Ст.199 ук рф судебная практика

Подборка наиболее важных документов по запросу П. «б» ч. 2 ст. 199 (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

1. Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов, путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в особо крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Примечания. 1. Крупным размером в настоящей статье признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером — сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд сорок пять миллионов рублей.

2. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов которой вменяется этому лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

9 июля Конституционный Суд вынес Постановление № 27-П по жалобе на неконституционность ст. 199 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за уклонение от уплаты организацией налогов, сборов и (или) страховых взносов. В примечании № 1 к этой статье указан порядок определения особо крупного размера ущерба, нанесенного вышеуказанным налоговым преступлением.

Обстоятельства дела

Как писала ранее «АГ», жалобу в КС направил адвокат АП Волгоградской области Александр Викторов в интересах своего доверителя Дмитрия Алганова. Из материалов уголовного дела его подзащитного следовало, что в 2012 г. ООО «Управление общестроительных работ» задолжало бюджету РФ налоги и сборы на сумму около 18,8 млн руб. Указанная сумма составила 50,2% от общей суммы налогов и сборов, подлежащих уплате организацией за указанный год.

В отношении руководителя общества Дмитрия Алганова было возбуждено уголовное дело по статье об уклонении от уплаты налогов. В конце 2016 г. он был осужден Волжским городским судом Волгоградской области за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 199, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ. Суд приговорил его к лишению свободы на срок 3,5 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Защита осужденного обжаловала вынесенный ему обвинительный приговор.

В начале 2017 г. Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда отменила обвинительный приговор и направила дело на новое рассмотрение. В январе 2018 г. суд первой инстанции вновь признал Дмитрия Алганова виновным в вышеуказанных преступлениях и приговорил его к трем годам лишения свободы. В целях возмещения причиненного государству ущерба суд взыскал с осужденного в пользу российской казны почти 19 млн руб. При этом суд сохранил арест на несколько транспортных средств гражданина, а также принадлежащие возглавляемому им обществу денежные средства в виде излишне уплаченного налога на сумму 3,9 млн руб.

В дальнейшем апелляция оставила приговор в силе. Волгоградский областной суд, а затем и Верховный Суд РФ отказались рассматривать кассационную жалобу адвоката на приговор его доверителю. Впоследствии зампредседателя ВС РФ не нашел оснований для рассмотрения данной кассационной жалобы.

Содержание жалобы в КС РФ

В жалобе Александр Викторов указал, что его доверителю инкриминировалось совершение преступления по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ – за уклонение от уплаты налогов и сборов (в редакции Закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ). Согласно примечанию № 1 к данной статье особо крупным размером считалась сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 15 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 50% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 45 млн руб.

В период повторного рассмотрения уголовного дела Алганова в диспозицию ст. 199 УК РФ были внесены изменения: в редакции Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ ответственность по ней стала наступать за неуплату налогов, сборов и (или) страховых взносов. Поправки были внесены и в примечание № 1: особо крупным размером ущерба стала считаться сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 15 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 50% подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая 45 млн руб.

Как пояснил Александр Викторов, в приговоре подтверждался факт уплаты обществом страховых взносов в спорный период. Таким образом, совокупная доля неуплаченных обязательных платежей в бюджет, по словам защитника, составила 46,8%. Указанное обстоятельство, как считает адвокат, не давало суду права квалифицировать действия подсудимого по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ – на момент вынесения приговора по итогам повторного рассмотрения дела они подпадали под ч. 1 ст. 199 УК РФ в связи с изменением законодательства.

По мнению адвоката, в рамках уголовного судопроизводства его подзащитному было незаконно отказано в применении ст. 10 УК РФ при вынесении приговора за совершение налогового преступления, поскольку неуплата страховых взносов прежде не являлась признаком состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ. Александр Викторов указал, что применительно к действиям Дмитрия Алганова введение уголовной ответственности за неуплату страховых взносов имело «декриминализующее значение». «Вышеуказанное обстоятельство лишило осужденного конституционного права на применение к нему закона, по которому ответственность непосредственно к нему смягчалась в рамках изменений, внесенных в Уголовный кодекс РФ», – подчеркивалось в жалобе в КС РФ.

