Статья 12 часть 2 ук рф

1. Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

2. Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

3. Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или иным документом международного характера, содержащим обязательства, признаваемые Российской Федерацией, в сфере отношений, регулируемых настоящим Кодексом, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Комментарий к Статье 12 УК РФ

1. Комментируемая статья существенно изменила законодательное регулирование применения УК РФ в отношении деяний, совершенных вне пределов Российской Федерации: конкретизирован закрепленный в ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 УК РФ принцип «Non bis in idem» («Не дважды за одно и то же»), определены пределы назначения наказания российским судом за преступления, совершенные вне пределов Российской Федерации, уточнена УО лиц без гражданства, расширены основания УО иностранных граждан за преступления, совершенные вне территории РФ.

2. Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ в ч. 1 коммент. статьи внесены существенные уточнения. Согласно новой редакции ч. 1 граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат УО в соответствии с УК РФ при соблюдении двух условий: а) если преступление совершено против интересов, охраняемых УК, и б) в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

Первое условие введено впервые, но при этом исключено прежнее требование, чтобы совершенное деяние было «признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено». При таком требовании получалось, например, что гражданин Российской Федерации, выдавший государственную тайну представителю иностранного государства на территории этого государства, не мог быть привлечен к УО по ст. 275 УК РФ.

Под преступлением против интересов, охраняемых УК, подразумевается любое преступление, предусмотренное в его Особенной части.

Второе условие более последовательно раскрывает содержание принципа «Non bis in idem»: в отличие от прежней редакции ч. 1, указанные в ней лица не подлежат ответственности по УК, не только если эти лица были осуждены за данное преступление судом иностранного государства, но и в случае вынесения им иностранным судом оправдательного приговора. С учетом формулировок ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 УК РФ полагаем, что это положение должно было бы относиться и к решению международного уголовного суда, полномочия и компетенция которого признаны Россией. В настоящее время функционируют два таких органа международного уголовного правосудия: Международный трибунал по бывшей Югославии и Международный трибунал по Руанде, учрежденные решениями Совета Безопасности ООН соответственно от 25 мая 1993 г. и от 8 ноября 1994 г.

Следует также отметить, что в новой редакции ч. 1 исключено прежнее требование, чтобы при осуждении в Российской Федерации указанных лиц наказание не превышало верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление.

3. Понятие «вне пределов Российской Федерации» означает сушу, воды, недра и воздушное пространство, находящиеся за пределами Государственной границы РФ (см. п. 3 коммент. к ст. 11).

4. В ч. 2 коммент. статьи впервые в УК РФ регламентирована УО военнослужащих воинских формирований РФ, дислоцирующихся за ее пределами: указанные военнослужащие за преступления, совершенные на территории иностранного государства пребывания, отвечают по УК, если иное не предусмотрено международным договором РФ.

При этом следует учитывать нормы, регламентирующие территориальные аспекты уголовной юрисдикции РФ в отношении деяний, совершенных вне пределов Российской Федерации (см. п. 5, 6.1 коммент. к ст. 11).

4.1. В настоящее время российские воинские формирования размещаются на территории ряда иностранных государств, как входящих в СНГ, так и некоторых других, осуществляя охрану границы, миротворческие и иные функции. Их правовой статус, в том числе вопросы уголовной юрисдикции, регулируется, как правило, двусторонними договорами, заключаемыми Российской Федерацией с государством пребывания воинских формирований.

В частности, были заключены Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Грузия о юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований РФ на территории Республики Грузия (1993 г.), Соглашение между РФ и Республикой Молдова по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований РФ на территории Республики Молдова (1994 г.), Договор аренды комплекса «Байконур» между Правительством РФ и Правительством Республики Казахстан (1994 г.), Соглашение между РФ и Республикой Беларусь по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований РФ из состава Стратегических сил на территории Республики Беларусь (1995 г.), Соглашение между РФ и Республикой Кыргызстан по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований РФ на территории Республики Кыргызстан (1996 г.), Соглашение между РФ и Республикой Таджикистан по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований Вооруженных Сил РФ на территории Республики Таджикистан (1997 г.), Соглашение между РФ и Украиной о статусе и условиях пребывания Черноморского флота РФ на территории Украины (1997 г.), Соглашение между РФ и Азербайджанской Республикой о статусе, принципах и условиях использования Габалинской радиолокационной станции (РЛС «Дарьял») (2002 г.), Соглашение о статусе формирований сил и средств системы коллективной безопасности (2000 г.), Соглашение между РФ и Китайской Народной Республикой о статусе воинских формирований РФ, временно находящихся на территории Китайской Народной Республики, и воинских формирований Китайской Народной Республики, временно находящихся на территории РФ, для проведения совместных военных учений (2005 г.).

