Собственность жильцов суд

Верховный Суд опубликовал Определение № 308-ЭС20-18388 по делу № А32-17099/2019 касательно возникновения права собственности на землю под многоквартирным жилым домом у юрлица – собственника всех квартир в нем.

В марте 2018 г. за Краснодарским краем в ЕГРН было зарегистрировано право собственности на земельный участок категории земель особо охраняемых территорий и объектов с видом разрешенного использования «курортное строительство» площадью 852 кв. м, на котором расположен многоквартирный дом, принадлежащий ООО «Кубаньсантехмонтаж». В свою очередь общество подало несколько исков о признании права собственности на данный участок за собой.

В рамках дела № А32-25129/2013 было установлено, что право собственности на многоквартирный дом возникло у истца на основании договора купли-продажи с ООО «Виза», а сам переход права собственности был зарегистрирован в ЕГРН 11 октября 2002 г. При этом суд признал кадастровой ошибкой ранее содержащиеся в государственном кадастре недвижимости сведения о спорном земельном участке. В деле № А32-4030/2018 суды установили, что земельный участок под многоквартирным домом переходит в общую долевую собственность собственников помещений в таком доме бесплатно, а соответствующий иск следует предъявлять Краснодарскому краю. В свою очередь, в деле № А32-47190/2018 обществу было отказано в признании незаконным отказа Управления Росреестра по Краснодарскому краю в госрегистрации права собственности на указанный земельный участок. Тогда суд исходил из того, что в отношении спорного земельного участка зарегистрировано право собственности Краснодарского края, поэтому между обществом (собственником помещений в многоквартирном доме) и вышеуказанным субъектом РФ существует спор о праве на названный земельный участок, который подлежит разрешению в порядке искового производства с иным субъектным составом сторон.

В связи с этим общество «Кубаньсантехмонтаж» обратилось в суд с иском к Департаменту имущественных отношений Краснодарского края о признании отсутствующим права собственности субъекта РФ на земельный участок и о признании права собственности на спорный объект. По мнению истца, спорный участок был поставлен на кадастровый учет 18 марта 2013 г. за счет общества по рекомендации Департамента на основании его писем о выделе участка под дом. Поэтому именно «Кубаньсантехмонтаж» является собственником участка, на котором расположен этот дом, с момента формирования участка независимо от государственной регистрации права на него в силу закона.

Три судебные инстанции отказали обществу в иске со ссылкой на то, что спорный участок земли расположен на землях курорта краевого значения и относится к землям особо охраняемых территорий, поэтому он не может быть передан в частную собственность. Суды добавили, что право общей долевой собственности на спорный земельный участок не могло возникнуть на основании норм жилищного законодательства, поскольку истец является единственным собственником квартир в жилом доме, расположенном на спорном участке, а положения ч. 1 ст. 16 Закона о введении Жилищного Кодекса РФ и ч. 1 ст. 36 ЖК РФ не применяются к вопросу перехода такого земельного участка в собственность единственного владельца МКД.

Они также сочли, что по смыслу ряда положений ГК РФ возникновение права общей долевой собственности на общее имущество многоквартирного дома, включая земельный участок, предполагает обязательное наличие множественности сособственников помещений, расположенных в таком доме, а двухквартирные дома не относятся к многоквартирным, сособственники помещений в которых приобретают право общей долевой собственности на земельный участок под таким домом в специальном порядке. В свою очередь, требование общества о признании отсутствующим права собственности на земельный участок ответчика является ненадлежащим способом защиты, поскольку за истцом не зарегистрировано право собственности и нет оснований для признания за ним такого права.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда со ссылкой на ряд нормативных правовых актов, собственную практику и правовые позиции КС РФ напомнила, что квалифицирующим признаком индивидуального жилого дома является наличие в нем комнат (а не квартир), основными критериями отнесения жилого дома к многоквартирному являются совокупность нескольких квартир с самостоятельными выходами на прилегающий земельный участок либо в помещения общего пользования, а также наличие элементов общего имущества.

Как пояснил ВС, нижестоящие суды не применили соответствующие нормы права в рассматриваемом деле и не исследовали наличие или отсутствие у спорного объекта признаков многоквартирного жилого дома, при том что в свидетельствах о государственной регистрации права собственности общества спорный объект поименован как жилой двухквартирный дом, в выписке из ЕГРН – как двухэтажный жилой многоквартирный дом. «Суды сделали необоснованный вывод о том, что если у всех квартир в многоквартирном жилом доме собственник один, то на него правила п. 4 ч. 1 ст. 36 и ст. 16 Жилищного кодекса не распространяются», – подчеркнуто в определении.