Как указал адвокат, введение законодателем уголовной ответственности в рамках ст. 199 УК РФ за неуплату страховых взносов нельзя рассматривать только как ужесточение законодательства: в одних случаях это действительно отягчает ответственность обвиняемых (и в отношении них закон не имеет обратной силы), а в других, наоборот, может улучшить их положение.

КС проанализировал законодательные изменения относительно налоговых преступлений

Конституционный Суд напомнил, что не имеет обратной силы закон, устанавливающий или отягчающий ответственность. Следовательно, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, и, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд отметил, что с 1 января 2017 г. сумма страховых взносов, не уплаченная в установленный срок, включается в общее понятие недоимки. Налоговая ответственность стала наступать за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления обязательных к уплате платежей или других неправомерных деяний. Впоследствии законодатель распространил действие ст. 199 УК РФ на лиц, ответственных за уплату организацией страховых взносов.

«Таким образом, уголовная ответственность за уклонение от уплаты страховых взносов традиционно (с момента криминализации данного деяния федеральным законом от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ и по настоящее время) обеспечивается теми уголовно-правовыми нормами, которые применяются законодателем к налоговым преступлениям. При этом для обозначения публичных платежей – предметов предусмотренного ст. 199 УК РФ преступления продолжает использоваться конструкция “и (или)”, указывающая на альтернативную возможность как одновременного их наличия, так и присутствия лишь одного из них», – отметил КС.

Суд также добавил, что умышленное уклонение от уплаты нескольких или даже всех перечисленных в диспозиции ст. 199 УК РФ платежей не требует квалификации содеянного по совокупности преступлений. Подобного подхода, как указал КС РФ, придерживается и Верховный Суд в своем Постановлении от 28 декабря 2006 г. № 64 о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления.

КС указал, что вступление в силу отягчающего ответственность закона (путем ее трансформации из налоговой в уголовно-правовую) не влечет его применение к лицу, совершившему налоговое правонарушение. «В частности, включение федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ в диспозицию ст. 199 УК РФ уклонения от уплаты страховых взносов, ранее влекущего ответственность лишь на основании федерального закона от 24 июля 2009 г. № 212-ФЗ (ст. 47), а затем оказавшегося в сфере налоговой ответственности (ст. 122 НК РФ), означает расширение объема запрещенного уголовным законом поведения, а потому новый уголовный закон в данном случае не может иметь обратную силу», – указано в постановлении.

С учетом изложенного этого правило перспективного действия уголовного закона предполагает его распространение на совершаемые лишь после его вступления в силу общественно опасные деяния. Вместе с тем, как указал Суд, один и тот же акт, изменяющий правовое регулирование, может одновременно содержать нормы, как улучшающие, так и ухудшающие положение налогоплательщика. Указанное обстоятельство, в свою очередь, предполагает системный анализ всей совокупности соответствующего регулирования.

Кроме того, КС отметил, что по буквальному смыслу ч. 1 ст. 10 УК РФ закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем выражается такое улучшение. Следовательно, включение страховых взносов в общую сумму подлежащих уплате организацией платежей при исчислении размера уклонения от их уплаты может улучшить положение лица, привлеченного к уголовной ответственности за преступление, совершенное до вступления в силу Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ.

«Не исключается и возможность изменения квалификации уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с учетом объема исполнения обязанности по уплате страховых взносов за те периоды, в которых неуплата (уклонение от уплаты) таких взносов влекла для плательщика хотя и не уголовную, но публично-правовую ответственность», – пояснил КС.

В противном случае, как указал Суд, лица, подвергнутые уголовному преследованию за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов, совершенное до вступления в силу изменений в закон, но исполнившие при этом обязанности по уплате страховых взносов, были бы поставлены в неравное положение. В связи с этим отсутствуют препятствия для придания обратной силы применяемым в нормативном единстве с ч. 1 ст. 10 УК РФ положениям ст. 199 данного Кодекса в действующей редакции, изложенной законом от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ.

Таким образом, КС пришел к выводу, что действующая редакция оспариваемой нормы и примечание к ней не противоречат Конституции, выявленный им конституционно-правовой смысл является общеобязательным и исключает любое иное толкование на практике, судебные решения в отношении Дмитрия Алганова – подлежат пересмотру.

