В дальнейшем в 1952 году к НАТО присоединились Греция и Турция, а в 1955 году — ФРГ.

Интересно отметить, что в 1954 году СССР, стремясь сохранить мировую стабильность, подал заявку на вступление в НАТО, которая, однако, была отклонена. Фактически начиная с момента своего основания НАТО было ориентировано на оказание агрессивного противодействия СССР и странам социалистического лагеря.

Потому вполне объяснимо и закономерно, что в ответ на эти враждебные по отношению к СССР и странам социализма действия западного мира в мае 1955 года была создана Организация Варшавского договора (ОВД) — военно-политический союз СССР и восточноевропейских государств, имевший оборонительную направленность.

Таким образом, с созданием двух международных военно-политических блоков мир разделился на две части, находившиеся в острой конфронтации по всем направлениям — от военного до политического, от экономического до идеологического.

Важно подчеркнуть, что изначально ОВД по своим целям и принципам полностью соответствовала требованиям Устава ООН и носила сугубо оборонительный характер — обеспечение безопасности стран — участниц Договора.

В рамках ОВД была сформирована система основных органов управления. Был создан Политический консультативный комитет (ПКК) для координации внешнеполитической деятельности стран-участниц. Он состоял из глав государств — членов ОВД. Образовано Объединенное командование вооруженными силами (ОКВС) для обеспечения взаимодействия вооруженных сил государств-членов и укрепления их национальной и общей обороноспособности. Во главе ОКВС стоял главнокомандующий Объединенными вооруженными силами (первым главкомом в 1955-1960 годах был легендарный маршал Победы — Иван Конев).

В рамках ОВД регулярно проводились совместные командно-штабные и войсковые учения и маневры. В числе наиболее крупных — учения под кодовыми наименованиями «Квартет» (1963), «Октябрьский штурм» (1965), «Родопы» (1967), «Днепр» (1967), «Север» (1968), «Братство по оружию-80» (1980), «Запад-81» (1981), «Щит-82» (1982), «Дружба-84» (1984), «Щит-88» (1988).

Также СССР разрабатывал и поставлял союзникам самые передовые образцы вооружения и военной техники, неся при этом основную тяжесть финансовых расходов по функционированию организации.

Сегодня особенно важно понимать: историческая заслуга СССР и его союзников по ОВД состояла в достижении и поддержании устойчивого паритета военных потенциалов двух блоков — того, что сейчас назвали бы обеспечением стратегической стабильности.

Ликвидация ОВД — глупость или предательство

С приходом к власти Михаила Горбачева и назначением Эдуарда Шеварднадзе на пост министра иностранных дел СССР в основу внешней и оборонной политики страны было положено «новое мЫшление», положившее начало развалу советской системы, а по факту — сдачу Советского Союза Западу…

Причем не суть, из каких соображений это делалось — из благих или по глупости, важно то, что сделано это было советской номенклатурной верхушкой вполне добровольно, инициативно и даже с некоторым энтузиазмом. Национальные интересы СССР были «сброшены со стола истории» и заметены в угол, дабы не раздражать, но нравиться новым западным партнерам.

7 декабря 1988 года, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, Горбачев объявил об одностороннем сокращении Вооруженных сил СССР на 500 тысяч человек и выводе советских войск из стран Центральной Европы и Монголии.

Напомню — в декабре 1989 года в ходе встречи на высшем уровне глав СССР и США на Мальте президент США Дж. Буш-старший пообещал Горбачеву, что роспуск ОВД не изменит баланс сил в Европе и все бывшие участники Договора не будут входить в какие-либо военно-политические блоки. Однако впоследствии, как показало время и суровая реальность, все это оказалось лишь пустыми обещаниями.

Здесь позволю себе небольшой экскурс в историю этого «глобального обмана» Западом «наивных» руководителей СССР и России — упомянутого Горбачева и Ельцина, с пафосом провозгласившего в Конгрессе США: «Боже, храни Америку! — хорошо еще, что добавившего: — И Россию тоже».

