Приказ старое название

В каких случаях происходит изменение наименования юридического лица?

Согласно п. 3 ст. 1473 ГК РФ каждая организации должна иметь название, которое указывается в уставных документах. Но иногда в ходе деятельности фирмы возникают ситуации, когда ей приходится изменять наименование. Причины для этого могут быть самыми разными:

  • реорганизация с выделением нового юридического лица либо, наоборот, слияние двух предприятий;
  • желание собственника поменять старое название компании на более звучное;
  • изменение организационно-правовой формы собственности.

Независимо от причины изменения названия прежде всего необходимо внести изменения в ЕГРЮЛ и уставные документы — только после этого компания будет считаться переименованной.

Смена названия влечет за собой необходимость произвести соответствующие изменения в документах организации, в том числе и кадровых.

Основания для внесения изменений в трудовую книжку

Согласно Правилам ведения трудовых книжек, с 01.09.2021 утвержденным приказом Минтруда от 19.05.2021 № 320н, в трудовой книжке каждого работника должно содержаться полное наименование организации и сокращенный вариант (при наличии).

Значит, после того как предприятие, где трудится сотрудник, изменило свое название, это нужно отразить в трудовой книжке.

Подробности о порядке заполнения трудовых книжек узнайте здесь.

Основанием для внесения изменений в трудовую книжку будет являться внутренний распорядительный документ о смене названия. Это может быть протокол, постановление, решение и т. д.

Только после издания этого документа можно вносить новые записи в трудовую книжку.

С 01.09.2021 правила заполнения трудовых книжек изменены. Все нюансы нового порядка смотрите в Готовом решении от КонсультантПлюс. Пробный доступ можно получить бесплатно.

Трудовые книжки нового образца нужно применять с 01.01.2023. Надо ли обменивать старые трудовые работников на новые и что делать с неизрасходованными к 2023 году бланками старого образца, читайте здесь.

Основные требования к внесению записей в трудовую книжку

При внесении изменений в трудовую книжку работника необходимо руководствоваться Правилами по заполнению трудовых книжек:

  • Записи в трудовой книжке делаются световодостойкими чернилами (пастой, краской, гелем) черного, синего или фиолетового цвета; использование других цветов недопустимо. Также с 01.09.2021 записи могут быть полностью или частично произведены с использованием технических средств путем переноса красителей или в виде оттиска штампа (печати). Под переносом красителей подразумевается, что записи могут быть отпечатаны на принтере (письмо Минтруда от 29.06.2021 № 14-6/ООГ-5976).
  • Запись должна быть сделана разборчивым подчерком, без фактических и орфографических ошибок.
  • Все числовые записи вносятся только арабскими цифрами: число и месяц — двузначными, год — четырехзначными.
  • Все записи вносят полностью, сокращения недопустимы. Не допускается писать «пр.» вместо «приказ», «расп.» вместо «распоряжение», «пер.» вместо «переведен».
  • Нельзя делать исправления в записях путем зачеркивания или заштриховывания ошибки, нельзя пользоваться корректором.

Все эти правила в равной степени будут относиться и к внесению изменений о наименовании организации.

Порядок внесения записи об изменении названия работодателя в трудовую книжку

Информация вносится в пустую строку, которая следует после последней записи, независимо от того, что это за запись (например, о приеме и увольнении с работы по внешнему совместительству).

При этом графы 1 и 2 трудовой книжки не заполняются.

В 3-ю графу трудовой книжки, там, где указываются сведения о работе, вносится запись о переименовании: «Организация (наименование, дата переименования) переименована (новое наименование организации)».

В графе 4 приводится основание переименования — приказ (распоряжение) работодателя или иное решение, его дата и номер.

Порядок записи информации о внесении изменений в трудовую книжку при смене наименования организации регламентируется п. 13 Порядка ведения трудовых книжек и не зависит от формы собственности организации.

Нюансы внесения записи в трудовую книжку о переименовании организации

В зависимости от того, по какой причине произошла смена наименования работодателя, в некоторых случаях изменять записи надо будет не у всех сотрудников.

Произошла реорганизация, и предприятие «Ромашка» присоединило к себе предприятие «Незабудка». Соответственно, новое юридическое лицо будет теперь носить наименование «Ромашка». Изменения в трудовую книжку необходимо будет внести только работникам «Незабудки», вносить новые записи работникам «Ромашки» нет необходимости, поскольку наименование их работодателя не изменилось.

Указанный пример не стоит путать с ситуацией, когда одна организация ликвидируется, а ее работники принимаются в другую переводом. В этом случае не будет никаких записей об изменении. Работника нужно будет уволить из одного предприятия и принять в другое с указанием основания.

Часто допускаемые ошибки при внесении записи об изменении наименования компании

При внесении записи могут быть допущены следующие ошибки:

  • Проставление в колонке 1 порядкового номера записи. Из п. 10 Порядка следует, что нумеруются только записи, содержащие сведения о работе: приеме, переводе, присвоении новой специальности и увольнении.
  • Проставление в колонке 2 даты внесения записи или даты изменения названия организации — в данном случае дата переименования будет указана в колонке 3.
  • Заверение внесенной записи печатью — печать организации ставится только при увольнении работника.

Данные ошибки не являются грубыми, и поэтому при их допущении исправлений не производится.

К грубым ошибкам, которые нужно исправить, относятся следующие:

  • фактическая ошибка в наименовании старого или нового названия организации;
  • ошибка в дате переименования организации;
  • ошибка в записи об основании для внесения изменений.

Эти ошибки необходимо исправить сразу после их обнаружения.

Алгоритм исправления допущенных ошибок

Порядок исправления ошибок в записи о переименовании организации:

  • Неправильная запись не зачеркивается, правильные данные вносятся ниже.
  • В следующей незаполненной строке указывается: «В наименовании (записи) допущена ошибка».
  • Затем делается правильная запись — полностью, даже если ошибка была допущена в реквизитах приказа.

Исправление не заверяют ни печатью, ни подписью.

Образец такой записи см. в типовой ситуации от КонсультантПлюс.Если у вас нет доступа к системе К+, получите пробный онлайн-доступ бесплатно.

Исправление можно вносить на любом этапе работы, даже если после записи, где была допущена ошибка, уже сделаны другие записи.

Итоги

При переименовании организации записи в трудовых книжках сотрудников необходимо делать в обязательном порядке. Изменения вносятся только после того, как новое название будет зафиксировано в уставных документах. Основанием для внесения записи в трудовую книжку служит внутренний приказ о переименовании и необходимости внесения изменений во внутренние документы. Изменения вносят в порядке, установленном Инструкцией по заполнению трудовых книжек.

Па?нский прика?з — одно из центральных приказов Русского государства конца XVI — первой четверти XVII века, ведавший иностранцами на русской службе. В 1623/24 году [1] преобразован в Иноземский приказ.

