Налог на имущество 2021 год изменения

Такой порядок обложения земельным налогом участков под ИЖС, используемых в предпринимательской деятельности, подтвердил Верховный Суд Российской Федерации.

На участки, приобретенные физлицами под жилищное строительство (кроме ИЖС) налог начисляется с учетом коэффициента 2 в течение трехлетнего срока строительства начиная с даты госрегистрации прав на него.

Имущество товарищества безвозмездно передается в общую долевую собственность собственников садовых или огородных земельных участков пропорционально их площади вне зависимости от того, являлись ли данные лица членами товарищества.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2021. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

О значимых для юрлиц налоговых поправках, а также о тенденции неправомерной переквалификации налоговыми органами движимого имущества в недвижимое и неудачных попытках налогоплательщиков оспорить ее, что ведет к существенному увеличению их налоговой нагрузки

Имущественные налоги: нововведения 2021 года

Любая компания в процессе осуществления деятельности использует имущество: большим производственным предприятиям нужны земельные участки и производственно-складские комплексы, представители среднего и малого бизнеса обычно нуждаются в офисных помещениях и транспортных средствах. В результате почти все организации уплачивают имущественные налоги: земельный, транспортный и налог на имущество.

В этом году были внесены важные изменения в положения Налогового кодекса РФ, регулирующие исчисление и уплату имущественных налогов. Рассмотрим подробнее нововведения, которые вступят в силу в 2021 г.

Земельный налог

В числе существенных нововведений – отмена налоговых деклараций по земельному налогу и изменение сроков его уплаты.

1. Федеральный закон от 15 апреля 2019 г. № 63-ФЗ.

Статья 398 НК РФ с 1 января 2021 г. утрачивает силу, освобождая налогоплательщиков от подачи налоговой декларации по земельному налогу. Соответственно, декларации за 2020 г. представлять не потребуется. С 1 января 2021 г. налоговые органы будут принимать декларации, в том числе уточненные, только за налоговые периоды, предшествующие 2020 г., а также уточненные декларации, если первоначально налоговые декларации были представлены в этом году в случае реорганизации организации 1 .

С нового года налоговые органы будут направлять организациям-налогоплательщикам сообщения об исчисленных суммах земельного налога. В случае неполучения такого сообщения налогоплательщик будет обязан передать в налоговый орган информацию о наличии каждого из принадлежащих ему земельных участков до 31 декабря года, следующего за истекшим налоговым периодом (п. 2.2 ст. 23 НК РФ).

2. Федеральный закон от 23 ноября 2020 г. № 374-ФЗ.

  • Изменены сроки уплаты земельного налога. Законодательные органы муниципальных образований больше не будут устанавливать эти сроки (п. 2 ст. 387 НК РФ). Налогоплательщики-организации должны будут уплачивать налог не позднее 1 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом. Авансовые платежи по земельному налогу нужно будет уплачивать не позднее последнего числа месяца, следующего за истекшим отчетным периодом (п. 1 ст. 397 НК РФ).
  • Изменен порядок рассмотрения уведомления о выбранном для получения налогового вычета земельном участке (п. 6.1 ст. 391 НК РФ). Теперь такое уведомление рассматривается налоговым органом в течение 30 дней со дня его получения (с правом продления этого срока еще на 30 дней).
  • Внесены изменения в п. 1.1 ст. 391 НК РФ относительно учета сведений об изменяемой кадастровой стоимости участков. Изменение кадастровой стоимости, произошедшее в течение налогового периода, более не будет учитываться при определении налоговой базы в текущем и предыдущих налоговых периодах, за исключением случаев, при которых учет подобных изменений будет предусмотрен п. 1.1 ст. 391 НК РФ и законодательством РФ.
  • В случае когда кадастровая стоимость земельного участка будет изменена вследствие установления его рыночной стоимости, сведения об измененной кадастровой стоимости, внесенные в ЕГРН, будут учитываться при определении налоговой базы по земельному налогу начиная с даты начала применения для целей налогообложения сведений об изменяемой кадастровой стоимости (п. 1.1 ст. 391 НК РФ).