В своем недавнем интервью телеканалу NBC в преддверии саммита РФ — США Президент России Владимир Путин напомнил, что президенту СССР Михаилу Горбачеву «устно, но все-таки было обещано», что НАТО не будет расширяться на Восток, однако эти договоренности не были закреплены на бумаге.

А в июне этого года МИД РФ в телеграм-канале своего официального представителя Марии Захаровой опубликовал подборку высказываний западных политиков, заверявших руководство СССР в отсутствии у НАТО планов по конфронтации с Москвой и расширению на Восток.

В частности, приводятся сделанные в 1990-1991 годах высказывания министра иностранных дел Великобритании Дугласа Херда, государственного секретаря США Джеймса Бейкера, помощника президента и заместителя советника президента по национальной безопасности США Роберта Гейтса, федерального канцлера ФРГ Гельмута Коля, президента Франции Франсуа Миттерана, в которых политики либо говорят об отказе от противостояния с СССР, либо прямо заявляют, что не поддерживают дальнейшее расширение НАТО. Горбачев верил или очень хотел верить этим «джентльменам», но факт, как говорится, налицо: «Обманули чудака на четыре кулака…»

Шутки шутками, а вот СССР Горбачев сотоварищи сдавали Западу вполне всерьез, системно и на всех участках — от экономики и обороны до идеологии.

Так, 7 июня 1990 года на заседании ПКК в Москве было принято решение о ликвидации военных структур ОВД, а всего через год, 1 июля 1991 года, в Праге прошло последнее заседание глав государств и правительств, входивших в состав Организации. На нем был подписан протокол о полном прекращении действия Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1955 года.

В истории ОВД, которая в течение 36 лет успешно противостояла блоку НАТО, была поставлена финальная и бесповоротная точка. Альянс между тем живет и расширяется до сих пор.

Еще один штрих об «энтузиазме» сдававших страну — вывод советских войск с территории Восточной Германии и Берлина был намечен на конец 1994 года. Однако в реальности был осуществлен раньше, став подобием поспешного и непродуманного исхода и даже бегства: имущество бросалось на произвол судьбы, люди и техника размещались зимой зачастую в чистом поле.

Германские власти на обустройство выводимых с их территории советских войск выделили в качестве компенсации денежные средства, которые, однако, так и не дошли до военнослужащих, осев на счетах коммерческих банков, став впоследствии одной из основ капитала российских олигархов.

Таким образом, в результате ликвидации ОВД СССР лишился стратегических союзников в Европе, что существенно ослабило его позиции и влияние не только на европейском континенте, но и в мире в целом. Более того, вывод советских войск из стран Центральной и Восточной Европы фактически освободил стратегическое пространство для западных держав, которые тут же не преминули этим воспользоваться.

Демократическое наступление на мир

Вернемся в сегодняшний день. То, что Черчилль произнес более полувека назад в Фултоне и последовавший за этим раскол мира на два военных блока, в наши дни поразительно схоже с развертываемой внешнеполитической стратегией Вашингтона по отношению к России (тогда СССР) и миру.

Драма повторяется теперь уже в виде фарса, весьма опасного, впрочем. Ибо авторы Фултонского манифеста — Черчилль и Трумэн с Кеннаном — прошли войну и понимали ее кошмар. А в США к ядерным кнопкам ныне приходят политики, которые, насмотревшись голливудских агиток, оттачивали свои воинственные навыки на компьютерных стрелялках…

Однополярный мир и доминирование через транснациональные корпорации и военно-политические блоки, находящиеся под контролем США, — в этом целевая суть стратегии глобалистов на новом этапе!

Для этого США доктринально определили и закрепили Россию — наряду с Китаем, Ираном и Северной Кореей — как своего оппонента и противника. А если называть все своими именами — как врагов.

В то же время коллективный Запад во главе с США находится в глубоком экзистенциональном кризисе! Что делать? Вопрос, который американские элиты (то самое «глубинное государство») задают себе сегодня, ибо лафа роста за счет ограбления мира заканчивается. И вариантов здесь немного.

Если грубо и упрощенно, то первый — это левый поворот, а второй — право-консервативный реванш «белой Америки WASP». И тот и другой — угроза дальнейшего раскола общества и распада страны. Для консолидации необходима внешняя угроза и враг, а также нагнетание истерии в жанре «русские идут».