Панский приказ
Общая информация
Страна Русское государство
Дата создания конец XVI в.
Предшественник Иноземный приказ
Дата упразднения 1623-1624 гг.
Заменено на Иноземский приказ
Руководство
Подчинено Государь, Царь и Великий Князь всея Руси
Устройство
Штаб-квартира Москва

Содержание

Панский приказ известен с конца XVI века (в записках «О государстве русском» Джильса Флетчера (1588—1591) и «Писанных законах России (The Lawes of Russia Written)» (1598)) [2] . Первым проанализировал и сравнил эти два источника Д. В. Лисейцев и пришел к следующему выводу:

Учреждение <…> существовало уже в конце XVI века под названием Иноземного приказа, затем — по всей видимости, на рубеже XVI—XVII в. — было переименовано в Панский приказ, и в 20-е гг. вновь сменило имя на Иноземный (или Иноземский) приказ (возможно также, что два разных названия одного ведомства бытовали параллельно). [3]

Свидетельства этих источников несомненно подтверждают существование приказа, ведовавшего иностранцами на русской службе, но никак не служат доказательством официального названия этого приказа. А неоднократная смена двух названий одного приказа без более весомых доказательств представляется странным. К тому же, у Дж. Флетчера приказ назван не Иноземным, как его по смыслу перевели переводчики, а «prechase shisivoy nemshoy», что, видимо, означает «приказ служивых немцев».

Скорее всего, в приказном обиходе употреблялись не только официальные названия приказов, но и названия, отражающие качественную характеристику того или иного приказа: как «приказ служилых немцев» и «приказ иноземцев». Официальное название приказа с момента его образования до 1623/24 г. было именно Панский, а с после — Иноземский. При этом на протяжении 20-х-30-х гг. XVII в. продолжало употребляться и старое название приказа как в личных челобитных подьячих и их списках, так и в Переписных книгах г. Москвы [4] .

Панский приказ упоминается в упоминается в русско-английском словаре, составленном в 1619—1620 годах Ричардом Джемсом, как «учреждение, ведающее делами поляков» (англ. Panskoi precase, an office concerninge the Poles ). [5]

Ведал иностранцами на русской службе, значительную часть которых в XVII веке составляли служилыми людьми из Польши и Великого Княжества Литовского, попавшими в плен и поверстанными в военную службу или поступившими добровольно в ходе событий в период и после Смутного времени. Возможно, имел отношение к обмену пленными. Помимо верстания также распределением иноземцев по полкам, выдачи им жалованья, судом и другими вопросами, связанными с их службой и проживанием, за исключением найма в Россию и отпуска на Родину, что было функцией Посольского приказа [6] .

Сами иностранцы считали, что он имел «в своем заведовании земли, определённые на содержание иноземных наемных солдат, как то: поляков, шведов, голландцев, шотландцев и проч.» [7] , то есть ведал всеми иностранцами на русской службе и некоторыми городами, с которых получал частичное финансовое обеспечение [8] .

В 1623/24 году преобразован в Иноземский приказ.

По Богоявленскому С. К. Панский приказ возглавляли судьи/главы, так в различные периоды должность занимали [9] :

  1. 1598—1599 г. — Салтыков, Михаил Глебович, окольничий
  2. 1598—1599 г. — Татищев, Игнатий Петрович, думный дворянин
  3. 1605—1606 г. — Басманов, Пётр Фёдорович, боярин
  4. 1610—1611 г. — Молчанов, Михаил Андреевич, окольничий
  5. 1613/14 — 1620/21 гг. — Лобанов-Ростовский, Афанасий Васильевич, князь, чашник, боярин (с 1618/19 г.)
  6. 1621/22 — 1623/24 гг. — Черкасский, Иван Борисович, князь, боярин

Справочные издания Править

    Государственность России: В 6 кн. Документация государственных учреждений и органов сословного управления: конец XV в. — февраль 1917 г. Словарь-справочник.. — Кн. 3.. — Москва: Наука, 2001. — 291 с.

Лохвицкий А. О. О Панском приказе // Журнал министерства народного просвещения. — 1857. — Т. 94 Отд. VII, № 4. — С. 24—25.

Как нужно оформить приказ о смене названия. Что там писать?

(Просто нам нужно срочно предоставить учредительные документы для вступления в СРО, в том числе и приказ о назначении Гендера). Нужно ли менять приказ о назначении Генерального директора?

Ответы на вопрос:

За срочность можно помочь в составлении документов на платной основе.

если в уставе не указан участник (и) общества, директор. вносятся изменения только в наименВование организации. Должно быть решение участника (Вов) общества о смене наименВования. решение о назначении директора и приказ. Подпись директора удостВоверяется нотариусом, так же данные сообщаются в в банк, где открыт расчетный счет общества. , эти документы потребуются нотариусу, затем все заверяется и подается в налогВовую.

Похожие вопросы

Нужно ли менять внутренние документы фирмы (разные положения и инструкции) если организация сменила название и вид деятельности и нужно ли делать перевод генерального директора из фирмы со старым названием в новую. Приказ о назначении генеральным директором тоже меняется?

Поменялся гендер. Директор и название ИП. заявление на трудоустройство я написала. Как рассчитывают декретные, при такой смене гендер. Директора и названия ИП?

Необходимо сменить ген директора ООО без его согласия. Я единственный учредитель. Понимаю, что нужно провести собрание, занести решение о смене и назначении в протокол и издать приказ. Но директор не отдает учредительные документы. Как забрать дубликаты в ИФНС? Или есть какое-то другое решение?

Организация изменила название и зарегистрировала новые учредительные документы в соответствующие органы. Как правильно оформить переход работников из организации под старым названием в организацию под новым названием? Путем доп. соглашением к трудовому договору или увольнением? Какую запись нужно сделать в трудовой книжке? Спасибо.

Произошла смена названия ООО, которая зарегистрирована в налоговой с новым названием. В банке требуют приказ о назначении директора и бухгалтера в ООО с новым названием и приказ о приеме на работу. Что именно писать в приказах?

Произошла смена названия ООО, которая зарегистрирована в налоговой с новым названием. В банке требуют приказ о назначении директора и бухгалтера в ООО с новым названием и приказ о приеме на работу. Что именно писать в приказах?

В ближайшее время, организация в которой мы работаем «отдается» для другой деятельности, в другой населенный пункт. Будет создаваться новая организация (ООО) с теми же учредителями, остается тот же генеральный директор, вид деятельности. Меняются учредительные документы, название организации. Как отразить (какой (ими) записью (ами)) в трудовой книжке? Работники все остаются. Уволиться и затем сделать запись о новой работе или оформить как перевод? Спасибо!

Приказы — органы системного управления в Русском царстве, заведовавшие особым родом государственных дел или отдельными областями государства. Приказы назывались иначе палатами, избами, дворами, дворцами, третями или четвертями.