Адвокаты оценили значение выводов КС для практики

В комментарии «АГ» Александр Викторов отметил, что постановление Суда имеет огромное значение как для его подзащитного, так и в целом для правоприменительной практики по данному вопросу по иным уголовным делам.

«Конституционный Суд РФ разъяснил судам общей юрисдикции (в том числе Верховному Суду), что положения ст. 10 УК РФ имеют обратную силу не только в отношении изменений в законодательство, напрямую смягчающих наказание. Эта статья может применяться, несмотря на положения ст. 9 УК РФ, и к правоотношениям об уголовной ответственности за уклонение от уплаты страховых взносов, которые ранее не признавались преступлением», – пояснил он.

Адвокат также отметил, что при пересмотре судебных актов в отношении его доверителя выводы КС повлекут переквалификацию деяния с ч. 2 ст. 199 УК РФ на ч. 1 ст. 199 УК РФ. «Срок давности о привлечении к уголовной ответственности по указанной статье истек на момент вынесения в отношении него приговора, то есть мы можем рассчитывать на освобождение его из мест лишения свободы с правом на реабилитацию в соответствии со ст. 53 Конституции РФ и ст. 133 УПК РФ», – пояснил Александр Викторов.

По словам партнера АБ «Бартолиус» Сергея Гревцова, сама по себе ситуация не удивительна, поскольку, несмотря на то что правила действия уголовного закона во времени достаточно просты, они почему-то вызывают огромные трудности у правоохранительных органов на практике. «Данный вопрос, конечно же, не требовал разъяснения от Конституционного Суда РФ, поскольку Верховный Суд РФ должен был прореагировать на него при рассмотрении соответствующей жалобы. С учетом редкости формирования интересных правовых позиций по уголовным делам – пропуск этого дела я считаю огромным упущением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ», – отметил эксперт.

Адвокат подчеркнул, что правовая позиция Конституционного Суда будет иметь огромнейшее значение для практики. «Суд, удовлетворяя доводы заявителя о включении страховых взносов в состав платежей, учитываемых для целей квалификации по ст. 199 УК РФ, указал на необходимость учета полноты исполнения обязанности по уплате страховых взносов за соответствующий период. То есть злостных фигурантов по ст. 199 УК РФ наличие большой суммы страховых взносов спасает только в том случае, когда они были уплачены в достаточном размере. Наличие большой доли неоплаченных страховых взносов определенно не улучшит ситуацию», – заключил Сергей Гревцов.

Адвокат АП г. Москвы Василий Ваюкин считает, что один из главных принципов действия уголовного закона во времени заключается в недопустимости его ретроспективного применения. «Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, и временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий», – пояснил эксперт.

По его мнению, сумма неуплаченного налогового платежа – это, собственно, тот вред, который причинен деянием, его последствия. «Прежде чем оценивать размер последствий деяния, необходимо определить, а являлось ли само такое деяние преступлением на соответствующий момент времени. В рассматриваемом случае можно сделать однозначный вывод: на соответствующий момент времени неуплата страховых взносов не являлась уголовно наказуемой, что констатирует и сам Конституционный Суд. Но если это не было преступлением и не охватывалось составом ст. 199 УК РФ, как можно было применять и оценивать примечания к этой самой статье, если деяние не охватывалось составом этой статьи?» – отметил адвокат.

Василий Ваюкин полагает, что постановление КС РФ наглядно демонстрирует «профискальную» ориентированность и явный обвинительный уклон судов. «Более того, в свете июньского проекта постановления Пленума Верховного Суда по налоговым преступлениям, практически безгранично расширяющего возможности возбуждения уголовных дел, этот судебный акт фактически развязывает руки правоприменителям и дает возможность в нарушение базовых принципов уголовного права применять ст. 199 УК ретроспективно», – высказал опасения адвокат.