Коллегия добавила, что при приобретении одним лицом всех жилых и нежилых помещений в многоквартирном доме, а следовательно, всех долей в праве общей долевой собственности на общее имущество, такое лицо с момента госрегистрации права на последнюю квартиру или нежилое помещение в многоквартирном доме, когда земельный участок уже поставлен на кадастровый учет, становится собственником всего участка.

«Суд также сделал необоснованный вывод о том, что земельный участок, на котором расположен многоквартирный жилой дом, не может быть передан в частную собственность, в случае если этот участок находится на землях особо охраняемых природных территорий», – отмечено в судебном акте. Как пояснил Верховный Суд, по общему правилу не предоставляются в частную собственность ограниченные в обороте земли особо охраняемых природных территорий, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, за исключением случаев, установленных федеральными законами. При этом право общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме на земельный участок, на котором расположен данный дом, возникает в силу закона – положений Жилищного кодекса и Вводного закона, в том числе и в случае, если многоквартирный жилой дом расположен в границах особо охраняемой природной территории, независимо от того, введен дом в эксплуатацию до создания особо охраняемой природной территории или после (за исключением случаев возведения самовольных построек), что соответствует правилам п. 2 ст. 27 ЗК РФ.

Как указал Суд, учитывая, что право собственности на сформированный для многоквартирного жилого дома земельный участок возникает в силу закона и на него же зарегистрировано право собственности в ЕГРН за другим лицом, а в рамках конкретного спора многочисленные способы защиты права, избранные судом, не разрешили правовой конфликт о правопритязаниях на объект вещных прав, то избранные истцом в данном деле способы защиты права соответствуют разъяснениям, содержащимся в п. 52 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 от 29 апреля 2010 г., и являются надлежащими. В связи с этим ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Комментируя определение ВС, председатель КА «Минушкина и партнеры» Анна Минушкина отметила, что оно восполнило законодательный пробел в части того, как быть с правом собственности на участок под МКД, если собственником всех квартир является одно лицо. «Логично предположить, что если собственник всех квартир – одно и то же лицо, то возникает “единоличная” собственность. Однако истцу по данному делу понадобилось много лет, чтобы подтвердить свое право “единоличной” собственности на земельный участок под многоквартирным домом, в связи с чем вполне разумен вывод Суда о том, что если у всех квартир в многоквартирном жилом доме собственник один, то на него распространяются правила жилищного законодательства о праве собственности на общее имущество собственников помещений многоквартирного жилого дома», – полагает эксперт.

По словам адвоката, ВС также сделал немаловажный вывод, согласно которому право общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме на земельный участок, на котором расположен данный дом, возникает в том числе и в случае, если многоквартирный жилой дом расположен в границах особо охраняемой природной территории, поскольку действующим законодательством предусмотрено возникновение права собственности на такой земельный участок в силу прямого указания закона. «Полагаю, что такой вывод сделан с учетом принципа единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов недвижимости, а также в целях обеспечения прав собственников помещений в многоквартирных домах», – предположила Анна Минушкина.

Адвокат, старший партнер ЮК «Альтависта» Валерия Аршинова поддержала выводы Верховного Суда о том, что истец имел право на рассмотрение данного спора по его требованию, поскольку юридически и фактически связан как с земельным участком так и с объектами строительства на нем. «Отказывая в иске, суд первой инстанции, ссылаясь на судебные акты по связанным делам, указывал на многоквартирный дом, но при этом не установил признаки жилого дома. На это обратил внимание ВС РФ, так как суду первой инстанции надлежало детальнее проанализировать правоустанавливающие документы. Важный вывод в определении касается и того, что земли курортного назначения могут быть в праве общей собственности “многоквартирных собственников”, – для практики это имеет существенное значение», – заключил эксперт.

Верховный суд «открыл» жильцам доступ к общему имуществу

Евгений Терлин* застрял в лифте многоэтажки. Сотрудники аварийной службы не смогли установить причины случившегося и отремонтировать лифт, поскольку у них отсутствовал доступ к лифтовому оборудованию. Как выяснилось, машинное помещение лифта и часть лифтовой шахты теперь находятся в частной собственности – в трехэтажной квартире площадью 1486,4 кв. м с надстройкой и бассейном, которая принадлежит Ивану Бондарю*. Из-за этой квартиры ООО «УК Плющиха», которое управляет многоквартирным домом, не имеет доступа к общедомовому инженерному оборудованию (шахте лифта, водопроводной сети, вентиляционной системе). Соответственно, общество не может в полном объеме управлять домом и оказывать услуги надлежащего качества.