Транспортный налог

Из важного – отменены налоговые декларации по транспортному налогу и изменены сроки его уплаты. Также предусмотрены особенности прекращения уплаты налога в связи с уничтожением транспортного средства.

1. Федеральный закон от 15 апреля 2019 г. № 63-ФЗ.

  • Статья 363.1 НК РФ с 1 января 2021 г. утрачивает силу, освобождая налогоплательщиков от подачи налоговой декларации по транспортному налогу. Налог они будут уплачивать на основании собственных расчетов.
  • Налоговые органы начнут направлять налогоплательщикам-организациям сообщения об исчисленных суммах налога. В случае несогласия с расчетом налога налогоплательщик вправе в течение 10 дней со дня получения сообщения представить в налоговый орган пояснения или документы, подтверждающие правильность исчисления, полноту и своевременность уплаты налога. Срок рассмотрения таких пояснений составляет 1 месяц (с правом его продления еще на 1 месяц). По его истечении налогоплательщику направляется уточненное сообщение об исчисленной сумме налога (в течение 10 дней после составления такого сообщения) либо требование об уплате налога, если по результатам рассмотрения пояснений выявлена недоимка (п. 4–6 ст. 363 НК РФ).

2. Федеральный закон от 29 сентября 2019 г. № 325-ФЗ.

Законодательные органы субъектов РФ больше не станут определять сроки уплаты транспортного налога (абз. 2 ст. 356 НК РФ). Налогоплательщики-организации должны будут уплачивать налог не позднее 1 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом. Авансовые платежи по транспортному налогу нужно будет вносить не позднее последнего числа месяца, следующего за истекшим отчетным периодом (п. 1 ст. 363 НК РФ).

3. Федеральный закон от 23 ноября 2020 г. № 374-ФЗ.

В случае уничтожения транспортного средства исчисление налога прекращается с 1-го числа месяца, в котором ТС было утрачено. Только для этого налогоплательщику нужно будет подать соответствующее заявление. К нему можно приложить документы, подтверждающие факт уничтожения ТС. Заявление должно быть рассмотрено в течение 30 дней. Затем налогоплательщику будет направлено уведомление о прекращении исчисления налога или сообщение об отсутствии основания для этого.

Налог на имущество организаций

Законодатель обновил условия налогообложения при изменении кадастровой стоимости объекта налогообложения в течение налогового периода и уточнил особенности заполнения налоговой декларации.

1. Федеральный закон от 23 ноября 2020 г. № 374-ФЗ.

  • Изменение кадастровой стоимости объекта налогообложения в течение налогового периода будет учитываться при определении налоговой базы в текущем и предыдущих налоговых периодах только в случае, если это будет прямо предусмотрено п. 15 ст. 378.2 НК РФ и законодательством РФ, регулирующим проведение государственной кадастровой оценки.
  • Если кадастровая стоимость объекта налогообложения будет изменена по причине установления его рыночной стоимости, сведения об измененной кадастровой стоимости, внесенные в ЕГРН, будут учитываться при определении налоговой базы начиная с даты начала применения для целей налогообложения сведений об изменяемой кадастровой стоимости (п. 15 ст. 378.2 НК РФ).
  • В налоговой декларации должны быть отражены сведения о среднегодовой стоимости объектов движимого имущества, учтенных на балансе организации в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета (п. 1 ст. 386 НК РФ).
  • Согласно п. 1.1 ст. 386 НК РФ налогоплательщик, состоящий на учете в нескольких налоговых органах по месту нахождения принадлежащих ему объектов недвижимого имущества, налоговая база по которым определяется как их среднегодовая стоимость, на территории субъекта РФ, вправе представлять налоговую декларацию в отношении таких объектов в один из указанных налоговых органов по своему выбору, уведомив об этом налоговый орган по субъекту РФ. Это уведомление подлежит рассмотрению в течение 30 дней со дня его получения (с правом продления данного срока еще на 30 дней). При наличии оснований, препятствующих применению предусмотренного п. 1.1 ст. 386 НК РФ порядка представления налоговой декларации, налоговый орган должен будет сообщить об этом налогоплательщику.