Бывший министр обороны США Дональд Рамсфельд — человек, во многом определявший политику сразу нескольких американских администраций, — как-то высказался в том смысле, что для выхода из кризиса и создания нового мира необходимо «трансформирующее событие». Такими «трансформирующими событиями» могут быть эпидемии, революции/перевороты и, конечно, войны.

Знакомые нам до боли «приемчики», не так ли? Собственно, выход из кризиса через войну — традиционное для США решение.

И тут не надо питать иллюзий: кто бы ни находился в Белом доме, политика по отношению к нам во все времена остается неизменной. Суть этой политики касательно России лучше всего описывает фраза руководителя СВР КГБ СССР генерал-лейтенанта Леонида Шебаршина: «Западу от нас нужно только одно — чтобы нас не было».

Они и сейчас не скрывают, что хотели бы нас «утилизировать» — целиком и сразу, но это риски чреваты тем самым «неприемлемым ущербом», который Россия со своей лучшей в мире армией в состоянии нанести США, по их же собственным оценкам. Потому задача — не сразу, а постепенно вытеснить/вывести/вытравить «этих проклятых русских» как вид, устранить Россию как препятствие на пути установления нового мирового порядка.

Идеологическая «подкладка» под это уже подводится. Так, в мае этого года на сайте RAND-corp. появилось заявление министра обороны США Ллойда Остина «It’s Time to Drop Competition’ in the National Defense Strategy»: «Что должно делать министерство обороны в мирное время. Пентагон должен подготовиться к победе в следующей войне, одновременно побеждая любую военную агрессию ниже порога конфликта…» То есть их стратегический выбор — война!

Логику американского министра дополняют британские аналитики из Королевского института международных отношений Chatham House: «Россия продолжит совершать акты агрессии, а нормализовать отношения с ней Западу не удастся из-за глубочайшей разницы в целях и ценностях».

Байден уже подал сигнал о своем намерении созвать авторитетный мировой «саммит демократий». Налицо та же самая технология формирования военно-политического блока для мирового похода против «тирании» и «авторитаризма», что выдвинул в Фултоне Черчилль.

Напомню: полтора года назад «еще тогда не президент» Байден писал на страницах Foreign Affairs: «Победа демократии и либерализма над фашизмом и авторитаризмом создала свободный мир. Но борьба между ними — это отнюдь не вопрос нашего прошлого. Она определяет и наше будущее».

Это уже заявка на стратегию. Стратегию новой тотальной холодной войны.

Холодная война 2.0 — ментальная война Запада против России

И эта стратегия в стадии активного развертывания подготовки к войне, в основе которой все тот же блоковый принцип, обоснованный идеологической несовместимостью «правильного западного мира» со всеми теми, кто не присягнул ему в вассальной верности, — Россией и Китаем прежде всего.

Как подчеркнул, открывая в июне 2021 года Девятую Московскую международную конференцию по безопасности (MCIS) министр обороны России Сергей Шойгу: «Совсем недавно мы уделяли основное внимание проблематике борьбы с терроризмом в условиях многополярного мира. Сегодня на первое место выходит новая тенденция — формирование глобальных коалиций, разделение мира на «своих» и «чужих».

Запад усиленно пытается разделить наш многообразный мир на два искусственных лагеря. Якобы демократический и якобы авторитарный, навешивая ярлыки на Россию, Китай, Иран и даже на своих союзников по НАТО — Турцию, а в каких-то вопросах — на Польшу и Венгрию.

Собрать свою коалицию в блок и не позволить блокироваться другим, поссорив Россию и Китай прежде всего, — это мечта демократов ультраглобалистов.

Для «отжима на историческую обочину» остального «неправильного авторитарного мира» Западом широко используются экономические и финансовые санкции, которые дополняются силовым давлением, провоцированием военных инцидентов и кампаниями по дезинформации населения.

При этом способы и приемы такого воздействия становятся универсальными и применяются в любом районе мира. Расширяется профиль угроз, военных в том числе. Гиперзвук, цифровизация и роботизация выходят на первый план при разработке новых вооружений. Космос и киберпространство все активнее вовлекаются в военное противоборство.