Как правило, в таких договорах к уголовной юрисдикции РФ отнесены преступления, совершенные лицами, входящими в состав воинских формирований РФ, при исполнении служебных обязанностей в местах их дислокации, а также против Российской Федерации и лиц, входящих в состав воинских формирований РФ. Однако эти договоры имеют свои особенности, поэтому в каждом конкретном случае необходимо установить наличие вступившего в силу или временно применяемого соответствующего договора и выяснить вопрос о разграничении сфер уголовной юрисдикции Российской Федерации и государства пребывания. Например, в соответствии с п. 6.12 Договора аренды комплекса «Байконур» между Правительствами РФ и Республики Казахстан на территории комплекса в отношении военнослужащих, лиц гражданского персонала РФ и членов их семей применяется законодательство РФ и действуют ее компетентные органы. Российская Федерация осуществляет юрисдикцию также в отношении сотрудников космодрома и членов их семей в случае совершения ими противоправных действий против Российской Федерации и ее граждан, воинских преступлений и правонарушений, совершенных в связи с исполнением обязанностей военной службы вне пределов комплекса «Байконур» <1>.
———————————
<1> СЗ РФ. 1998. N 35. Ст. 4369.

5. В договорах о юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований РФ за границей, в понятие «лица, входящие в состав воинских формирований РФ» кроме военнослужащих зачастую включаются гражданский персонал воинских формирований, члены семей военнослужащих и гражданского персонала (не являющиеся гражданами государства пребывания) и лица, командированные российской стороной в воинские формирования.

Представляется неправомерным распространять действие ч. 2 коммент. статьи также на военнослужащих, находящихся в иностранном государстве на официальном основании, но не в составе воинской части (например, советников, военных специалистов), если иное не предусмотрено международным договором.

6. Согласно ч. 3 коммент. статьи при совершении преступлений вне пределов Российской Федерации иностранные граждане могут отвечать по УК РФ только за деяния, направленные: а) против интересов РФ либо б) против гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором РФ, при условии, однако, что они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к УО на территории РФ.

6.1. В предыдущем издании Комментария мы отмечали, что понятие «интересы Российской Федерации» нормативно не определено и что в его определении решающую роль должна сыграть судебная практика, которая поможет выбрать золотую середину между предельно широким толкованием этого понятия (практически все деяния, предусмотренные УК) и слишком узким (только деяния, непосредственно направленные против государства, например шпионаж).

Добавление в ФЗ от 27.07.2006 N 153-ФЗ вышеуказанного условия «б» (ответственность в случае совершения преступления против гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства) привнесло лишь некоторую ясность, осложнив при этом ведение уголовного преследования, поскольку в таких случаях подозреваемый (обвиняемый) и основная доказательственная база, как правило, находятся за рубежом и необходимо применять длительные и дорогостоящие процедуры выдачи и правовой помощи, осложненные коллизией уголовной юрисдикции двух и, возможно, более государств.

6.2. Необходимо иметь в виду, что Российская Федерация является участником (в том числе как государство — продолжатель СССР) почти всех универсальных и многих региональных международных договоров, содержащих обязательство преследовать в уголовном порядке лиц за совершение предусмотренных в этих договорах деяний. В число таких договоров, помимо упомянутых в п. 14.1 коммент. к ст. 11, входят: Единая конвенция о наркотических средствах (1961 г.); Конвенция о психотропных веществах (1971 г.); Конвенция о физической защите ядерного материала (1980 г.); Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения и наказания (1984 г.); Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988 г.) <1>.
———————————
<1> См.: Действующее международное право: В 3 т. Т. 3. М., 1997. Разд. XVII.

Следует иметь в виду, что некоторыми из перечисленных договоров устанавливается универсальная уголовная юрисдикция в отношении предусмотренных в них деяний, т.е. любое государство-участник должно обеспечить возможность уголовного преследования, независимо от места их совершения.