Что не смог арбитражный налоговый спор, то сделала доследственная проверка

Решением налогового органа налогоплательщик привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения, ему предложено уплатить недоимку в размере 46 157 074 рублей (Арбитражные суды всех трех инстанций указанную сумму оставили практически без изменений). Следственным органом СК по Москве в рамках доследственной проверки установлен факт неуплаты налогов уже в размере. 2 850 000 рублей. Постановлением следователя уголовное дело обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Вместе с Мосгорсудом создаем практику по ст. 199 УК РФ

Судебная речь в защиту подсудимого, обвиняемого в организации незаконного получения кредитов и налоговом преступлении, по заказному уголовному делу. Осужден по ч.3 ст.33, ч.1 ст.176 УК РФ (5 эпизодов) к 3 годам 6 месяцам колонии-поселения.

Судебная речь в защиту подсудимого, обвиняемого в организации незаконного получения кредитов и налоговом преступлении, по заказному уголовному делу. Осужден по ч.3 ст.33, ч.1 ст.176 УК РФ (5 эпизодов) к 3 годам 6 месяцам колонии-поселения.

Прекращение уголовного дела по п. а,б ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов)

Периодически те или иные организации и их руководители/учредители попадают в бдительное поле зрения налоговых инспекторов и/или сотрудников правоохранительных органов. Ситуация крайне неприятная не только сама по себе, но и в связи с тем, что никто и никогда не будет слушать ваши доводы о том, что осуществляемая деятельность легальна, законна, прозрачна. Чем активнее и успешнее Ваша деятельность – тем сложнее избежать неприятного общения с правоприменителями.

Привлечение директора ООО к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ за применение налоговой льготы, предусмотренной ст. 149 НК РФ

Все предприниматели, которые стараются честно вести бизнес, хорошо знают о том, что с налоговой шутить нельзя и одно из самых страшных событий, которое может случиться с предпринимателем — это налоговая проверка.
Ну а если организация заявляет о своем праве на налоговую льготу, то проверки не миновать.
Насколько оправдано применение льготы по уплате налога на добавленную стоимость? Какие условия должны быть соблюдены для того, чтобы получить данную льготу? И каковы её последствия?

Работа адвоката ХМАО-Югры по налоговому делу. Значительное снижение суммы налоговой недоимки. Прекращение уголовного преследования руководителя компании по п. «б», ч.2 ст.199 УК РФ по реабилитирующим основаниям.

Результат работы адвоката ХМАО-Югры по налоговому спору и уголовному преследованию Доверителя связанного с уклонением от уплаты налогов. Над данным налоговым делом я компл.

Возврат уголовного дела прокурору, возбужденного по п. «а», ч. 2 ст. 199 УК РФ

Долго думала с чего начать повествование об этом уголовном деле. Начну пожалуй с того, что год назад, летом 2020г., ко мне за юридической помощью обратилась женщина, назовем ее Марией, которая была приглашена в Следственный комитет для допроса в качестве свидетеля. Уголовное дело было возбуждено по .

Имущественная ответственность руководителя по налоговым долгам организации. Обзор судебной практики

В последние несколько лет широкое распространение получила практика взыскания с руководителей юридических лиц неуплаченных налогов, начисленных возглавляемой ими (в т.ч. в прошлом) организации. Типичный пример взыскания без каких-либо шансов на отказ в удовлетворении иска- обвинительный приговор, вынесенный в отношении руководителя организации по статьям 199, 199.1, 199.2, 199.4 УК РФ, логично завершаемый удовлетворением гражданского иска о взыскании налогов (а также пеней и штрафов). Однако гражданские иски удовлетворяются судами и при отсутствии обвинительного приговора, когда уголовное дело прекращается на стадии предварительного расследования или в суде по нереабилитирующим основаниям, либо в возбуждении дела отказывают по тем же причинам. Иск предъявляется налоговым органом или прокурором в интересах публично-правового образования, доказательствами вины ответчика являются:

Экспертиза по уголовному делу проведена коммерческой организацией (ООО): судебная практика в помощь защитнику

Допустимо ли привлечение следователем в качестве экспертной организации коммерсантов (ООО)? Закон говорит, что недопустимо. Но заказчики (следователи) тем не менее продолжают привлекать коммерческие организации в качестве «независимых экспертов», фривольно толкуя п.2 ст. 195 УПК РФ. Противовес этому в данном материале.