ООО «УК Плющиха», Терлин и другие жильцы обратились в суд с иском к Бондарю о признании действий по перепланировке помещений незаконными и обязании устранить выявленные нарушения. Они настаивали: переустройство квартиры создает угрозу жизни и здоровью других жильцов, в подъезде образуются трещины, а заполнение бассейна на крыше водой может привести к затоплению и непредсказуемому поведению перекрытий дома. Кроме того, собственники помещений не могут беспрепятственно пользоваться общим имуществом и не давали на это согласия.

ИСТЕЦ: ООО «УК Плющиха», Евгений Терлин* и другие жильцы

ОТВЕТЧИК: Иван Бондарь*

СУТЬ СПОРА: О признании перепланировки и переустройства помещений незаконными и обязании привести помещения в соответствие с проектной документацией

РЕШЕНИЕ: Акты нижестоящих судов отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции

Суд запросил и изучил ответ Мосжилинспекции по ЦАО г. Москвы, согласно которому Бондарь представил пакет документов на согласование переустройства и перепланировки, на основании которого оформлены соответствующие распоряжения. На момент обследования в 2006 году комиссия отклонений от указанной разрешительной документации не выявила, поэтому составила комиссионный акт о завершенном переустройстве, утвержденный начальником инспекции по надзору за переустройством помещений в жилых домах по ЦАО г. Москвы. Хамовнический районный суд г. Москвы отметил: выданные Мосжилинспекцией распоряжения о проведении перепланировки не отменялись, не оспаривались и не признавались незаконными. При этом истцы не представили доказательств, что после законной перепланировки Бондарь включил часть общего имущества в состав своей квартиры. Поэтому суд первой инстанции отказал в иске.

Во время рассмотрения дела в Московском городском суде выяснилось, что ранее другие жильцы дома уже пытались через суд оспорить право собственности Бондаря и изъять из его владения спорные помещения, но ничего не вышло. Суд отказал в требовании из-за пропуска срока исковой давности, соответствующее определение вступило в силу. Мосгорсуд сослался на преюдицию этого определения и подтвердил законность решения Хамовнического суда.

Верховный суд изучил пояснения к архитектурному проекту и поэтажные планы квартиры Бондаря по состоянию на 2004 и 2006 годы и установил: после проведенных работ этажность квартиры и ее общая площадь увеличились, но это обстоятельство нижестоящие суды не учли. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды, по мнению ВС, ограничились лишь формальным указанием на наличие распоряжений Мосжилинспекции о проведении перепланировки. ВС уверен: нужно было определить способ изменения спорного объекта (реконструкция, перепланировка или переустройство), установить наличие у ответчика надлежащего разрешения и согласия всех собственников помещений. Кроме того, апелляция нарушила принцип преюдициальности судебного решения, не указав, какие фактические обстоятельства не нуждаются в доказывании. ВС считает, что у Мосгорсуда отсутствуют основания для применения преюдиции по этому делу. Поэтому ВС отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ 18-320). Пока еще оно не рассмотрено.

Мнения экспертов

Эксперты поддержали позицию ВС. «Нижестоящие суды формально подошли к рассмотрению дела. Это нормальная практика для российских судов: судьи, обладая возможностями и полномочиями, ничего не делают, обычно ссылаясь на неправильные формулировки или действия истцов. Но ВС подчеркивает, что даже в таких случаях у суда есть все полномочия, чтобы самостоятельно установить фактические обстоятельства дела», – сообщил юрист компании BMS Law Firm BMS Law Firm Федеральный рейтинг. × Владимир Шалаев.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК). При уменьшении общедомового имущества недостаточно формально согласовать перепланировку – нужно получить согласие всех собственников дома (п. 3 ст. 36 ЖК). Это уже не первое дело, в котором ВС защищает права жильцов (№ 18-КГ17-86, № 4-КГ18-13).