Как заявил, выступая на MCIS, директор СВР Сергей Нарышкин: «Стремительно меняется сама среда жизнедеятельности человека, общества и государства. Она все больше виртуализируется, погружается в цифру… Возникает целый комплекс сложных вопросов, ответить на которые отдельные государства не в состоянии. Речь, в частности, идет о морально-этических аспектах применения био- и генной инженерии, робототехники, искусственного интеллекта…»

Этой же теме посвятил свое выступление на MCIS постоянный представитель России при ООН Василий Небензя. По его мнению, технологии сегодня становятся «великим уравнителем».

«Чем выше уровень технологических возможностей, тем более уязвимым становится их обладатель», — отметил Небензя, добавив, что риски в информационной сфере растут по экспоненте. — Для решения проблемы нужна «простая логика»: признать, что перед лицом киберугроз все равны, и обсуждать их «не узким кругом, а всем миром».

Суть сегодняшней глобальной повестки в том, что инструменты ведения войны и мира изменились до степени смешения. А спектр угроз и инструментов меняется настольно радикально, что нужно говорить о возникновении нового типа войны, целью которой является уничтожение самосознания, изменение ментальной — цивилизационной основы общества противника.

Под ударом «глубинного государства» демократизаторов не только Россия и Китай — под ударом весь не согласный с ультраглобалистами мир.

Как подчеркнул, выcтупая на MCIS, один из самых ярких политиков Германии, сопредседатель партии «Альтернатива для Германии» Тино Хрупалла: «Мы — Германия и немцы — подвергаемся жесткому моральному давлению и должны действовать против наших собственных национальных интересов. Ментальное давление усиливается как на политических, так и на экономических и частных субъектов. Новым является то, что в эпоху цифровой, информационно-технологической и психологической войны больше не существует формального объявления войны. Спецслужбы и средства массовой информации играют в «игру теней», целенаправленно используя информацию и дезинформацию».

Ментальная война «глобальных демократов против мира» направлена на разрушение мировоззрения противника и ведется без объявления. Ее последствия проявляются не сразу, и война эта имеет оперативно-технологический и стратегический масштаб реализации.

Ее оперативные цели — атака на сложивший стиль жизни, демонтаж, вульгаризация и вытеснение актуальных норм поведения, подрыв доверия к власти, раскол общества. Это оперативный масштаб — 3-5 лет.

Стратегические цели — перезагрузка исторического самосознания, системы образования и воспитания. А значит, базовых смыслов и целей общества, то есть идеологии. Здесь в том числе «переписывание/обнуление» истории, разрушение традиций, укладов, веры/религии и базовых ценностей. Это поколенческий масштаб — 10-15 лет.

Информационно-идеологическое воздействие — первый этап ментальной войны, за ним следуют социальные технологии манипулирования обществом.

Технология реализации ментальных войн помимо информационной включает психоэмоциональную составляющую. Причем в обеих составляющих активно задействуются технологии искусственного интеллекта (ИИ).

Задача ментальной войны, как и любой войны, — объект воздействия должен быть в итоге лишен суверенитета и перейти под внешнее управление.

Подчеркнем, ментальные войны — это агрессивное комплексное воздействие, которое направлено не только на информационное поле, но на образование и воспитание. На мой взгляд, сегодня для нашего деидеологизированного, разобщенного постковидного общества, где элита во многом утеряла волю, ментальная война является самым опасным типом холодной войны.

Горькие уроки истории

Одну такую войну мы 30 лет назад проиграли, потеряв прекрасную и могучую страну — СССР. И сопровождался этот процесс разрушением Советской армии и роспуском ОВД!

Для демонтажа СССР был применен механизм цветных революций и ментальной войны. В общество взамен социалистических были внедрены иные — капиталистические ценности и приоритеты.

Не будем обманываться: несмотря на внешнее воздействие и предательство элит, тот мировоззренческий выбор советские люди — сознательно или неосознанно — сделали сами, променяв ценности социалистического общежития на джинсы, жвачку, свободу перемещения, мир во всем мире и тому подобные идеологические симулякры. Потом они поняли, что трагически ошиблись, но поздно — страна была уже потеряна.