На фоне нововведений, коснувшихся земельного и транспортного налогов, изменения в части налога на имущество организаций выглядят скромно. В то же время тенденции в судебной практике показывают, что именно этот налог чаще становится причиной споров.

Негативные тенденции в судебной практике: обложение налогом «движимой недвижимости»

Подавляющее большинство споров по налогу на имущество организаций по-прежнему сконцентрировано вокруг утративших силу еще 1 января 2019 г. положений п. 25 ст. 381 НК РФ. Они предусматривали освобождение от налога для движимого имущества, принятого с 1 января 2013 г. на учет в качестве объектов основных средств. После упразднения этой нормы движимое имущество и вовсе было исключено из перечня облагаемых налогом объектов, однако это не поспособствовало решению вопроса о том, как отграничить для целей налогообложения движимое имущество от недвижимого.

Теоретически серьезных проблем при таком разграничении возникать не должно. Разумному налогоплательщику следовало бы напрямую обратиться к ст. 130 ГК РФ, руководствуясь положениями п. 1 ст. 11 НК РФ о том, что институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства, используемые в НК РФ, должны применяться в том значении, в каком они используются в этих отраслях. В ст. 130 ГК РФ установлено следующее: к недвижимым вещам относится все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Согласно разъяснениям Верховного Суда РФ, «вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств… либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей» 2 . Учитывая это, можно заключить, что при квалификации вещи в качестве движимой или недвижимой ключевыми будут следующие факторы: 1) недвижимая вещь имеет прочную связь с землей; 2) наличие у недвижимой вещи прочной связи с землей исключает возможность ее перемещения без причинения несоразмерного ущерба ее назначению. В остальных случаях (за исключением тех, когда вещь в силу прямого указания закона является недвижимой) вещь является движимой.

Однако налоговые органы в спорах о движимом/недвижимом характере вещей стабильно не хотят руководствоваться принципами, установленными в ст. 130 ГК РФ. Они выявляют у спорных объектов (мостов, дорог, кустовых площадок, технологического оборудования, трубопроводов всех видов и т.д.) все новые и новые косвенные признаки, приближающие даже очевидно движимые вещи к объектам недвижимости.

Налоговые органы приводят в составе доводов в поддержку недвижимого характера объекта аргументы, которые сами по себе никак это не подтверждают с точки зрения положений ГК РФ: указывают на опосредованную связь основных средств с землей через эстакады и постаменты, участие объектов в едином технологическом процессе, применение по отношению к ним неверного кода ОКОФ, капитальный характер сооружений, вхождение спорных объектов в состав других, более крупных, основных средств и проч.

В то же время массово отклоняются непротиворечивые доводы налогоплательщиков о движимом характере принадлежащих им объектов основных средств, позволяющие признать их движимым имуществом на основании ст. 130 ГК РФ. Это доводы об отсутствии регистрации права собственности на спорные объекты в ЕГРН, о наличии справок БТИ, подтверждающих движимый характер имущества, о сборно-разборной конструкции и незначительном размере объектов, возможности их демонтажа и перемещения, разборном характере креплений спорного имущества к другим объектам, на которых оно располагается, о принятии каждого спорного объекта к учету в качестве самостоятельного основного средства в соответствии с ПБУ 6/01.

Казалось, что с принятием Верховным Судом РФ Определения от 12 июля 2019 г. по делу № А05-879/2018 (ЗАО «Лесозавод 25») напряжение вокруг переквалификации движимого имущества в недвижимое должно сойти на нет. Ведь Суд однозначно указал, что «определенность налогообложения при взимании налога на имущество организаций обеспечивается за счет использования установленных в бухгалтерском учете формализованных критериев признания имущества налогоплательщика (движимого и недвижимого) в качестве соответствующих объектов основных средств», а «необходимость взимания налога должна быть основана на объективных критериях, соблюдение которых в соответствии с п. 6 ст. 3 Налогового кодекса являлось бы ясным любому разумному налогоплательщику при принятии объекта основных средств к учету, а не зависело бы от оценочных суждений экспертов».