Ст. 199 УК РФ: налоговый адвокат против решал в Москве

Очень часто собственники бизнеса договариваются с налоговиками по неформальному решению вопроса и платят часть денег в бюджет, часть взятками. Сумма в решении «сдувается» и все забывают тему до поры до времени. А «пора» стучится в дверь с обыском и вестью в том, что возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 199 УК РФ.

Подходящие теги

Упомянутая статья закона

УК РФ

(в ред. Федерального закона от 29.07.2017 N 250-ФЗ)

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

1. Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов, путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, —

(в ред. Федерального закона от 29.07.2017 N 250-ФЗ)

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федеральных законов от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в особо крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Примечания. 1. Крупным размером в настоящей статье признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером — сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд сорок пять миллионов рублей.

(п. 1 в ред. Федерального закона от 01.04.2020 N 73-ФЗ)

2. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов которой вменяется этому лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

Уверен, тема статьи весьма актуальная для многих и родилась из нашей практики защиты бизнеса.

Рассмотрим один из аспектов, неправомерности привлечения к уголовной ответственности по ст.199 УК РФ (Уклонение от уплаты налогов) генерального директора (главного бухгалтера, учредителя) компании, а именно случаев, когда первоначально именно компания была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Распространённая ситуация, инспекция ФНС (ифнс) проводит выездную налоговую проверку (ВНП), по результатам которой выносится Решение о привлечении компании к ответственности, предусмотренной п.1 ст.122 НК РФ. Данная правовая норма предусматривает ответственность за совершение неосторожного налогового правонарушения, выразившегося в неполной уплате сумм налогов, сборов и страховых взносов.

В соответствии со ст.106 НК РФ и ст.110 НК РФ налоговое правонарушение компанией может быть совершено по неосторожности, и в таком случае, умысел в действиях должностных лиц компании (генерального директора, главного бухгалтера и учредителя) отсутствует.

Между тем, налоговое правонарушение, совершенное компанией умышленно, уже предусматривает ответственность п.3 ст.122 НК РФ. Совершенно очевидно, что качество и сложность доказывания умышленного налогового правонарушения гораздо выше. Процесс сбора доказательств умышленного правонарушения трудоёмкий, требует больших затрат времени и ресурсов налоговиков, а требования к качеству проверки ифнс становятся выше.

Решения по ВНП, в дальнейшем, проходят много этапные стадии обжалования. Риск отмены результатов ВНП, при квалификации по п.3 ст.122 НК РФ, представляются гораздо выше.

Учитывая, что юридическую защиту в инфс (дальше в арбитражном суде) достаточно часто осуществляют высококвалифицированные налоговые юристы, налоговый процесс и спор проходит при их активном участии и профессиональном контроле.

Вероятно, именно по всем вышеуказанным причинам ифнс, гораздо проще, вынести Решение и привлечь компанию к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст.122 НК РФ.

Дальше, информация от ифнс о совершенном компанией налоговом правонарушении для проведения доследственной проверки поступает в Следственный Комитет (СК).

СК при наличии достаточности суммы не уплаченных налогов возбуждает уголовное дело по ст.199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов, как правило, в отношении генерального директора (главных бухгалтеров и учредителей).

Итак, следователь СК при наличии крупного размера неуплаченных налогов в сумме превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 15 миллионов рублей, а особо крупного размера — сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 45 миллионов рублей, благополучно возбуждает уголовное дело.

При чём, возбуждение в СК уголовных дел по ст.199 УК РФ происходит независимо от квалификации ифнс налогового правонарушения как неосторожного (п.1 ст.122 НК РФ) или умышленного налогового правонарушения (п.3 ст.122 НК РФ), что является уже недопустимым.

СК не принимает во внимание, что в соответствии с п.4 ст.110 НК РФ форма вины организации определяется формой вины ее руководителя и указанное свидетельствует об обнаружении неосторожной формы вины генерального директора (главного бухгалтера и учредителя) компании. Данные обстоятельства, свидетельствуют об отсутствии у генерального директора умысла на уклонение от уплаты налогов.

СК признаёт, что именно результаты ВНП служат основанием для возбуждения уголовного дела, но не учитывает квалификацию ифнс по совершенному налоговому правонарушению.