Извлекая уроки из того — 30-летней давности — периода, надо ясно понимать, что и сегодня в результате ментальной войны, развязанной против нас Западом и его пятой колонной здесь, народ может утерять свой цивилизационный, духовно-нравственный код. А как сказал Петр Аркадьевич Столыпин, «народ, не имеющий национального самосознания, есть навоз, на котором произрастают другие народы».

Задача глобалистов во главе с США, формирующими антироссийский «блок демократий», — устранить Россию как препятствие на пути установления нового мирового порядка.

Противостояние врагу в ментальной войне не менее важно, чем противостояние в новейших системах вооружений. Именно это может определить судьбу России.

Что делать для победы в ментальной войне?

Во-первых, продолжать то, уже делаем, укреплять армию, развивать реальный сектор экономики, обеспечивать суверенитет не только военный и политический, но и экономический, разумно дистанцируясь от втягивания в разного рода конфликты, концентрируясь на интересах страны, и наконец-то национализировать элиты.

Во-вторых, необходимо сформировать четкий образ будущего, который должен быть понятен не только для представителей элиты, но и для каждого россиянина.

В-третьих, представляется актуальным ставить вопрос о необходимости развития положений ныне действующей Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, основанной на единой системе прогнозирования и предупреждения угроз и вызовов во всех сферах: образовании, культуре, экономике, науке, обороне и безопасности. Базовым предположением о характере процессов в сфере национальной безопасности страны следует считать принципиальную неразделимость внутренних и внешних вызовов безопасности страны.

Современные подходы к обеспечению национальной безопасности Российской Федерации должны учитывать возрождающуюся геостратегическую блоковость, цивилизационный масштаб вызовов и угроз, нарастающую сложность разделения военно-силовых и невоенных рисков на фоне сращивания внутриполитических и внутриэкономических опасностей с внешними угрозами.

И не стоит впадать в алармизм. Как это уже не раз было в истории, кризис является и шансом на возрождение России. Мы привыкли в порыве пессимизма рассуждать, недооценивая себя, «расковыривая» проблемы, мол, «раньше будущее было лучше», но дело-то в том, что у остальных главных мировых игроков «будущее гораздо хуже».

Разделение глобального мира на блоки и мегарегионы открывает перед Россией новые возможности. Наше уникальное географическое положение и ресурсы, состояние российской армии и ОПК, атомная и космические отрасли, резко выросший уровень продовольственной безопасности, наш исторический опыт и культура, навыки мобилизации «в годину трудную» и многое другое дают России хороший исторический шанс.

Нужно лишь сосредоточиться на себе, сформировав свой геополитический мегарегион — пространство национальных интересов, пространство суверенитета, пространство влияния, пространства безопасности, очерченное яркими «красными линиями», переступать через которые будет не позволено никому. «Мы никогда не допустим, чтобы кто-то перетянул стратегический баланс на себя», — заявил на открытии MCIS наш президент.

Значимость военного фактора сегодня в мировой политике колоссально возрастает! Вспоминая годовщину бездарного самороспуска ОВД Михаилом Горбачевым сотоварищи и последовавшей за этим геополитической катастрофы распада СССР, подчеркнем: армия России сегодня не только гарант суверенитета и безопасности страны, но опорный институт государства, источник идеологии служения Отечеству.

Как показал майский 2021 года опрос ВЦИОМ, именно наша военная мощь — основа влияния и авторитета России.

Воистину так — нам чужого не надо, но свое не отдадим!

Это понимают — кто с радостью, кто со злобой — не только в России, но и в мире. Как подчеркнул в своем выступлении на MCIS бывший премьер-министр Словакии Ян Чарногурский: «Вооруженные силы Российской Федерации являются последней гарантией того, что «глубинное государство» не будет контролировать весь мир и народы, что их самобытная культура и особая история не исчезнут…»

Афанасьев Р.Н., адъюнкт Московского пограничного института ФСБ России, капитан.