Кроме того, необходимо учитывать закрепленный в большинстве этих договоров и договоров о выдаче принцип «Aut dedere aut judicare» («Выдай или суди»), в соответствии с которым государство в случае отказа в выдаче лица другому государству-участнику обязано передать соответствующие материалы на рассмотрение своим компетентным органам.

7. Возможность привлечения к УО по УК РФ лиц без гражданства зависит от того, проживают они здесь постоянно или временно. Если эти лица проживают в Российской Федерации постоянно, то за преступления, совершенные вне ее пределов, они отвечают по правилам, установленным для граждан Российской Федерации (ч. 1 ст. 12). Если же они не проживают в Российской Федерации постоянно, то за такие преступления они могут привлекаться к УО по правилам, установленным для иностранных граждан (ч. 3 ст. 12). Постоянное проживание лиц без гражданства в Российской Федерации подтверждается выданным им видом на жительство.

8. Освоение космического пространства вызвало потребность регламентировать, в частности, вопросы уголовной юрисдикции над космическими экипажами, в том числе международными. В ст. VIII Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 г.), установлено, что государство — участник Договора, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом и любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле <1>.
———————————
<1> См.: Сб. действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXV. М., 1972. С. 41 — 45.

8.1. По общему правилу при международном полете юрисдикция осуществляется государством регистрации космического объекта (например, во время полетов интернациональных экипажей на российской орбитальной станции «Мир» и американских кораблях «Спейс шаттл»). Во время полета в 1975 г. советско-американского пилотируемого космического комплекса «Союз» — «Аполлон» на каждый из составлявших его космических кораблей распространялась юрисдикция государства регистрации соответствующего корабля. Однако согласно ст. II Конвенции о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (1975 г.), при международных полетах, когда имеются два и более запускающих государства, они могут договориться между собой по вопросу о юрисдикции и контроле над таким космическим объектом и любым его экипажем <1>.
———————————
<1> См.: Сб. действующих договоров, заключенных СССР. Вып. XXXIV. М., 1980. С. 442 — 446.

8.2. В ст. 22 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Канады, Правительствами государств — членов Европейского космического агентства, Правительством Японии и Правительством США относительно сотрудничества по Международной космической станции гражданского назначения (1998 г.) вопросы уголовной юрисдикции прописаны более детально. Каждый из партнеров по Соглашению регистрирует и запускает свой элемент (модуль), предназначенный для строительства на орбите международной космической станции, при этом он может осуществлять уголовную юрисдикцию в отношении членов персонала станции, которые являются его гражданами, внутри или на любом орбитальном элементе. В случае неправомерного действия на орбите, которое затрагивает жизнь или безопасность гражданина другого государства-партнера или совершено внутри или на орбитальном элементе другого государства-партнера, или причиняет ущерб орбитальному элементу другого государства-партнера, государство-партнер, гражданин которого предположительно совершил неправомерное действие, по просьбе любого государства-партнера, чьи интересы затронуты предполагаемым неправомерным действием, консультируется с этим государством. По завершении таких консультаций государство-партнер, чьи интересы затронуты предполагаемым неправомерным действием, может осуществлять уголовную юрисдикцию в отношении лица, предположительно совершившего неправомерное действие, при условии, что в течение 90 дней со дня начала таких консультаций или в течение периода времени, который может быть взаимно согласован, государство-партнер, чей гражданин предположительно совершил неправомерное действие: соглашается на такое осуществление уголовной юрисдикции либо не представляет заверений в том, что оно передаст дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования.

9. В п. 1 ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) говорится о преступности деяния в соответствии не только с внутренним уголовным законом, но и с международным правом (договорными или обычными нормами): «Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением».

9.1. Пункт 2 ст. 15 названного Пакта гласит: «Ничто в настоящей статье не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое деяние или упущение, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом». Аналогичные положения содержатся в п. 1 ст. 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. <1>. Данные договорные международно-правовые нормы появились после Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов, осудивших после Второй мировой войны главных военных преступников Германии и Японии, которым вменялось в вину совершение тяжких преступлений, в число которых входили деяния, не предусмотренные уголовным законодательством не только этих государств-агрессоров, но и держав-победительниц (например, преступления против мира: планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны).
———————————
<1> Эта формулировка вызывает настороженность. Она, по существу, предлагает применение уголовного закона по аналогии, что прямо запрещено ч. 2 ст. 3 УК РФ. Примеч. науч. ред.