Содержание

Приказы как государственные учреждения, предположительно, возникли непроизвольно: какому-нибудь лицу или нескольким лицам поручается ведение некоторых дел, «приказывается» ведать этими делами — и возникает приказ, который иногда даже называется именем человека, кому приказано, например «Приказ (четь) дьяка Варфоломея» [1] .

Название избы и приказа употреблялось сначала смешанно, но затем за известными органами управления утвердилось название приказов, за другими — изб.

Название палата было более почётным, чем изба.

Дворами и дворцами назывались органы управления, заведовавшие преимущественно хозяйственной частью; иногда, впрочем, этим именем назывались и те органы управления, которые ведали отдельными областями государства.

Названия палата, двор, дворец заимствованы от помещений.

Происхождение названий трети и четверти стоит в связи с делением государства при Иоанне III на три части, при Иоанне IV — на четыре. Впоследствии название четверти стало присваиваться и другим приказам.

Слово приказ в смысле учреждения в первый раз встречается в 1512 году в грамоте великого князя Василия Иоанновича Владимирскому Успенскому монастырю [2] .

Приказы при Иване III Править

Ко времени Ивана III Неволин относит появление приказов разрядного, холопьего, житного, Большого двора, казённого, постельного, конюшенного, а также приказов для управления отдельных княжеств и земель, объединённых Иваном III, и, наконец, приказов, которые позже носили название четвертей. Причём, наименование Большой приказ, возможно, принадлежало приказам, заведовавшим делами собственно Московского Великого княжества, то есть земель, наследованных Иваном III от своего отца, в противоположность приказам, которые, заведуя делами только отдельных княжеств, носили название от этих княжеств.

Василий III Править

При Василии Ивановиче (1505—1533) число придворных чинов увеличилось тремя: ловчим (1509), оружничим (1511) и кравчим (1514), причём, вероятно, при каждом из них был учреждён особый приказ.

С завоеванием Смоленска появляется Смоленский разрядный приказ.

Иван IV Править

Судебник 1550 года устанавливает систему приказного управления, основной каркас которой сохраняется до конца XVII в. Учреждаются более 80 приказов, обеспечивающих основные государственные нужды, основные из них:

а также четверти:

Фёдор Иоаннович Править

С учреждением в 1589 году патриаршества появились, вероятно, и патриаршие приказы: патриарший разряд и патриарший казённый приказ.

Борис Годунов Править

При Борисе Годунове был вновь учреждён один только приказ каменных дел.

Смутное время Править

После смерти Бориса Годунова до избрания на престол Михаила Фёдоровича Романова новых приказов не было учреждено, ввиду общей разрухи некоторые прекратили свою деятельность. Так, с потерей для России Смоленска был уничтожен Смоленский разрядный приказ, не встречаются также Дмитровский и Рязанский судные приказы.

Михаил Федорович Править

При Михаиле Фёдоровиче учреждено было несколько временных приказов, которые по достижении своей задачи прекращали свою работу. Из постоянных приказов в это царствование были основаны Дворцовый, Судный и Аптекарский приказ. Выделился из Казанского приказа Сибирский приказ.

Алексей Михайлович Править

При Алексее Михайловиче было создано много новых приказов. Некоторые из них вызывались военными обстоятельствами и исчезали в мирное время: так, исчезли ещё при Алексее Михайловиче приказы столовых и счётных дел, полоняничный, денежной раздачи, литовский, лифляндских дел. Кроме них, при нём были основаны приказ тайных дел, хлебный приказ, панихидный, рейтарский, счётных дел, строения богаделен, монастырский, смоленский, малороссийский.

Фёдор Алексеевич Править

При Фёдоре Алексеевиче заметно стремление к сокращению количества приказов и к более правильному распределению обязанностей между ними.

В 1677 году челобитный приказ был соединён с владимирским судным, монастырский — с приказом Большого дворца.

В 1680 году были соединены вместе приказы новгородский, владимирский, новой чети, галицкой чети и Большого прихода, при чём многие предметы их ведомства были отданы приказу Большой казны. В том же году было сделано новое распределение ведомства ратных людей между приказами.

В 1681 году дела холопьего приказа были переданы в судный. Вскоре после воцарения Фёдора Алексеевича был закрыт Приказ тайных дел, а в 1680 г. — Приказ строения богаделен.

Регентство царевны Софьи Править

В правление Софьи Алексеевны (1682—1689) был закрыт Панихидный приказ и вновь учреждён Великороссийский приказ.

После правления царевны Софьи до учреждения коллегий Править

Первоначально у Петра не было, по-видимому, определённого плана преобразования административных порядков; приказная система продолжает существовать, подвергаясь только частичным видоизменениям, в большинстве случаев не касавшимся сущности приказного строя: некоторые приказы соединяются в одно целое, круг ведомства других расширяется, они получают новые названия, оставаясь, в сущности, старыми учреждениями, создаются новые приказы. Рядом с приказами учреждаются канцелярии, по типу сходные с приказами и отличающиеся от них только названием и, может быть, меньшим объёмом: ингерманландская, мундирная, банная и т. п. Впоследствии название канцелярия стало употребляться вместо приказа. Решительное преобразование приказного управления началось только с учреждением коллегий. В 1721 году в Духовном Регламенте были изложены главнейшие основания реформы. В приказах управление и решение дел было единоличным; в коллегиях дела решаются несколькими лицами. Этим гарантировались: 1) большая успешность в раскрытии истины; 2) большее уважение к приговору со стороны общества; 3) большая быстрота в решении дел; 4) меньшая возможность злоупотреблений со стороны судей и 5) большая свобода при решении дел.

Поздняя история приказов Править

Коллегии заменили приказы, но последние не исчезли совсем. Некоторые из них — под собственным именем (Малороссийский, Сибирский приказы), другие — под именем канцелярий (Ямская канцелярия) продолжали существовать и пережили даже Петра I. Приказная система только постепенно уступила место новому порядку вещей. К ней иногда возвращались и после Петра I. В 1730 году был восстановлен, например, Сибирский приказ, просуществовавший до 1755 года, вновь учреждены Судный и Сыскной приказы. Окончательно следы старого приказного московского строя исчезли только с изданием в 1775 году при Екатерине II Учреждения о губерниях. Название приказ удержано и здесь для некоторых учреждений (например Приказ общественного призрения), но характер этих учреждений и их положение в общем строе государства были совсем иные.

См. также Править

Приказы располагались в Кремле. Большая часть приказов размещалась в длинном здании приказов, располагавшемся по бровке Кремлёвского холма от Архангельского собора почти до Спасских ворот. Здания были разобраны в период с 1767 года по 1770 год [3] .

Каждый приказ состоял из двух частей: одни занимались решением дел, другие — письменной частью. Первые назывались судьями, вторые — дьяками и подьячими.