Ликвидация юридического лица, так же как и его возникновение, ведет к серьезным правовым последствиям, ибо при ликвидации организации исчезает субъект права.

Изучение действующего законодательства о ликвидации юридических лиц и практики его применения арбитражными судами показывает, что решение основополагающих вопросов о ликвидации организаций обладает несомненной актуальностью. Противоречия в законодательстве, регулирующем прекращение деятельности юридических лиц как военных организаций, во многом являются причиной недостатков в работе органов (лиц), участвующих в ликвидации юридических лиц. В процессе осуществления ликвидации организации нередко возникают вопросы, в решении которых в практике нет единства.

В настоящий период в России идет интенсивный процесс создания юридических лиц, однако существует необходимость и в ликвидации таких организаций по различным основаниям.

Сказанное определяет необходимость и важность всесторонней теоретической разработки ряда проблем, имеющих значение для дальнейшего развития законодательства о ликвидации военной организации и для улучшения практики применения закона.

Большинство ученых различают два вида прекращения деятельности юридических лиц: реорганизацию и ликвидацию <1>, т.е. рассматривают ликвидацию как способ прекращения организации наряду с реорганизацией. Прекращение юридического лица не всегда ведет к окончанию его существования, т.е. ликвидации. Иными словами, прекращение военной организации может означать не только ликвидацию, но и реорганизацию юридического лица.

<1> См.: Грибанов В.П. Юридические лица. М., 1961. С. 36; Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. Флейшиц. М., 1966. С. 48; Егоров Н.Д., Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право: Учебник: В 2 т. 6-е изд., перераб. и доп. М., 2002. Т. 1. С. 162.

Данное положение находит подтверждение и в действующем законодательстве. Так, согласно п. 1 ст. 61 ГК РФ "ликвидация влечет прекращение юридического лица". Применительно к реорганизации ГК РФ прямо не указывает на то, что и реорганизация ведет к прекращению юридического лица. Однако к данному выводу можно прийти, если обратиться к п. 4 ст. 57 ГК РФ, где говорится о том, что в государственный реестр вносится запись о прекращении деятельности присоединенного юридического лица. При других способах реорганизации регистрируются "вновь возникшие юридические лица", что также свидетельствует о том, что прежние, реорганизованные юридические лица прекращаются (за исключением выделения).

Более четко положение о том, что реорганизуемые юридические лица считаются "прекратившими свою деятельность", сформулировано в ст. 16 Закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". В названной статье определяется момент завершения реорганизации юридического лица и указывается на то, что преобразованное юридическое лицо, а также юридическое лицо, реорганизованное в форме разделения, слияния или присоединения, считается прекратившим свою деятельность.

Общим последствием реорганизации и ликвидации юридических лиц является, как правило, такой признак, как прекращение существования участников этих процессов. Прекращение означает, что юридическое лицо более не вправе от своего имени продолжать осуществлять свою деятельность. Оно не может быть истцом и ответчиком в суде <2>. Последствием прекращения юридического лица является исключение его из Государственного реестра юридических лиц и, как следствие, прекращение его правоспособности. В силу п. 3 ст. 49 ГК РФ в момент завершения ликвидации юридического лица прекращается его правоспособность. Что касается реорганизации, то законодательство не содержит таких правил о прекращении правоспособности реорганизованных юридических лиц.

<2> При реорганизации происходят процессуальное правопреемство и замена лица, участвующего в деле, на его правопреемника (ч. 1 ст. 48 АПК РФ), а при ликвидации — прекращение производства по делу (п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ).

Данный вывод о прекращении юридического лица будет действовать в отношении всех видов прекращения военных организаций, за исключением выделения. Следует учесть то обстоятельство, что при реорганизации организации в форме выделения не происходит прекращения никого из участников реорганизации. Организация, из которой выделяются другие юридические лица, продолжает осуществлять свою деятельность от своего имени и не исключается из Государственного реестра юридических лиц. В данном случае выделяется (а точнее, отделяется от реорганизуемой организации) и возникает другое юридическое лицо. При выделении ни одна из реорганизованных организаций не прекращается, первоначальная продолжает свою деятельность, а "выделившаяся" — начинает.