Гульнара Ручкина, руководитель департамента правового регулирования экономической деятельности Финуниверситета при Правительстве, д. ю. н., профессор

Руководитель юридического отдела юрбюро Падва и Эпштейн Падва и Эпштейн Федеральный рейтинг. 29 место По количеству юристов × Дмитрий Штыков уверен: по такой категории дел должна проводиться судебная строительно-техническая экспертиза. «Она ответит на технические вопросы о соответствии имеющегося переустройства с согласованным Мосжилинспекцией, установит наличие угроз жизни и здоровью и соответствие переустройства действующим строительным, санитарным и противопожарным нормам», – объяснил Штыков. Доцент Финуниверситета при Правительстве РФ, к. ю. н., партнер Althaus Legal Althaus Legal Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × Сусана Киракосян считает иначе: «Когда в доме аварийная ситуация и не удается получить доступ к общему инженерному оборудованию, предъявлять надо негаторный иск. Факт законного расположения оборудования внутри квартиры значения не имеет, ведь доступ к нему в любом случае должен быть предоставлен. Негаторный иск может быть предъявлен в любой момент, пока сохраняется нарушение (ст. 208 ГК)».

В последние два — три года увеличилось количество судебных тяжб по оспариванию захватов помещений в подвалах и чердаках многоквартирных домов, являющихся общедолевой собственностью. Жильцы, ТСЖ, управляющие компании, иногда прокуратура и органы муниципальной власти обращаются в суды для истребования данных помещений в общедолевую собственность. Подобных дел по России практика насчитывает не одну тысячу, при этом не только обычные люди, но часто и большинство юристов не знают специфики подобных споров. В настоящей статье расскажу, когда и с какими требованиями необходимо обращаться в суд, чтобы не получить формального отказа или отказа в связи с пропуском исковой давности.

Основания для перевода помещений в общую долевую собственность

Для признания подвала или чердака общедолевой собственностью нужны веские причины и доказательства. Судьи выносят положительные для жильцов акты, опираясь на статью 290 ГК РФ и статью 36 ЖК РФ. Эти нормы определяют, что домовладельцы многоэтажного здания владеют его общим имуществом. ЖК РФ относит к нему нежилые объекты (в том числе с инженерными коммуникациями), которые не являются элементами домовладений и применяются для обслуживания двух и более жилищ: лифтовые, пролеты, лестницы, шахты, технические этажи, крыши, чердаки, землю и так далее. Дополнительно нормативные акты признают общей собственностью недвижимость для социально-бытовых и культурных нужд.

Однако в 2009 году Конституционный суд РФ в определении № 489-О-О пояснил, что в многоэтажном доме могут находиться коммерческие объекты для самостоятельного (индивидуального) пользования. Они не подпадают под правила, зафиксированные в статье 290 ГК РФ и статье 36 ЖК РФ. Такие объекты также располагаются в подвалах, на чердаках, в пристроях, на этажах. Если проект здания предусматривает подобную недвижимость, то она (вне зависимости от нахождения инженерного оборудования и коммуникаций) не считается общедолевой собственностью (решение Октябрьского райсуда г. Улан — Удэ от 25.06.2018 г).

В 2010 году Президиум ВАС РФ дополнительно разъяснил, как узнать, считается ли имущество общедолевой собственностью или нет. В постановлении № 13391/09 от 02.03.2010 г. ВАС РФ указал, что статус объекта в МКД устанавливается на день приватизации (или регистрации) первой квартиры. Он зависит от режима эксплуатации помещения на день приватизации (регистрации в ЕГРН) первого жилья и зависит от того, как использовалось спорное помещение в тот период: в качестве общего имущества либо имело самостоятельное предназначение. И если судья установит, что подвал или чердак входил в общедомовое имущество, то истребует его у владельца и признает долевой собственностью (решение Пятигорского горсуда Ставропольского края по делу № 2 — 145/2018 от 19.01.2019 г). И наоборот, если на день приватизации первого жилища недвижимость считалась специализированным помещением, то суд не посчитает даже подвал с коммуникациями хрущевки общедолевым имуществом (решение Первомайского райсуда г. Ижевска Удмуртской республики по делу № 2 — 1947/2018 от 05.10.2018 г) и оставит его у владельца.

Обращаясь в суд по поводу признания имущества общедолевым, заявители используют три вида требований: признание отсутствующим зарегистрированного права, признание помещения общей долевой собственности и истребование недвижимости из чужого незаконного владения. Иски направляют председатели ТСЖ, ЖСК, домовладельцы, жилищные инспекции, управляющие компании или другие заинтересованные лица. Ответчиками выступают местные власти, коммерческие и общественные компании, физлица, которым принадлежит спорная недвижимость.