Умысел генерального директора (главного бухгалтера и учредителя) компании, направленный на уклонение от уплаты налогов, СК в основном, не устанавливает, и не получает доказательств совершения им действий, нацеленных на достижение этого преступного результата. Полагаем, такие уголовные дела подлежат прекращению по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).

В Постановлении Пленума Верховный суд РФ от 26.11.2019 N 48 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления" прямо указывается, что налоговые преступления всегда совершаются с прямым умыслом, который необходимо доказывать, что следствием, зачастую, не делает. Согласно п.8 вышеназванного Постановления Пленума Верховный суд РФ необходимо обратить внимание судов на то, что уклонение от уплаты налогов, сборов, возможны только с прямым умыслом.

При решении вопроса о наличии такого умысла суду необходимо, в частности, учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении (ст.111 НК РФ), а также исходить из предусмотренного п.7 ст.3 НК РФ принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Согласно ст.111 НК РФ обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему налоговым органом в пределах его компетенции. Указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым (расчетным) периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа), и (или) выполнение налогоплательщиком мотивированного мнения налогового органа, направленного ему в ходе проведения налогового мониторинга.

Диспозиция нормы ст.199 УК РФ носит бланкетный характер и отсылает к нормам отраслевого и специализированного (налогового) законодательства. Поэтому, представляется единственно верным и логичным, при возбуждении уголовного дело по ст.199 УК РФ ориентироваться именно на квалификацию допущенного компанией правонарушения налоговым органом.

В Решении ифнс о привлечении компании к ответственности за совершение налогового правонарушение прямо указывается часть статьи 122 НК РФ, что и должно являться основанием для принятия решения об отказа или напротив в возбуждении уголовного дела.

В настоящее время, в СК отсутствует подобная практика принятия решения о возбуждении уголовных дел, что, видимо, является существенным профессиональным допущением и пробелом.

Поэтому уголовные дела по ст.199 УК РФ, возбужденные при подобных обстоятельствах, изначально возбуждаются незаконно и неправомерно.

В указанных случаях, вина подозреваемого, обвиняемого и в дальнейшем подсудимого остаётся не доказанной.

Вот и получается парадокс, что генеральный директор (главный бухгалтер и учредитель) без вины виновный!

Предварительное расследование и судебное следствие зачастую проходит весьма формально с множеством различных нарушений, как материальных, так и процессуальных. О множестве таких нарушений писали наши коллеги, например Алексей Иванович Стенькин (https://zakon.ru/stenkin).

Анализ судебной практики в московском регионе показал, что основная масса уголовных дел по ст.199 УК РФ рассматривается в особом порядке (но это отдельная тема для статьи), что только усугубляет ситуацию с незаконными приговорами и качеством правосудия.

В отличии от налоговых споров по налоговым уголовным делам по ст.199 УК РФ, во-первых, ощутимо и заметно отсутствие активной и агрессивной защиты подозреваемый, обвиняемых и подсудимых. Здесь можем догадываться и предположить, что налогоплательщик, видимо, готов обжаловать и бороться в ифнс и арбитражном суде по суммам вменяемых неоплаченных налогов, сборов, пеней и штрафов, но после уже теряет силы, финансовые и человеческие ресурсы, возможности (желание) защищаться дальше по уголовному делу; во-вторых, отсутствуют качественные и профессиональные проводимые предварительные и судебные расследования; в-третьих, практически полное отсутствие судей в районных судах, специализирующихся на рассмотрение дел по налоговым преступлениям (в отличии, например, от арбитражных судов).

Все вышеперечисленные причины приводят к низкому качеству уголовного расследования и правосудия по налоговым преступлениям, возврату уголовных дел прокурору по ст.237 УПК РФ и отмене приговоров.

Таким образом, очевидна незаконность привлечения генерального директора (главного бухгалтера, учредителя) компании к уголовной ответственности по ст.199 УК РФ, при привлечении компании к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст.122 НК РФ.

Причина и цель этой статьи добиться с помощью мобилизации сил юридического сообщества отказа СК и прекращения в СК и судах незаконных возбужденных уголовных дел по ст.199 УК РФ, при наличии противоречий в квалификации действий налогоплательщиков между решениями ифнс и уголовными делами.

Оставьте комментарий