Судей в приказах было по одному, а в более важных — по два и более. Один из судей был главным. Главным судьёй обычно назначался кто-нибудь из членов боярской думы, иногда же — стольник или дворянин. Остальные судьи большей частью были думные или простые дьяки. Исключением из общего правила являлся приказ тайных дел, который состоял только из дьяков и подьячих. Это объясняется особым характером этого приказа, являвшегося как бы собственной канцелярией царя.

Судьи, дьяки и подьячие в приказы назначались и увольнялись верховной властью. Для приведения в исполнение разных распоряжений и приказаний в посольском приказе существовали толмачи, во дворце — трубники, в других приказах — дети боярские, недельщики, денщики, пушкари. Их обязанностью было призывать тяжущихся в суд и отдавать обвиняемых на поруки, содержать их до суда под своим наблюдением, производить взыскания с должников, приводить в исполнение наказания, доставлять переписку приказов по принадлежности.

Ведомства приказов не были строго разграничены; иногда в приказе сосредоточивалось столько разнородных дел, что он почти не соответствовал своему названию. Судебная часть не была отделена в приказах от административной; можно принять почти за правило, что приказ являлся судебным местом для тех лиц, которых он по роду дел имел в своём управлении. Приказы действовали именем государя и были высшими правительственными и судебными местами; жалобы на их решения приносились государю и рассматривались в царской думе.

Судьи, дьяки и подьячие собирались в приказы ежедневно, кроме воскресных и праздничных дней, и должны были заниматься определённое число часов. В случаях, не терпящих отлагательства, они должны были собираться и по воскресеньям. Профессор В. И. Сергеевич полагал, что дела в приказах решались, по всей вероятности, единогласно; Неволин и профессор М. Ф. Владимирский-Буданов считали иначе. «Хотя по закону, — говорит первый, — в тех приказах, где было несколько судей, дела надлежало решать всем судьям вместе, но на самом деле первенствующий судья имел такую силу, что он делал что хотел» («Соч.», VI, 141). «Даже в случае множественности членов, — замечал Владимирский-Буданов, — присутствие не составляло коллегии и дела решались не по большинству голосов». Это мнение опирается на указ Петра I от 22 декабря 1718 года (Полн. Собр. Зак., 3261), который по поводу учреждения коллегий говорит, что в них дела не будут решаться так, как в старых приказах, где что боярин приказывал, то товарищи его исполняли. В руках подьячих, по словам Владимирского-Буданова, «находилось фактически все управление государством; они крайне злоупотребляли своим положением по причине отсутствия высшего и среднего образования и недостаточности определения в законе условий государственной службы».

Делопроизводство Править

Канцелярии некоторых приказов делились на повытья и столы, ведавшие определённый род дел или определённую ветвь управления. Дела в приказах производились на столбцах из простой бумаги. До издания «Уложения» не видно, чтобы дела по мере поступления заносились в какой-нибудь реестр. Докладывались они целиком или же особой запиской с присоединением нужных справок и узаконений. Решения судей писались на подлинных бумагах, или на записках, или заносились в особые книги. «Уложение» предписывало в каждом приказе иметь за подписью дьяка особую книгу, куда подьячие должны были записывать судные дела и судные казённые пошлины немедленно по окончании суда. В 1680 году было постановлено, чтобы в указах и вообще в делах приказа обозначался по имени один только главный судья. Скрепляли и помечали дела дьяки и подьячие; бояре и вообще судьи приказа нигде своих рук не прикладывали; только одни послы подписывали договорные записи при международных сношениях.

Сношения приказов между собой происходили путём памятей. Исключение составлял один Разряд: до 1677 года в приказ, где заседали думные люди, Разряд писал памятями, а в другие приказы — указами. В 1677 году было повелено, чтобы во все без исключения приказы Разряд писал только указами. Памяти и указы писались на имя судей, а впоследствии — на имя главного судьи с товарищами; имя самого приказа обозначалось только на конверте.

Указы, которые посылались из приказов в города к боярам, воеводам и приказным людям о разных делах, по словам Котошихина, писались по такой форме: «от царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, боярину нашему такому-то». Таким же образом писали и к средним воеводам: сначала обозначали чин, если то лицо, к которому писали, было князь, стольник или стряпчий, затем имя; обращаясь к простому дворянину, писали только имя его, отчество и прозвание. Если боярин, воевода, приказные люди, послы, посланники, гонцы и др. писали отписки по разным делам, которые они ведали, к царю в приказ, то для этого существовала такая форма: «государю царю и великому князю», затем следовал титул, а после титула: «холоп твой Янка Черкаской (Ивашко Воротынской) с товарыщи (если они были) челом бьют (челом бьёт)». В отписках лица эти своего титула и чина не означали. Отписки адресовались не в приказ, а таким-то лицам (судьям) или такому-то лицу (главному судье) с товарищами, в таком-то приказе.

Та же форма соблюдалась и в челобитьях в приказы. Простой человек писался в челобитье также полуименем, как и князь; посадские люди и крестьяне писались не холопами, а «рабами и сиротами». Точно так же писали себя полуименем и «рабами и сиротами» жены и дочери разных чинов, хотя отцов своих и мужей называли в челобитных полными именами, означая их прозвище и чин (Котошихин, гл. VIII, п. 5).

Взаимодействие приказов с городами до учреждения в 1666 году почты производилось посредством нарочных. В 1649 году, во избежание посылки нескольких гонцов по одному и тому же направлению, как это нередко бывало, было постановлено, чтобы приказы сносились друг с другом, прежде чем послать куда-нибудь гонца. Ответ на бумаги, присланные от воевод и не требовавшие скорого решения, посылался не с нарочным гонцом, а при случае. Точно так же и воеводы с приказными людьми не должны были отправлять неважные бумаги в Москву с нарочными гонцами, но ожидать гонцов из Москвы и через них уже передавать бумаги. Дела в приказах иногда, по особому распоряжению государя, подвергались ревизиям, но это происходило редко и только в особых случаях.