Признание отсутствующим зарегистрированного права в ЕГРН

Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010 г. указало, что это требование применяется, когда заявитель не может подать документы о признании права собственности или истребовать объект из чужого незаконного владения (п.52). Дополнительно ВАС РФ и ВС РФ подчеркнули, что субъект заявляет данное требование, если право на один и тот же объект зарегистрировано разными лицами. Однако суды не обращают внимания на уточнение и спокойно принимают иски с этим требованием независимо от того, одно или несколько лиц зарегистрировали права на недвижимость (решение Центрального Барнаульского суда Алтайского края по делу № 2 — 91/2019 от 11.02.2019 г).

Как правило, судебный акт о признании права на объект отсутствующим ведет к аннулированию старой записи в ЕГРН и возникновению общедолевой собственности (решение Горно-Алтайского горсуда республики Алтай по делу № 2 — 541/2019 от 20.03.2019 г). В то же время зачастую вместе с признанием права отсутствующим заявители могут требовать признать помещение обшей долевой собственностью или истребовать его из чужого незаконного владения. Большой ошибки в этом нет. Требования тесно взаимосвязаны друг с другом. Поэтому судьи принимают такие иски и выносят решения в пользу домовладельцев (решение Пятигорского горсуда Ставропольского края по делу № 2 — 145/2019 от 18.01.2019 г).

Признание помещения общей долевой собственностью

Это требование обычно идёт вкупе с истребованием имущества из чужого незаконного владения или признанием отсутствующим зарегистрированного права. Ведь спорное имущество всегда находится в чьих-то руках. В МКД не бывает бесхозных помещений.

Впрочем, некоторые судьи выносят решение и на основании одного только требования о признании помещения общей собственностью. Свою позицию они мотивируют тем, что право общедолевой собственности принадлежит владельцам жилищ в силу закона независимо от его регистрации в ЕГРН. Поэтому признание общедолевой собственности автоматически аннулирует прежнюю запись в реестре (решение Сыктывкарского горсуда республики Коми по делу № 2 — 7461/2018 от 19.10.2018 г). Подобная аргументация также подтверждается мнением ВАС РФ и ВС РФ. В пункте 52 совместного постановления № 10/22 указано, что если судья разрешил в решении вопрос о наличии права на недвижимость, то этот акт становится основанием для внесения записи в ЕГРН. Однако большинство судей предпочитают принимать заявления, где признание права общедолевой собственности фигурирует вместе с истребованием имущества или признанием отсутствующим зарегистрированного права в ЕГРН (решение Центрального райсуда г. Омска по делу № 2 — 519/2019 от 21.02.2019 г). Считается, что маслом кашу не испортишь.

Истребование из чужого незаконного владения

Указанное требование также соседствует с признанием спорной недвижимости общей долевой собственностью. Хотя пункт 52 вышеназванного пленума опять же утверждает, что если судебный акт возвращает имущество собственнику, то и такое решение считается основанием для включения записи в реестр. Поэтому вроде как и не надо дополнительно признавать его долевым. Однако и здесь суды предпочитают совмещенные требования. Тем более что постановление Пленума ВАС РФ № 64 от 23.07.2009 г. указывает, что если субъект, на которого оформлена недвижимость, признаваемая общим имуществом, владеет им и не даёт сособственникам доступа в помещение, то последние могут подать иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, объединив его с требованием о признании права общедолевой собственности.

Для подачи подобного заявления надо, чтобы объект выбыл из владения собственника помимо его воли (ст. 301 и 302 ГК РФ). Причем, в случае с недвижимостью, потеря имущества сопровождается внесением записи в ЕГРН (ранее — в ЕГРП).

Например, техпаспорт здания предусматривал, что помещение используется под лифтовую. В начале 90-х местная власть, не спрашивая и не уведомляя жильцов, оформила недвижимость на себя. А в 2016 году передала помещение городской поликлинике. Двадцать пять лет домовладельцы не знали об этом и оплачивали содержание объекта. Узнав о нарушении прав, жильцы пошли в суд и потребовали признать отсутствующим зарегистрированное право, изъять недвижимость из незаконного владения муниципалитета и признать право общедолевой собственности. Судья удовлетворил иск. Налицо классический случай выбытия объекта из владения помимо желания собственников. Соответственно, истребование из чужого незаконного владения проведено правомерно (решение Волгодонского райсуда Ростовской области по делу № 2 — 63/2018 от 04.05.2018 г).