9.2. К сожалению, законодатель не посчитал необходимым отразить в УК РФ вопросы возможности реализации этих международно-правовых обязательств России в условиях, когда, с одной стороны, УК РФ основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права (ч. 2 ст. 1), а с другой — преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ (ч. 1 ст. 3).

В случае возникновения реальной коллизии данных международно-правовых обязательств и указанных норм УК РФ может быть применено содержащееся в ч. 4 ст. 15 Конституции правило, согласно которому норма международного договора имеет приоритет перед нормой закона.

10. В ч. 3 коммент. статьи имеются еще два условия привлечения иностранных граждан и лиц без гражданства, не проживающих постоянно в Российской Федерации, к УО по УК РФ за совершение преступления вне пределов Российской Федерации: они не должны быть осуждены за это деяние в иностранном государстве и привлекаются к УО на территории РФ.

10.1. С учетом ст. 50 Конституции РФ и ч. 2 ст. 6 УК РФ полагаем, что понятием «осуждение в иностранном государстве» должно охватываться и осуждение международным уголовным судом, полномочия и компетенция которого признаны Россией. В настоящее время функционируют два таких органа международного уголовного правосудия (подробнее см. п. 2 коммент. к статье).

Кроме того, позиция законодателя представляется несколько непоследовательной, так как при изменении тем же ФЗ от 27.07.2006 N 153-ФЗ ч. 1 коммент. статьи введена формулировка «если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства» (т.е. подразумевается возможность и оправдательного приговора), а в ч. 3 сохранено условие осуждения в иностранном государстве.

10.2. Что касается условия «привлечение к уголовной ответственности на территории РФ», то представляется необходимым детально прописать эту процедуру в УПК.

Другой комментарий к Ст. 12 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В ч. 1 ст. 12 УК РФ закреплен принцип гражданства. Принцип распространяется на строго определенный в законе круг лиц — это граждане России и постоянно проживающие в России лица без гражданства.

2. Принцип гражданства действует при наличии определенных условий: а) совершение преступления на территории иностранного государства; б) против интересов, охраняемых УК; в) деяние признается преступлением по УК РФ (при этом необязательно, чтобы оно являлось преступным по уголовному закону места совершения преступления); г) в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

3. В ч. 2 ст. 12 УК РФ предусмотрен принцип специальной миссии (покровительственный режим). Военнослужащие воинских частей России, дислоцирующихся за пределами России, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по законодательству России, если иное не предусмотрено международным договором. Данный принцип действует при совершении преступлений следующих категорий: а) против военной службы, б) общеуголовных, совершенных на территории воинских частей, против военнослужащих или иных граждан России. За все остальные преступления военнослужащие несут ответственность по уголовному законодательству страны пребывания.

4. Реальный принцип (принцип защиты) действия уголовного закона в пространстве закреплен в ч. 3 ст. 12 УК РФ. Для применения данного принципа необходимо, чтобы преступление совершило иностранное лицо либо лицо без гражданства, не проживающее постоянно в России. Данные лица подлежат уголовной ответственности по УК РФ в том случае, если: а) лицо привлекается к ответственности на территории России; б) преступление совершено на территории иностранного государства; в) лицо не было осуждено в иностранном государстве; г) преступление направлено против интересов России, т.е. вред причинен интересам Российского государства, его гражданам и организациям.

5. Часть 3 ст. 12 УК РФ закрепляет принцип универсальной юрисдикции, в соответствии с которым иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, совершившие преступление вне пределов России, подлежат уголовной ответственности по УК РФ в случаях, предусмотренных международным договором. Данный принцип действует, если: а) лицо привлекается к ответственности на территории России; б) преступление совершено на территории иностранного государства; в) лицо не было осуждено в иностранном государстве; г) совершено международное преступление или преступление международного характера. К международным относятся преступления, посягающие на мир и безопасность человечества: геноцид; планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны; наемничество и др. Преступлениями международного характера являются: торговля людьми, пиратство, использование рабского труда, террористический акт и др.

1. Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

2. Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

3. Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или иным документом международного характера, содержащим обязательства, признаваемые Российской Федерацией, в сфере отношений, регулируемых настоящим Кодексом, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 12 УК РФ

1. В ч. 1 комментируемой статьи закреплен принцип гражданства при определении пространственных пределов действия российского уголовного закона, которым следует руководствоваться в случае совершения вне пределов России преступлений, предусмотренных УК, гражданами Российской Федерации и постоянно проживающими в Российской Федерации лицами без гражданства.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 31.05.2002 N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» лицо без гражданства — это лицо, не являющееся гражданином России и не имеющее доказательства наличия гражданства другого государства .
———————————
СЗ РФ. 2002. N 22. Ст. 2031.

В силу рассматриваемого принципа граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов России преступление против интересов, охраняемых уголовным законом, подлежат ответственности по российскому законодательству, т.е. на них распространяется юрисдикция УК, за единственным исключением: если в отношении этих лиц не имеется решения суда иностранного государства.

2. Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» изменена первоначальная редакция статьи. Действующая редакция ч. 1 комментируемой статьи не предусматривает правила «двойной криминальности», т.е. граждане Российской Федерации или постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие предусмотренные УК преступления вне пределов территории России, подлежат ответственности по УК вне зависимости от того, является ли данное деяние преступлением по законодательству государства, на территории которого оно было совершено. Однако если данное деяние стало предметом судебного рассмотрения в стране по месту его совершения, то независимо от принятого судом решения (обвинительный или оправдательный приговор, освобождение от ответственности, применение мер уголовно-правового воздействия) лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности в России. Если решения суда иностранного государства в отношении лица не было, то российский суд вправе применить любое наказание, предусмотренное УК за подобное преступление, в том числе и превышающее верхний предел санкции за преступление по законодательству иностранного государства места совершения преступления.
———————————
СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3452.

Эти же правила распространяются на граждан России, имеющих одновременно гражданство другого государства (двойное гражданство).

3. В настоящее время воинские формирования РФ в соответствии с международными соглашениями дислоцируются на территории некоторых иностранных государств. На основании международного договора с этим государством военнослужащие таких воинских частей могут быть полностью или частично выведены из юрисдикции государства пребывания, и в этом случае за преступления, совершенные на территории иностранного государства, они несут ответственность по российскому уголовному закону. Данная статья не распространяется на военнослужащих РФ, находящихся в иностранном государстве в частном порядке, например в отпуске, в туристической поездке.

По всем соглашениям и договорам уголовно-правовой иммунитет российских военнослужащих и других лиц ограничивается характером совершенных преступлений: при совершении одних специально оговоренных преступлений они отвечают по законодательству страны пребывания, а при совершении других — по законодательству РФ .
———————————
См., например: Договор между Российской Федерацией и Республикой Армения о статусе пограничных войск Российской Федерации от 30 сентября 1992 г. // БМД. 1995. N 6. Подробнее см.: Международные договоры РФ, устанавливающие особенности порядка прохождения военной службы российскими и иностранными гражданами в российских воинских частях, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации // Уголовное право РФ. Преступления против военной службы: Учебник. М., 1999. С. 257 — 262; Перечень международных договоров Российской Федерации, в которых устанавливаются особенности порядка прохождения военной службы российскими и иностранными гражданами в российских воинских частях, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации // Военно-уголовное право. 2003. N 1 — 2. С. 14 — 16 (вкладка в журнал «Право в Вооруженных Силах». 2003. N 2).

Таким образом, при решении вопроса об уголовной ответственности лиц из числа военнослужащих, гражданского персонала российских воинских формирований, дислоцированных за пределами Российской Федерации, а также членов их семей следует руководствоваться конкретными международными соглашениями, которые в соответствии с ч. 4 статьи 15 Конституции России являются частью правовой системы РФ .
———————————
Об этом см., например: Исследование вопроса о гражданстве подсудимых становится актуальным в практике военных судов // Информационный бюллетень военных судов. 1997. N 165. С. 26 — 29; Особенности уголовной ответственности военнослужащих воинских частей РФ, дислоцирующихся на территории иностранных государств // Там же. 1996. N 164. С. 15 — 18; О некоторых вопросах применения 26-м гарнизонным военным судом (Байконур) ст. 12 Уголовного кодекса РФ в отношении лиц, совершивших преступления вне пределов России // Там же. 2000. N 179. С. 13 — 15.