Отдельные приказы ведали судом тех лиц, которые были им подчинены. Если ответчик находил, что судья ему недруг или было у него с ним какое-нибудь дело, то он обращался к царю с челобитьем и последний назначал его дело к разбору в другом приказе. Ответчик должен был сделать это до суда; в противном случае его челобитье оставалось без результата и суд признавался правильным. Иск в приказ вчинялся посредством подачи истцом судьям приставной памяти, названной так потому, что она вела за собой посылку пристава для вызова ответчика в суд. Дьяки закрепляли эту память, записывали её в книги и затем посылали приставов к ответчику, чтобы он, его жена, сын или же поверенный («человек, которой ходит за делами», как выражается Котошихин) стали к ответу в приказе. Когда находили ответчика или его поверенного, то на нём и на истце брали поручные записи, что они явятся в срок к разбору дела. Срок этот назначался судьями или же истцом и ответчиком по взаимному соглашению. Если бы назначенный срок оказался для них почему-нибудь неудобным, то по их челобитью он мог быть отодвинут далее. Пока истец не представлял поручителей по долговому делу, оно не разбиралось; если же их не представлял ответчик, то его отдавали под надзор приставам или держали скованным в приказе впредь до представления им поручителей или же до окончания судного дела. Если бы в срок, назначенный для разбора дела, истец не явился, то ему отказывали в иске; если же не являлся ответчик, то он считался виновным без суда и дело решалось в пользу истца. Иногда с истца и ответчика брались поручные записи, чтобы они до окончания дела не уезжали из Москвы. В случае нарушения этой записи со стороны истца, он лишался иска, а царские судные пошлины брались на его поручителях; в случае отъезда из Москвы ответчика иск и пошлины без суда доправлялись с его поручителей, хотя бы ответчик и не был виновен. Когда наступал срок, назначенный для разбора дела, истец с ответчиком являлись в суд. Истец подавал судье челобитную; судья, прочитав её, спрашивал ответчика, готов ли он отвечать? Если он был не готов, то ему для этого давался известный срок, но челобитной истца в этом случае ему не читали и не давали её на руки. Если же истец заявлял, что он готов отвечать на челобитную истца, то последняя читалась ему и он должен был возражать против неё. Возражения он мог делать лично или через поверенных. Во время разбирательства подьячие записывали речи сторон, а по окончании судоговорения прочитывали им написанное, и стороны прикладывали свои руки к судному делу; за неграмотного подписывал тот, кому он верил. После этого истец и ответчик опять отдавались на поруки, а подьячие выписывали коротко, что кто говорил, а также узаконения, на основании которых можно было решить это дело, и судьи решали его; если же дела нельзя было решить в том приказе, где происходило судоговорение, то оно отсылалось к царю и боярам, которые и постановляли решение. Дела велено было решать по Уложению и царским указам, а в случае каких-нибудь затруднений обращаться за разъяснением в думу или к самому царю. Доказательствами в исках являлись крестное целование, свидетельские показания и письменные документы. В делах денежных, заёмных, товарных и др., при которых могли применяться письменные доказательства, кабалы и записи, последние имели решающее значение (Уложение X, 169; XIV ст. 16), и если бы у кого кабалы или записи каким-нибудь образом уничтожились, то хотя бы он представлял, говорит Котошихин, и 20 человек свидетелей, свидетельство последних ставилось ни во что. Давностью для кабал и записей считалось 15 лет. Если иск был признан правильным, деньги взыскивались в пользу истца с ответчика; кроме того с него взыскивались царская пошлина, по 10 денег с рубля, и судебные издержки («проести, волокиты и убытки») в пользу истца. Если ответчик не уплачивал долга, его понуждали к этому путём правежа; затем, в случае несостоятельности ответчика и невозможности со стороны его удовлетворить сумму иска, он «выдавался головой» истцу, то есть отдавался на некоторое время на известных, определённых уложением, условиях в услужение истцу; царские пошлины в этом случае взыскивались с истца. По истечении времени, определённого для погашения долга, истец обязан был привести находившееся в его услужении лицо в тот самый приказ, который выдал ему это лицо «головой», и приказ отпускал его на волю. Никто не мог держать более определённого срока лиц, выданных головой. В делах о бесчестье с виновного взыскивались деньги в том размере, в каком обиженный получал жалованье от царя; за бесчестие жены взыскивалось вдвое, дочери — вчетверо, сына, не состоявшего на службе, — вполовину против отца. В случае несостоятельности виновного били кнутом. Дела в приказах велено было решать без задержки, но это никогда не исполнялось, и приказы были известны медленностью своих решений, вошедшей в поговорку под именем «московской волокиты». Если бы ответчик во время разбора дела заявил иск против своего истца, дело его должно было быть разобрано немедленно, не выходя из суда, хотя бы исков было два и три по разным челобитным. Каждый из этих исков составлял самостоятельное дело, и подьячие не могли соединять их в одно. Такой порядок разбора исков ответчика был установлен для уменьшения волокиты. В делах уголовных, ведавшихся в Разбойном и Земском приказах, приказами производился следственный процесс — розыск.

Общее число приказов пока с точностью неизвестно и определяется различно. Котошихин в 1660-х годах указывает 42 приказа, профессор Владимирский-Буданов насчитывает их только 39, другие исследователи — 40, 47 и более 60. Разница в счёте происходит, главным образом, от того, что учёные не условились, во-первых, относительно времени, для которого они хотят установить общее число приказов; во-вторых, одни считают за самостоятельные приказы такие, например, как приказ золотого и серебряного дела, царскую и царицыну мастерские палаты и т. п., а другие (Владимирский-Буданов) видят в них только хозяйственно-промышленные заведения; точно так же одни причисляют к общему числу приказы временные, которые скоро, по миновании надобности, и были уничтожены, а другие — не причисляют.

Так как ведомства приказов не были строго разграничены, то в системе деления приказов смешиваются вообще три основания: по роду дел, по классам населения и по территориям. Часто один и тот же род дел ведался множеством приказов (например суд); нередко один приказ заведовал известным городом в одном отношении, другие ведали его в других отношениях; один приказ ведал один разряд населения, другие приказы — другой и т. д. Это представляло массу затруднений; нередко подданные вовсе не знали, какому приказу они подведомственны по тому или другому делу. Несмотря на разнообразие и неопределённость ведомства отдельных приказов, новейшие учёные стараются для удобства обозрения свести приказы к нескольким определённым группам, принимая во внимание главнейшие предметы их ведомства. Ввиду искусственности такого деления каждый учёный обыкновенно создаёт свою собственную систему приказов. Проще деление это у М. Ф. Владимирского-Буданова («Обзор», стр. 177 и сл.), точнее — у Неволина. Последний различает два рода приказов: одни заведовали известным разрядом дел во всем вообще государстве или, по крайней мере, в значительной его части; другие ведали только определённую часть государства, притом или по разным ветвям управления, или лишь по судной части («Соч.» т. VI, стр. 143). В дальнейшем мы придерживаемся списка приказов, составленного Неволиным, как более полного.

Предваряя список приказов, отметим как основное и наиболее важное учреждение, венчавшее собой всю административную систему Московского царства:

Прика?зы — органы центрального государственного управления в Русском государстве, заведовавшие особым родом государственных дел или отдельными областями государства. Приказы назывались иначе палатами, избами, дворами, дворцами, третями или четвертями.

Содержание

Этимология [ править ]

Приказы как государственные учреждения, предположительно, возникли непроизвольно: какому-нибудь лицу или нескольким лицам поручается ведение некоторых дел, «приказывается» ведать этими делами — и возникает приказ [1] , который иногда даже называется именем человека, кому приказано, например «Приказ (четь) дьяка Варфоломея».