То есть Суд дал понять, что: 1) закрепленные в ст. 130 ГК РФ признаки недвижимого имущества должны быть установлены в отношении каждого отдельного объекта основных средств, а не совокупности объектов; 2) объектом налогообложения по налогу на имущество организаций должен являться самостоятельный объект основных средств, принятый к бухгалтерскому учету в порядке, установленном законодательством; 3) для квалификации имущества как движимого или недвижимого не имеет правового значения факт участия спорных объектов в едином технологическом процессе, осуществление которого без них было бы невозможно.

К сожалению, подход ВС РФ не нашел должного отклика в судебной практике.

Сначала в Постановлении АС Волго-Вятского округа от 18 сентября 2020 г. по делу № А29-14394/2018 (АО «Воркутауголь») появилось неоднозначное понимание критерия «ущерба назначению вещи» с упором на причинение ущерба не спорной вещи, а технологическому процессу, в котором она участвует.

Затем было вынесено Постановление АС Московского округа от 23 сентября 2020 г. по делу № А40-317545/2018 (ПАО «МОЭСК»), в котором суд для обоснования недвижимого характера спорного имущества неоднократно использовал как не имеющее отношения к делу понятие единого недвижимого комплекса, так и неприменимый в деле Приказ Министерства промышленности и энергетики РФ от 1 августа 2007 г. № 295 «О перечнях видов имущества, входящего в состав единого производственно-технологического комплекса организации-должника, являющейся субъектом естественной монополии топливно-энергетического комплекса».

В начале октября Арбитражный суд г. Москвы рассмотрел дело № А40-95182/20 (ООО «Газпромнефть-Хантос») по вопросу переквалификации движимого имущества, кустов скважин, в недвижимое в целях применения льготы в порядке п. 25 ст. 381 НК РФ. Суд ошибочно приравнял объекты, квалифицированные по ОКОФ в качестве сооружений, к недвижимому имуществу без достаточных на то оснований.

На это дело стоит обратить особое внимание, поскольку в нем суд предложил неоднозначную трактовку позиции ВС РФ по делу ЗАО «Лесозавод 25». В частности, по мнению суда, ВС РФ дал однозначные указания о том, что объекты, квалифицированные в качестве оборудования, по общему правилу, необходимо относить к движимому имуществу, а объекты, квалифицированные в качестве сооружений, – к недвижимому. В результате, установив, что согласно ОС-1 налогоплательщик присвоил спорным объектам коды ОКОФ, относящиеся к разделу «Сооружения», суд в удовлетворении его требований отказал, считая при этом, что его позиция полностью согласуется с позицией Верховного Суда.

Между строк читается явная судебная ошибка. В указанном определении ВС РФ, вопреки мнению суда, подобная «презумпция» отсутствует. Судебный акт не содержит прямого указания на то, что объекты ОС, классифицированные в качестве сооружений по ОКОФ, безусловно являются объектами недвижимости. ВС РФ, анализируя правовую природу спорного имущества, не фокусировал свое внимание только лишь на положениях классификации ОКОФ, не давал комплексную оценку какому-либо спорному имуществу, входящему согласно ОКОФ именно в раздел «Сооружения», а, напротив, без привязки к конкретным разделам ОКОФ указал, что необходимость взимания налога должна быть основана на объективных критериях, соблюдение которых в соответствии с п. 6 ст. 3 НК РФ являлось бы ясным любому разумному налогоплательщику при принятии объекта основных средств к учету.

Поэтому анализ спорного имущества при определении его движимого/недвижимого характера должен производиться не только через призму ОКОФ, но и с учетом норм гражданского законодательства, в том числе положений ст. 130 ГК РФ. По результатам проведения подобного анализа становится ясно, что наличие кода ОКОФ, отнесенного к разделу «Сооружения», не может служить безусловным основанием для квалификации спорных объектов в качестве недвижимого имущества, если отсутствуют доказательства наличия у них предусмотренных ст. 130 ГК РФ признаков: прочной связи с землей и невозможности перемещения объекта без несоразмерного ущерба его назначению.