Юрисдикция Российской Федерации в отношении военнослужащих обусловлена прежде всего спецификой воинской службы, доступом военнослужащих к особой информации и т.д. Как правило, международными договорами устанавливается следующий порядок реализации уголовной ответственности: по делам о преступлениях, совершенных лицами, входящими в состав войск (сил), или членами их семей вне пределов дислокации, применяется законодательство страны пребывания, действуют ее суды, прокуратуры и другие компетентные органы; по делам о преступлениях лиц, входящих в состав войск, и членов их семей, совершенных в местах дислокации либо при исполнении служебных обязанностей, а также по делам о воинских преступлениях применяется законодательство РФ и действуют ее прокурорские, судебные и другие компетентные органы.

4. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает реальный и универсальный принципы действия уголовного закона в пространстве.

Согласно первому из них иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне ее пределов, преследуются по российскому уголовному закону, если это преступление было направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства и если иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно не проживающие на территории РФ, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к ответственности в России.

В отличие от предыдущей редакции ч. 3 комментируемой статьи, где в качестве объекта преступлений в таких случаях указывались лишь интересы РФ, что порождало различные толкования данного положения, новая редакция говорит и об интересах гражданина Российской Федерации и постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства.

5. В соответствии с универсальным принципом иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне ее пределов, несут ответственность по российскому уголовному законодательству в случаях, предусмотренных международным договором РФ, и если они не были осуждены за это деяние в иностранном государстве. Этот принцип применяется к международным преступлениям и преступлениям международного характера, ответственность за которые в соответствии с принятыми Российской Федерацией обязательствами предусмотрена ее уголовным законодательством. В первую очередь данный принцип имеет отношение к преступлениям против мира и безопасности человечества (ст. ст. 353 — 360 УК), но применим и к ряду других «конвенционных преступлений» (ст. ст. 127.1, 127.2, 186, 206, 227 УК и др.). Только на основе универсального принципа возможны организация совместной борьбы, координация действий в отношении преступлений указанных категорий.

6. Положения ст. ст. 226.1, 229.1 УК об установлении уголовной ответственности за контрабанду спецпредметов на территории Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС содержат специальные правила о действии закона в пространстве, по кругу лиц и положениям ст. ст. 11, 12 УК не противоречат.

1. Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

2. Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

3. Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или иным документом международного характера, содержащим обязательства, признаваемые Российской Федерацией, в сфере отношений, регулируемых настоящим Кодексом, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

  • Статья 11. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации
  • Статья 13. Выдача лиц, совершивших преступление

Комментарий к ст. 12 УК РФ

В ч. 1 ст. 12 УК РФ закреплен принцип гражданства действующего уголовного закона. Граждане Российской Федерации и лица без гражданства, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, обязаны соблюдать ее законы вне зависимости от места их нахождения. Поэтому, даже если ими совершено преступление вне пределов Российской Федерации, они несут уголовную ответственность по УК РФ.

Однако в этой ситуации ответственность может иметь место только в том случае, если деяние, совершенное указанными выше гражданами, признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве.

Таким образом, действующий УК РФ, во-первых, исключает возможность неоправданного осуждения за деяния, не признаваемые преступлением за границей, и во-вторых, исключает возможность повторного осуждения за одно и то же преступление.

Следует иметь в виду, что уголовно-правовые нормы в законодательстве различных стран отличаются значительным разнообразием. Это касается и признания преступными тех или иных деяний, и формулирования признаков преступлений, т.е. определения их содержательной стороны. Поэтому уголовная ответственность за преступления, совершенные за границей, может наступать только в тех случаях, когда совершенное деяние признается преступлением и уголовным законодательством России, и уголовным законом иностранного государства.

При совершении преступления за границей гражданином России или лицом без гражданства, постоянно проживающим на территории России, эти лица, если они не были осуждены за границей, могут быть привлечены к уголовной ответственности на территории России и осуждены. Однако при таком осуждении назначенное им наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства. Таким образом, суды Российской Федерации должны учитывать зарубежное законодательство. Здесь законодатель исходит из принципа справедливости, поскольку явно несправедливым было бы назначать более строгое наказание, по сравнению с тем, какое могло бы быть назначено по месту совершения преступления, хотя следует заметить, что во многих случаях уголовным законодательством зарубежных стран предусматриваются, в сравнении с УК РФ, более строгие меры наказания за аналогичные преступления.

Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Юрисдикция Российской Федерации в отношении военнослужащих обусловлена прежде всего спецификой воинской службы, доступом военнослужащих к особой информации и т.д.