Название избы и приказа употреблялось сначала смешанно, но затем за известными органами управления утвердилось название приказов, за другими — изб.

Название палата было более почётным, чем изба.

Дворами и дворцами назывались органы управления, заведовавшие преимущественно хозяйственной частью; иногда, впрочем, этим именем назывались и те органы управления, которые ведали отдельными областями государства.

Названия палата, двор, дворец заимствованы от помещений.

Происхождение названий трети и четверти стоит в связи с делением государства при Иоанне III на три части, при Иоанне IV — на четыре. Впоследствии название четверти стало присваиваться и другим приказам.

Появление и краткая история [ править ]

Слово приказ в смысле учреждения в первый раз встречается в 1512 году, в грамоте великого князя Василия Иоанновича Владимирскому Успенскому монастырю [2] .

Приказы при Иване III [ править ]

Ко времени Ивана III Неволин относит появление приказов разрядного, холопьего, житного, Большого двора, казённого, постельного, конюшенного, а также приказов для управления отдельных княжеств и земель, приобретенных Иваном III, и, наконец, приказов, которые позже носили название четвертей. Причём, наименование Большой приказ возможно, принадлежало приказам, заведовавшим делами собственно Московского Великого княжества, то есть земель, наследованных Иваном III от своего отца, в противоположность приказам, которые, заведуя делами только отдельных княжеств, носили название от этих княжеств.

Василий III [ править ]

При Василии Ивановиче (1505—1533) число придворных чинов увеличилось тремя: ловчим (1509), оружничим (1511) и кравчим (1514), причём, вероятно, при каждом из них был учреждён особый приказ.

С завоеванием Смоленска появляется Смоленский разрядный приказ.

Эпоха Ивана Грозного [ править ]

Судебник 1550 года устанавливает систему приказного управления, основной каркас которой сохраняется до конца XVII в. Учреждаются приказы, обеспечивающие основные государственные нужды:

  • Челобитный,
  • Посольский,
  • Поместный,
  • Стрелецкий,
  • Пушкарский,
  • Бронный,
  • Разбойный,
  • Печатный,
  • Сокольничий,
  • Земские приказы,

а также четверти:

  • Галицкая,
  • Устюжская,
  • Новая,
  • Казанский приказ.

Федор Иоаннович [ править ]

С присоединением Сибири был образован Сибирский приказ.

С учреждением в 1589 году патриаршества появились, вероятно, и патриаршие приказы: патриарший разряд и патриарший казённый приказ.

Борис Годунов [ править ]

При Борисе Годунове был вновь учреждён один только приказ каменных дел.

Смутное время [ править ]

После смерти Бориса Годунова до избрания на престол Михаила Фёдоровича Романова новых приказов не было учреждено, ввиду общей разрухи некоторые прекратили свою деятельность. Так, с потерей для России Смоленска был уничтожен Смоленский разрядный приказ, не встречаются также Дмитровский и Рязанский судные приказы.

Михаил Федорович [ править ]

При Михаиле Фёдоровиче учреждено было несколько временных приказов, которые по достижении свое задачи прекращали свою работу. Из постоянных приказов в это царствование были основаны Дворцовый, Судный и Аптекарский приказ.

Алексей Михайлович [ править ]

При Алексее Михайловиче было создано много новых приказов. Некоторые из них вызывались военными обстоятельствами и исчезали в мирное время: так, исчезли ещё при Алексее Михайловиче приказы столовых и счётных дел, полоняничный, денежной раздачи, литовский, лифляндских дел. Кроме них, при нём были основаны приказ тайных дел, хлебный приказ, панихидный, рейтарский, счётных дел, строения богаделен, монастырский, смоленский, малороссийский.

Федор Алексеевич [ править ]

При Фёдоре Алексеевиче заметно стремление к сокращению количества приказов и к более правильному распределению обязанностей между ними.

В 1677 году челобитный приказ был соединен с владимирским судным, монастырский — с приказом Большого дворца.

В 1680 году были соединены вместе приказы новгородский, владимирский, новой чети, галицкой чети и Большого прихода, при чём многие предметы их ведомства были отданы приказу Большой казны. В том же году было сделано новое распределение ведомства ратных людей между приказами.

В 1681 году дела холопьего приказа были переданы в судный. Вскоре после воцарения Фёдора Алексеевича был закрыт Приказ тайных дел, а в 1680 г. — Приказ строения богаделен.

Регентство царевны Софьи [ править ]

В правление Софьи Алексеевны (1682—1689) был закрыт Панихидный приказ и вновь учреждён Великороссийский приказ.

После правления царевны Софьи до учреждения коллегий [ править ]

Первоначально у Петра не было, по-видимому, определённого плана преобразования административных порядков; приказная система продолжает существовать, подвергаясь только частичным видоизменениям, в большинстве случаев не касавшимся сущности приказного строя: некоторые приказы соединяются в одно целое, круг ведомства других расширяется, они получают новые названия, оставаясь, в сущности, старыми учреждениями, создаются новые приказы. Рядом с приказами учреждаются канцелярии, по типу сходные с приказами и отличающиеся от них только названием и, может быть, меньшим объёмом: ингерманландская, мундирная, банная и т. п. Впоследствии название канцелярия стало употребляться вместо приказа. Решительное преобразование приказного управления началось только с учреждением коллегий. В 1721 году в Духовном Регламенте были изложены главнейшие основания реформы. В приказах управление и решение дел было единоличным; в коллегиях дела решаются несколькими лицами. Этим гарантировались: 1) большая успешность в раскрытии истины; 2) большее уважение к приговору со стороны общества; 3) большая быстрота в решении дел; 4) меньшая возможность злоупотреблений со стороны судей и 5) большая свобода при решении дел.

Поздняя история приказов [ править ]

Коллегии заменили приказы, но последние не исчезли совсем. Некоторые из них — под собственным именем (Малороссийский, Сибирский приказы), другие — под именем канцелярий (Ямская канцелярия) продолжали существовать и пережили даже Петра I. Приказная система только постепенно уступила место новому порядку вещей. К ней иногда возвращались и после Петра I. В 1730 году был восстановлен, например, Сибирский приказ, просуществовавший до 1755 года, вновь учреждены Судный и Сыскной приказы. Окончательно следы старого приказного московского строя исчезли только с изданием в 1775 году при Екатерине II Учреждения о губерниях. Название приказ удержано и здесь для некоторых учреждений (например Приказ общественного призрения), но характер этих учреждений и их положение в общем строе государства были совсем иные.

См. также [ править ]

Расположение приказов [ править ]

Приказы располагались в Кремле. Большая часть приказов размещалась в длинном здании приказов, располагавшемся по бровке Кремлёвского холма от Архангельского собора почти до Спасских ворот. Здания были разобраны в период с 1767 года по 1770 год [3] .