Кроме того, п. 4 ст. 15 Закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", который определяет момент завершения государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации, не устанавливает, что при выделении вносится запись в Государственный реестр о прекращении деятельности какого-то юридического лица. Пункт 2 ст. 15 этого же Закона также вполне определенно указывает на то, что не всегда "реорганизация влечет за собой прекращение деятельности одного или нескольких юридических лиц". Данная норма устанавливает, что запись о прекращении деятельности таких юридических лиц вносится не всегда, а только "в случае, если реорганизация влечет за собой прекращение деятельности одного или нескольких юридических лиц".

Здесь необходимо обратить внимание на следующий момент. Реорганизация юридического лица всегда сопровождается прекращением организации(ий) и (или) созданием, возникновением новой(ых) организации(ий). Так, при слиянии ранее существовавшие организации прекращают свою деятельность и возникает новое юридическое лицо. При присоединении организация, к которой присоединяются другие лица, сохраняется (т.е. не прекращается), а вот присоединяемые организации прекращают свою деятельность как самостоятельные субъекты. Разделение ведет к возникновению новых организаций и прекращению реорганизованных. При выделении прежнее юридическое лицо продолжает существовать, однако возникают новые организации. Преобразование влечет регистрацию вновь возникшего юридического лица, а преобразованное лицо прекращает свою деятельность (п. 1 ст. 16 Закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей").

Таким образом, при выделении, действительно, нет прекращения юридических лиц, а при присоединении не происходит создания новых юридических лиц. Следовательно, все остальные формы реорганизации (преобразование, слияние, разделение) сопровождаются как прекращением прежних (реорганизованных) организаций, так и созданием новых юридических лиц.

Причем при реорганизации в некоторых случаях не происходит прекращения всех участников реорганизации, а прекращаются лишь некоторые из реорганизованных юридических лиц.

Другие виды реорганизации — разделение, слияние, преобразование (конечно, кроме выделения, когда вообще не происходит прекращения организаций) сопровождаются прекращением всех первоначальных реорганизуемых юридических лиц.

Определение того, какая из организаций прекращается при реорганизации, имеет важное практическое значение. Если обратиться к нашему примеру с заменой лица, участвующего в деле, при процессуальном правопреемстве в связи с реорганизацией юридического лица, то с учетом изложенного необходимо заметить, что при присоединении не происходит процессуального правопреемства, т.е. замены организации, к которой присоединяется другая организация. Это объясняется тем, что названное юридическое лицо не прекращается и не исключается из Государственного реестра юридических лиц. Если в данном случае иск предъявлен к организации А, а она в процессе рассмотрения дела в суде реорганизуется путем присоединения к ней другой организации — Б, то производить замену юридического лица А нет необходимости. Оно продолжает осуществлять свою деятельность, в том числе может быть ответчиком в суде, несмотря на реорганизацию, в виде присоединения к ней другого юридического лица. Наоборот, если иск был предъявлен к организации Б, которая присоединилась к А, то в этом случае должна производиться замена Б на А, так как юридическое лицо Б прекратилось и исключено из Государственного реестра юридических лиц.

Прекращение юридических лиц имеет значение также и при правопреемстве. Если организация при реорганизации не прекращается, то нельзя говорить и о возникновении правопреемства в отношении ее прав и обязанностей, так как при отсутствии прекращения юридического лица отсутствует и переход каких-то прав и обязанностей к другим организациям в связи с реорганизацией.

Таким образом, при реорганизации и ликвидации происходит прекращение юридического лица, за исключением такой формы реорганизации, как выделение. При выделении ни одно из участвующих в этом процессе юридических лиц не прекращает свою деятельность. Причем прекращение юридического лица означает, что оно уже не вправе продолжать самостоятельно осуществлять деятельность от своего имени. При прекращении деятельности военной организации она исключается из Государственного реестра.

Итак, ликвидация является одним из способов прекращения военных организаций наряду с реорганизацией. Каждый из этих способов прекращения организаций обладает своими особенностями, между ними есть существенные различия.

Оставьте комментарий