Как правило, международными договорами устанавливается следующий порядок реализации уголовной ответственности:

— по делам о преступлениях, совершенных лицами, входящими в состав войск (сил), или членами их семей вне пределов дислокации, применяется законодательство страны пребывания, действуют ее суды, прокуратуры и другие компетентные органы;

— по делам о преступлениях лиц, входящих в состав войск, и членов их семей, совершенных в местах дислокации либо при исполнении служебных обязанностей, а также по делам о воинских преступлениях применяется законодательство Российской Федерации и действуют ее прокурорские, судебные и другие компетентные органы.

Часть 3 ст. 12 УК РФ построена с учетом универсального и реального принципов. Содержание первого состоит в том, что уголовной ответственности по УК РФ подлежат иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Этот принцип основан на международных обязательствах Российской Федерации по борьбе с наиболее опасными преступлениями, такими как терроризм, геноцид, угон воздушного судна, фальшивомонетничество, преступлениями, связанными с незаконными действиями с наркотическими средствами, и другими опасными преступлениями. Такого рода преступления относят к категории так называемых конвенционных преступлений, в связи с тем что государства — участники соответствующих международных соглашений принимают на себя обязательства по противодействию им, в том числе и обязательства по установлению за совершение таких деяний уголовной ответственности в национальном законодательстве.

Только на основе универсального принципа возможна организация совместной борьбы, координация действий в отношении преступлений указанной выше категории.

Реальный принцип, нашедший свое закрепление в ч. 3 ст. 12 УК РФ, состоит в распространении юрисдикции уголовного закона Российской Федерации на случаи, когда причиняется вред ее интересам вне зависимости от того, что преступление было совершено за пределами нашей страны. Согласно этой норме иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по УК РФ в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации. Все иные принципы не учитывают того, что реальный вред интересам Российской Федерации может быть причинен и деяниями, совершенными за границей. В этой связи реализация охранительной функции уголовного закона потребовала именно такого решения. При этом следует иметь в виду, что к интересам Российской Федерации относятся не только интересы государства, но и интересы личности граждан России.

Как и в предыдущих случаях, применение положений ч. 3 ст. 12 УК РФ возможно лишь при условии, если совершившие преступления лица не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Судебная практика по статье 12 УК РФ

Как следует из постановления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 19 сентября 2018 года, основанного на материалах, поступивших из компетентных органов Республики Беларусь, органами следствия этого государства Яловик обвиняется в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 210, а также ч. 2 ст. 235 и ч. 3 ст. 424 УК Республики Беларусь, за каждое из которых предусмотрено наказание свыше одного года лишения свободы и в соответствии со ст. 12 УК Республики Беларусь, относящихся к тяжким преступлениям.

Как следует из представленных материалов, прокурором принято решение о выдаче Герасимовича для привлечения его к уголовной ответственности за совершение кражи по ч. 2 ст. 205 УК Республики Беларусь, по которой предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 4 лет и в соответствии со ст. 12 УК Республики Беларусь, относящееся к категории менее тяжких преступлений.

Кунгурцев Владимир Юрьевич, . судимый: 1) 19 декабря 2006 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года; 2) 29 января 2009 года по ч. 1 ст. 166 УК РФ (два преступления), с применением ст. 70 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев; 3) 25 февраля 2009 года по ч. 1 ст. 166 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 7 месяцев; 4) 5 июня 2009 года по ч. 1 ст. 1, 12 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 4 года, освободившийся 25 января 2013 года по отбытии наказания; 5) 21 августа 2014 года по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года; 6) 12 ноября 2014 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год 9 месяцев, по постановлению суда от 4 февраля 2015 года на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем сложения наказаний, назначенных по приговорам от 21 августа 2014 года и от 12 ноября 2014 года назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 4 месяца; 23 октября 2015 года освобожден от неотбытой части наказания по амнистии на основании пункта 5 Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 года N 6578-6ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 45 годов»,

Как следует из представленных материалов, прокурором принято решение о выдаче Та Туан Анха для привлечения его к уголовной ответственности за совершение в апреле 2016 года мошенничества, т.е. преступления, предусмотренного по ч. 1 ст. 209 УК Республики Беларусь, по которой установлено наказание в том числе в виде лишения свободы на срок до 3 лет и в соответствии со ст. 12 УК Республики Беларусь, относящееся к категории менее тяжких преступлений.