Состав приказов, их ведомство и устройство [ править ]

Каждый приказ состоял из двух частей: одни занимались решением дел, другие — письменной частью. Первые назывались судьями, вторые — дьяками и подьячими.

Судей в приказах было по одному, а в более важных — по два и более. Один из судей был главным. Главным судьей обычно назначался кто-нибудь из членов боярской думы, иногда же — стольник или дворянин. Остальные судьи большей частью были думные или простые дьяки. Исключением из общего правила являлся приказ тайных дел, который состоял только из дьяков и подьячих. Это объясняется особым характером этого приказа, являвшегося как бы собственной канцелярией царя.

Судьи, дьяки и подьячие в приказы назначались и увольнялись верховной властью. Для приведения в исполнение разных распоряжений и приказаний в посольском приказе существовали толмачи, во дворце — трубники, в других приказах — дети боярские, недельщики, деньщики, пушкари. Их обязанностью было призывать тяжущихся в суд и отдавать обвиняемых на поруки, содержать их до суда под своим наблюдением, производить взыскания с должников, приводить в исполнение наказания, доставлять переписку приказов по принадлежности.

Ведомства приказов не были строго разграничены; иногда в приказе сосредоточивалось столько разнородных дел, что он почти не соответствовал своему названию. Судебная часть не была отделена в приказах от административной; можно принять почти за правило, что приказ являлся судебным местом для тех лиц, которых он по роду дел имел в своём управлении. Приказы действовали именем государя и были высшими правительственными и судебными местами; жалобы на их решения приносились государю и рассматривались в царской думе.

Судьи, дьяки и подьячие собирались в приказы ежедневно, кроме воскресных и праздничных дней, и должны были заниматься определённое число часов. В случаях, не терпящих отлагательства, они должны были собираться и по воскресеньям. Профессор В. И. Сергеевич полагал, что дела в приказах решались, по всей вероятности, единогласно; Неволин и профессор М. Ф. Владимирский-Буданов считали иначе. «Хотя по закону, — говорит первый, — в тех приказах, где было несколько судей, дела надлежало решать всем судьям вместе, но на самом деле первенствующий судья имел такую силу, что он делал что хотел» («Соч.», VI, 141). «Даже в случае множественности членов, — замечал Владимирский-Буданов, — присутствие не составляло коллегии и дела решались не по большинству голосов». Это мнение опирается на указ Петра I от 22 декабря 1718 года (Полн. Собр. Зак., 3261), который по поводу учреждения коллегий говорит, что в них дела не будут решаться так, как в старых приказах, где что боярин приказывал, то товарищи его исполняли. В руках подьячих, по словам Владимирского-Буданова, «находилось фактически все управление государством; они крайне злоупотребляли своим положением по причине отсутствия высшего и среднего образования и недостаточности определения в законе условий государственной службы».

Делопроизводство [ править ]

Канцелярии некоторых приказов делились на повытья и столы, ведавшие определённый род дел или определённую ветвь управления. Дела в приказах производились на столбцах из простой бумаги. До издания «Уложения» не видно, чтобы дела по мере поступления заносились в какой-нибудь реестр. Докладывались они целиком или же особой запиской с присоединением нужных справок и узаконений. Решения судей писались на подлинных бумагах, или на записках, или заносились в особые книги. «Уложение» предписывало в каждом приказе иметь за подписью дьяка особую книгу, куда подьячие должны были записывать судные дела и судные казенные пошлины немедленно по окончании суда. В 1680 году было постановлено, чтобы в указах и вообще в делах приказа обозначался по имени один только главный судья. Скрепляли и помечали дела дьяки и подьячие; бояре и вообще судьи приказа нигде своих рук не прикладывали; только одни послы подписывали договорные записи при международных сношениях.

Сношения приказов между собой происходили путём памятей. Исключение составлял один Разряд: до 1677 года в приказ, где заседали думные люди, Разряд писал памятями, а в другие приказы — указами. В 1677 году было повелено, чтобы во все без исключения приказы Разряд писал только указами. Памяти и указы писались на имя судей, а впоследствии — на имя главного судьи с товарищами; имя самого приказа обозначалось только на конверте.

Указы, которые посылались из приказов в города к боярам, воеводам и приказным людям о разных делах, по словам Котошихина, писались по такой форме: «от царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, боярину нашему такому-то». Таким же образом писали и к средним воеводам: сначала обозначали чин, если то лицо, к которому писали, было князь, стольник или стряпчий, затем имя; обращаясь к простому дворянину, писали только имя его, отчество и прозвание. Если боярин, воевода, приказные люди, послы, посланники, гонцы и др. писали отписки по разным делам, которые они ведали, к царю в приказ, то для этого существовала такая форма: «государю царю и великому князю», затем следовал титул, а после титула: «холоп твой Янка Черкаской (Ивашко Воротынской) с товарыщи (если они были) челом бьют (челом бьёт)». В отписках лица эти своего титула и чина не означали. Отписки адресовались не в приказ, а таким-то лицам (судьям) или такому-то лицу (главному судье) с товарищами, в таком-то приказе.

Та же форма соблюдалась и в челобитьях в приказы. Простой человек писался в челобитье также полуименем, как и князь; посадские люди и крестьяне писались не холопами, а «рабами и сиротами». Точно так же писали себя полуименем и «рабами и сиротами» жены и дочери разных чинов, хотя отцов своих и мужей называли в челобитных полными именами, означая их прозвище и чин (Котошихин, гл. VIII, п. 5).

Взаимодействие приказов с городами до учреждения в 1666 году почты производилось посредством нарочных. В 1649 году, во избежание посылки нескольких гонцов по одному и тому же направлению, как это нередко бывало, было постановлено, чтобы приказы сносились друг с другом, прежде чем послать куда-нибудь гонца. Ответ на бумаги, присланные от воевод и не требовавшие скорого решения, посылался не с нарочным гонцом, а при случае. Точно так же и воеводы с приказными людьми не должны были отправлять неважные бумаги в Москву с нарочными гонцами, но ожидать гонцов из Москвы и через них уже передавать бумаги. Дела в приказах иногда, по особому распоряжению государя, подвергались ревизиям, но это происходило редко и только в особых случаях.