На этом неудачные попытки налогоплательщиков оспорить неправомерную переквалификацию движимого имущества в недвижимое не закончились. 26 июля 2020 г. Девятый арбитражный апелляционный суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы ООО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМНЕФТЕОРГСИНТЕЗ» (дело № А40-318087/2019). Суд использовал «классические» доводы о капитальном характере трубопроводов, вхождении их в единый технологический процесс, уникальности трубопроводов как объекта строительства и невозможности их перемещения в пространстве со ссылкой на упомянутое определение ВС РФ. Кроме того, как и в деле ООО «Газпромнефть-Хантос», суд указал, что приведенные в этом определении выводы «подтверждают, что в целях налогообложения налогом на имущество организаций спорные объекты, являющиеся сооружениями, подлежат квалификации именно в качестве недвижимого имущества».

Вереница подобных дел демонстрирует усилившиеся в последние месяцы негативные тенденции в вопросах налогообложения «движимой недвижимости». Ее разбавляют лишь единичные успехи налогоплательщиков. Например, в деле № А05П-703/2019 (ООО «Совместная компания “РУСВЬЕТПЕТРО”») Арбитражный суд Архангельской области признал движимым имуществом высоковольтные линии электропередачи, автомобильные дороги, площадки кустов, воздушные линии и трубопроводы.

Поэтому открытым остается вопрос о том, как проводить классификацию движимого и недвижимого имущества, какие критерии для этого избрать. Законодатель, выводя движимое имущество из-под налогообложения, не установил в НК РФ такие критерии, а те, что указаны в ст. 130 ГК РФ, в судебной практике почти не работают. В судебных тяжбах позиции налоговых органов и налогоплательщиков чаще подкрепляются выводами строительной экспертизы, о неприменимости которых при квалификации имущества в качестве движимого/недвижимого ВС РФ в своем определении высказался однозначно: необходимость взимания налога не должна зависеть от оценочных суждений экспертов.

Правоприменители оказались в интеллектуальном тупике. Об этом свидетельствуют и необычные законодательные инициативы. Например, показателен законопроект, в котором предлагается признать движимым имуществом кабели связи вне зависимости от места их размещения и способа прокладки.

Наблюдается очевидный парадокс: налогоплательщиков волнует судьба их движимого имущества, они ищут пути для верной и понятной квалификации принадлежащих им объектов основных средств, будь то в судебном порядке или через законодательные инициативы, в то время как законодатель, судя по объему текущих поправок в гл. 30 НК РФ, предпочитает оставаться в стороне от разрешения проблемы.

В таких обстоятельствах остается неясным, нужно ли сохранять в НК РФ спорную льготу в отношении движимого имущества или же лучше выбрать альтернативный вариант: «стабильность» в условиях «без льгот», но с умеренной ставкой налога. Компромисс может устроить как государство, так и налогоплательщиков, которые устали от неопределенности обложения налогом «движимой недвижимости». Однако пока позитивные веяния в этой сфере разглядеть сложно.

Рекомендации налогоплательщикам

Налогоплательщикам остается посоветовать лишь одно: внимательно отнеситесь ко всем объектам организации, принятым на учет в качестве движимого имущества. Необходимо учитывать, что анкерное крепление или возможность сборки/разборки вещи не являются гарантией ее движимого характера. Оцените, насколько автономным является каждый принятый на учет объект, насколько сильно он задействован в глобальных технологических процессах предприятия, в каких местах и как он крепится к другому оборудованию или объекту, какие объекты он соединяет – движимые или недвижимые.

Во избежание ошибок при квалификации имущества в качестве движимого/недвижимого производственным компаниям может быть рекомендовано на основе полномасштабного анализа судебной практики разработать для своих сотрудников методические рекомендации по такой квалификации. Нужно будет подробно описать правила и руководящие принципы, которые следует использовать персоналу при квалификации вновь приобретаемого объекта основных средств и постановке его на бухгалтерский учет. Такие меры помогут нивелировать часть претензий налоговых органов в отношении объектов основных средств, по которым налог на имущество исчислять и уплачивать не планируется.

1 Письмо ФНС России от 31 октября 2019 г. № БС-4-21/[email protected] «Об отмене с 01.01.2021 обязанности представления налоговых деклараций по транспортному налогу и земельному налогу».

2 Пункт 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой ГК РФ».

Оставьте комментарий