в деле отсутствует документ компетентного органа . Республики о привлечении или непривлечении Ухигова (совершившего инкриминированное ему деяние на территории этого государства) к уголовной ответственности властями данной страны, что должно было влечь возвращение уголовного дела прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ, в связи с чем суд нарушил требования закона и положения ч. 1 ст. 12 УК РФ.

При этом как ч. 4 ст. 12 УК Украины, так и ч. 4 ст. 15 УК РФ относят преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 186 УК Украины (ч. 2 ст. 161 УК РФ), к категории тяжких. Преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 152 и ч. 1 ст. 153 УК Украины (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132 УК РФ), в соответствии с ч. 3 ст. 12 УК Украины отнесены к преступлениям средней тяжести. Срок погашения судимости за совершение тяжких преступлений, а также преступлений небольшой и средней тяжести в силу п. п. 7, 8 ст. 89 УК Украины и п. п. «в», «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ, действовавшего на момент совершения преступления), составляет, соответственно, 6 лет и 3 года со дня отбытия наказания.

Вопреки доводам жалобы Юсупова препятствий, предусмотренных ч. 3 ст. 12 УК РФ, для его осуждения по ч. 2 ст. 210 УК РФ не имелось, так как за совершение преступлений на территории Республики Казахстан Юсупов был осужден по ч. 2 ст. 235.2 УК РК от 16.07.1997 года за участие в транснациональной организованной группе, а не за участие в преступном сообществе либо транснациональном преступном сообществе, уголовная ответственность за которые предусматривалась ст. ст. 235.1 и 235.3 УК Республики Казахстан от 16.07.1997 года.

Данные выводы суда базируются на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств и правильном применении судом норм уголовного закона, в том числе положений ч. 3 ст. 12 УК РФ относительно преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ). Оснований для иной юридической оценки всех этих преступных действий осужденного Панова А.А. не имеется.

Территориальная подследственность уголовного дела и основания ее изменения установлены статьей 152 УПК Российской Федерации, согласно которой предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных данной статьей (часть первая), а именно: если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них (часть третья); предварительное расследование может производиться и по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков (часть четвертая); если преступление совершено вне пределов Российской Федерации, уголовное дело расследуется по основаниям, предусмотренным статьей 12 УК Российской Федерации, или в соответствии со статьей 459 УПК Российской Федерации по месту жительства или месту пребывания потерпевшего в Российской Федерации, либо по месту нахождения большинства свидетелей, либо по месту жительства или месту пребывания обвиняемого в Российской Федерации, если потерпевший проживает или пребывает вне пределов Российской Федерации, либо по месту, определенному Председателем Следственного комитета Российской Федерации, при условии, что преступление совершено иностранным гражданином или лицом без гражданства, не проживающими постоянно в Российской Федерации, и направлено против интересов Российской Федерации (часть четвертая.1); по мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган с письменным уведомлением прокурора о принятом решении (часть шестая).

Данильченко Н.Н. имеет судимость по приговору Евпаторийского городского суда Автономной Республики Крым от 05.02.2007, в том числе, за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК Украины (убийство). Эта судимость в соответствии с п. 9 ст. 89 УК Украины, п. «д» ч. 3 ст. 86 УК РФ не погашена. Указанная судимость, как в силу ч. 5 ст. 12 УК Украины, так и согласно ч. 5 ст. 15 УК РФ, признается особо тяжким преступлением. Данильченко Н.Н. вновь совершил особо тяжкое преступление.

При этом нельзя согласиться с приведенными в апелляционных жалобах адвокатов доводами о недопустимости доказательств, собранных на территории ДНР, и неправильности осуждения Свиридова Ю.Н. судом Российской Федерации, поскольку эти доводы не основаны на законе. В соответствии с ч. 1 ст. 2 УПК РФ производство по уголовному делу на территории Российской Федерации независимо от места совершения преступления ведется в соответствии с настоящим Кодексом, если международным договором Российской Федерации не установлено иное. Более того, в случаях, предусмотренных ст. 12 УК РФ, отдельные процессуальные действия за пределами территории Российской Федерации могут проводиться в соответствии с требованиями настоящего Кодекса.

1. Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

2. Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

3. Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или иным документом международного характера, содержащим обязательства, признаваемые Российской Федерацией, в сфере отношений, регулируемых настоящим Кодексом, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Оставьте комментарий