Истребование общедолевой недвижимости чаще всего применяется к ситуациям, берущим начало в 90-х годах. Местные органы власти повально оформляли на муниципалитеты подвалы, чердаки и пристрои. Потом чиновники принялись продавать объекты, не забывая о себе. Эту недвижимость покупали и добросовестные приобретатели. Теперь пришла пора возвращать ее домовладельцам.

Проблема срока исковой давности

Срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав (ст. 196 ГК РФ). Применительно к спорам о недвижимости данный срок начинается с даты, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП (ныне — ЕГРН). В то же время это не означает, что указанное лицо знало или должно было знать о нарушении права со дня внесения записи в ЕГРН (п.57 постановления Пленума ВАС и ВС РФ №10/22). Кроме того, статья 208 ГК РФ определяет, что исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. В случае с МКД и общедолевой собственностью термин «владение» следует понимать в значении «пользование», «использование», «возможность доступа».

ВС и ВАС РФ неоднократно уточняли и комментировали вышеуказанные нормы в контексте заявленных требований. Так, пункт 57 совместного постановления ВС и ВАС РФ № 10/22 указывает, что к искам, требующим признать право незарегистрированным, применяется трехлетний срок исковой давности. Однако если, несмотря на эту запись, заявитель продолжает владеть недвижимостью (в случае с МКД пользоваться помещением), то на иск, «направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется». То есть при одних и тех же требованиях иск может быть как виндикационным, так и негаторным.

В 2009 году ВАС РФ разъяснил, что если жители МКД свободно пользуются имуществом, которое зарегистрировано за индивидуальным собственником, то они вправе подать иск о признании общедолевой собственности. Это требование является бессрочным и на него не распространяется срок исковой давности (п.9 постановления ВАС РФ № 64 от 23.07.2009 г). Таким образом, ВАС РФ отнес заявление о признании права собственности к негаторным искам, не имеющим срока исковой давности. Кстати, это противоречит многим учебникам для вузов. Последние разделяют виндикационные и негаторные иски, а также заявления о признании права собственности. Спрашивается, за что студенты до сих пор получают двойки, когда относят иски о признании права собственности к негаторным или виндикационным заявлениям?

Ну и наконец, как бывший ВАС РФ, так и ныне действующий ВС РФ полагают, что на иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения распространяется общий срок исковой давности. При этом ВС РФ в постановлении пленума № 43 от 29.09.2015 г. просто указал, что положения статьи 208 ГК РФ «не применяются к искам, не являющимся негаторными (например, к искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения)». Этой фразой Верховный суд дал понять нижестоящим инстанциям, что срок исковой давности может зависеть как от возможности владения недвижимостью, так и от предмета исковых требований.

В результате судебная практика идёт вразнос. Например, один судья считает, что заявление не имеет срока исковой давности потому, что оно не содержит требования об истребовании помещения из незаконного владения (решение Арбитражного суда г. Москвы № А40-74536/18-23-530 от 14.05.2019 г). Зато другой судья полагает, что на заявление не могут распространяться нормы о трехгодичном сроке исковой давности, так как жильцы все время пользовались и продолжают пользоваться спорным имуществом. И это при том, что жители МКД подали иск, одновременно (!) содержащий требования о признании отсутствующим права собственности, снятии объекта с кадастрового учета, признании права общей долевой собственности и истребовании помещения из чужого незаконного владения (решение Волгодонского районного суда Ростовской области по делу № 2 — 63/2018 от 04.05.2018 г).

В результате срок исковой давности по делам о спорах, касающихся общедолевой собственности в многоквартирных домах, зависит не только от ГК РФ и разъяснений Верховного суда, но и от того, как тот или иной судья понимает эти нормы и разъяснения. Полная «свобода творчества».

Выводы

Судебная практика показывает, что ответ на вопрос, считается ли конкретное помещение общим имуществом многоэтажного здания, зависит не только от технических параметров недвижимости и находящегося в нём оборудования, но и от назначения помещения — возможности его индивидуальной эксплуатации. Если объект изначально планировался для самостоятельного использования, то суд оставит его у прежнего собственника и не признает общедолевым.

При этом вид исковых требований играет вспомогательную роль. В схожих ситуациях судьи могут ограничиться одним требованием, а могут рассмотреть и все три. Итог всегда двояк — суд удовлетворит заявление, и жители оформят долевую собственность, либо откажет в иске, и помещение останется за прежним собственником.

Оставьте комментарий