Судопроизводство в приказах [ править ]

Отдельные приказы ведали судом тех лиц, которые были им подчинены. Если ответчик находил, что судья ему не друг или было у него с ним какое-нибудь дело, то он обращался к царю с челобитьем и последний назначал его дело к разбору в другом приказе. Ответчик должен был сделать это до суда; в противном случае его челобитье оставалось без результата и суд признавался правильным. Иск в приказ вчинялся посредством подачи истцом судьям приставной памяти, названной так потому, что она вела за собой посылку пристава для вызова ответчика в суд. Дьяки закрепляли эту память, записывали её в книги и затем посылали приставов к ответчику, чтобы он, его жена, сын или же поверенный («человек, которой ходит за делами», как выражается Котошихин) стали к ответу в приказе. Когда находили ответчика или его поверенного, то на нём и на истце брали поручные записи, что они явятся в срок к разбору дела. Срок этот назначался судьями или же истцом и ответчиком по взаимному соглашению. Если бы назначенный срок оказался для них почему-нибудь неудобным, то по их челобитью он мог быть отодвинут далее. Пока истец не представлял поручителей по долговому делу, оно не разбиралось; если же их не представлял ответчик, то его отдавали под надзор приставам или держали скованным в приказе впредь до представления им поручителей или же до окончания судного дела. Если бы в срок, назначенный для разбора дела, истец не явился, то ему отказывали в иске; если же не являлся ответчик, то он считался виновным без суда и дело решалось в пользу истца. Иногда с истца и ответчика брались поручные записи, чтобы они до окончания дела не уезжали из Москвы. В случае нарушения этой записи со стороны истца, он лишался иска, а царские судные пошлины брались на его поручителях; в случае отъезда из Москвы ответчика иск и пошлины без суда доправлялись с его поручителей, хотя бы ответчик и не был виновен. Когда наступал срок, назначенный для разбора дела, истец с ответчиком являлись в суд. Истец подавал судье челобитную; судья, прочитав её, спрашивал ответчика, готов ли он отвечать? Если он был не готов, то ему для этого давался известный срок, но челобитной истца в этом случае ему не читали и не давали её на руки. Если же истец заявлял, что он готов отвечать на челобитную истца, то последняя читалась ему и он должен был возражать против неё. Возражения он мог делать лично или через поверенных. Во время разбирательства подьячие записывали речи сторон, а по окончании судоговорения прочитывали им написанное, и стороны прикладывали свои руки к судному делу; за неграмотного подписывал тот, кому он верил. После этого истец и ответчик опять отдавались на поруки, а подьячие выписывали коротко, что кто говорил, а также узаконения, на основании которых можно было решить это дело, и судьи решали его; если же дела нельзя было решить в том приказе, где происходило судоговорение, то оно отсылалось к царю и боярам, которые и постановляли решение. Дела велено было решать по Уложению и царским указам, а в случае каких-нибудь затруднений обращаться за разъяснением в думу или к самому царю. Доказательствами в исках являлись крестное целование, свидетельские показания и письменные документы. В делах денежных, заемных, товарных и др., при которых могли применяться письменные доказательства, кабалы и записи, последние имели решающее значение (Уложение X, 169; XIV ст. 16), и если бы у кого кабалы или записи каким-нибудь образом уничтожились, то хотя бы он представлял, говорит Котошихин, и 20 человек свидетелей, свидетельство последних ставилось ни во что. Давностью для кабал и записей считалось 15 лет. Если иск был признан правильным, деньги взыскивались в пользу истца с ответчика; кроме того с него взыскивались царская пошлина, по 10 денег с рубля, и судебные издержки («проести, волокиты и убытки») в пользу истца. Если ответчик не уплачивал долга, его понуждали к этому путём правежа; затем, в случае несостоятельности ответчика и невозможности со стороны его удовлетворить сумму иска, он «выдавался головой» истцу, то есть отдавался на некоторое время на известных, определённых уложением, условиях в услужение истцу; царские пошлины в этом случае взыскивались с истца. По истечении времени, определённого для погашения долга, истец обязан был привести находившееся в его услужении лицо в тот самый приказ, который выдал ему это лицо «головой», и приказ отпускал его на волю. Никто не мог держать более определённого срока лиц, выданных головой. В делах о бесчестье с виновного взыскивались деньги в том размере, в каком обиженный получал жалованье от царя; за бесчестие жены взыскивалось вдвое, дочери — вчетверо, сына, не состоявшего на службе, — вполовину против отца. В случае несостоятельности виновного били кнутом. Дела в приказах велено было решать без задержки, но это никогда не исполнялось, и приказы были известны медленностью своих решений, вошедшей в поговорку под именем «московской волокиты». Если бы ответчик во время разбора дела заявил иск против своего истца, дело его должно было быть разобрано немедленно, не выходя из суда, хотя бы исков было два и три по разным челобитным. Каждый из этих исков составлял самостоятельное дело, и подьячие не могли соединять их в одно. Такой порядок разбора исков ответчика был установлен для уменьшения волокиты. В делах уголовных, ведавшихся в Разбойном и Земском приказах, приказами производился следственный процесс — розыск.

Перечень и система деления приказов [ править ]

Общее число приказов пока с точностью неизвестно и определяется различно. Котошихин в 1660-х годах указывает 42 приказа, профессор Владимирский-Буданов насчитывает их только 39, другие исследователи — 40, 47 и более 60. Разница в счёте происходит, главным образом, от того, что учёные не условились, во-первых, относительно времени, для которого они хотят установить общее число приказов; во-вторых, одни считают за самостоятельные приказы такие, например, как приказ золотого и серебряного дела, царскую и царицыну мастерские палаты и т. п., а другие (Владимирский-Буданов) видят в них только хозяйственно-промышленные заведения; точно так же одни причисляют к общему числу приказы временные, которые скоро, по миновании надобности, и были уничтожены, а другие — не причисляют.

Так как ведомства приказов не были строго разграничены, то в системе деления приказов смешиваются вообще три основания: по роду дел, по классам населения и по территориям. Часто один и тот же род дел ведался множеством приказов (например суд); нередко один приказ заведовал известным городом в одном отношении, другие ведали его в других отношениях; один приказ ведал один разряд населения, другие приказы — другой и т. д. Это представляло массу затруднений; нередко подданные вовсе не знали, какому приказу они подведомственны по тому или другому делу. Несмотря на разнообразие и неопределённость ведомства отдельных приказов, новейшие учёные стараются для удобства обозрения свести приказы к нескольким определённым группам, принимая во внимание главнейшие предметы их ведомства. Ввиду искусственности такого деления каждый учёный обыкновенно создаёт свою собственную систему приказов. Проще деление это у М. Ф. Владимирского-Буданова («Обзор», стр. 177 и сл.), точнее — у Неволина. Последний различает два рода приказов: одни заведовали известным разрядом дел во всем вообще государстве или, по крайней мере, в значительной его части; другие ведали только определённую часть государства, притом или по разным ветвям управления, или лишь по судной части («Соч.» т. VI, стр. 143). В дальнейшем мы придерживаемся списка приказов, составленного Неволиным, как более полного.

Предваряя список приказов, отметим как основное и наиболее важное учреждение, венчавшее собой всю административную систему Московского царства:

Оставьте комментарий