Статья 395 неустойка

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Возможно ли взыскание с покупателя процентов по ст. 395 ГК РФ за просрочку оплаты товара, если неустойка за такую просрочку ограничена по договору поставки определенным размером (20% от суммы долга) и проценты будут начислены за не охваченный предельной суммой неустойки период?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Взыскание при указанных обстоятельствах процентов за пользование чужими денежными средствами неправомерно.

Обоснование вывода:
Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ (далее — Закон N 42-ФЗ) статья 395 ГК РФ была дополнена пунктом 4 (применяемым с 1 июня 2015 г.), согласно которому в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные этой статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором*(1).
В п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 со ссылкой на приведенную норму разъясняется, что если законом или соглашением сторон установлена неустойка за нарушение денежного обязательства, на которую распространяется правило абзаца первого п. 1 ст. 394 ГК РФ (правило о зачетной неустойке), то положения п. 1 ст. 395 ГК РФ не применяются. В этом случае взысканию подлежит неустойка, установленная законом или соглашением сторон, а не проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ.
На наш взгляд, буквальное прочтение нормы п. 4 ст. 395 ГК РФ не позволяет трактовать ее однозначно. Данная норма может истолковываться как не допускающая одновременное взыскание договорной неустойки и процентов по ст. 395 ГК РФ в принципе (если иное не предусмотрено договором) либо как запрещающая их одновременное взыскание за один и тот же период нарушения денежного обязательства.
В ряде случаев, как показывает практика, суды придерживаются второго из названных подходов, признавая возможным взыскание неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами за разные периоды просрочки платежа в период действия договора (смотрите, к примеру, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2020 N 09АП-59593/20 по делу N А40-92031/2020, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.06.2020 N 19АП-754/20 по делу N А64-8280/2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2018 N 09АП-27007/18, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03.04.2018 N 03АП-139/18).
Тем не менее в большинстве случаев суды исходят из принципиальной недопустимости взыскания с должника процентов по ст. 395 ГК РФ, если договором предусмотрено взыскание неустойки (смотрите, например, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2020 N 11АП-12685/20 по делу N А55-8522/2020, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2020 N 09АП-3901/20 по делу N А40-287492/2019, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2018 N 14АП-6107/18, а также косвенно — постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2017 N 16АП-5490/16 и Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2017 N 13АП-34304/16 (в этих примерах суды отмечают, что подобное допускалось редакцией ГК РФ, действовавшей до 01.06.2015)).
Кроме того, применительно к рассматриваемой ситуации следует учитывать, что договором прямо предусмотрено начисление неустойки за каждый день просрочки и установлен ее предельный размер.
При подобных обстоятельствах суды в ряде случаев указывают, что начисление процентов по ст. 395 ГК РФ наряду с договорной неустойкой, пусть и за разные периоды, является неправомерным, если позволяет кредитору обойти условие договора о предельном размере ответственности должника (смотрите, в частности, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 13.11.2017 N 03АП-5838/17 (оставлено без изменений постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 05.03.2018 N Ф02-7493/17 по делу N А33-3729/2017), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 N 09АП-16491/16, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2019 N 11АП-15889/19).
Причем, как видно из приведенных примеров, к таким выводам суды приходят и в тех случаях, когда договор заключен до 01.06.2015 и положения п. 4 ст. 395 ГК РФ к отношениям сторон не применимы.
Нам удалось обнаружить лишь один пример, когда суд применительно к ситуации, когда договор заключен после 01.06.2015, посчитал, что установление в договоре максимального ограничения суммы неустойки не препятствует взысканию процентов по ст. 395 ГК РФ за период, не вошедший в период начисления неустойки, сверх максимального размера неустойки (смотрите решение Арбитражного суда г. Москвы от 09.09.2020 по делу N А40-92031/2020, оставленное без изменений постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2020 N 09АП-59593/20 по делу N А40-92031/2020)*(2). Однако, на наш взгляд, такой подход противоречит п. 4 ст. 395 ГК РФ в системной взаимосвязи с ограничивающими размер неустойки условиями договора.
Таким образом, учитывая наличие в данном случае в договоре поставки ограничения на размер неустойки, независимо от даты его заключения, полагаем, что дополнительное начисление процентов по ст. 395 ГК РФ (за не охваченный предельной суммой неустойки период) будет неправомерным.
Однако подчеркнем, что изложенная позиция отражает лишь наше экспертное мнение. Окончательную же правовую оценку ситуации может дать только суд, и его решение, прежде всего, будет определяться той правовой позицией, которую займет суд*(3).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Габбасов Руслан

Ответ прошел контроль качества

15 января 2021 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) В соответствии с п. 83 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 положения ГК РФ в измененной Законом N 42-ФЗ редакции не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу (до 1 июня 2015 г.). Вместе с тем при решении вопроса о начислении процентов за неисполнение денежного обязательства, возникшего на основании заключенного до указанной даты договора, в отношении периодов просрочки, имевших место с 1 июня 2015 года, размер процентов определяется в соответствии с новой редакцией п. 1 ст. 395 ГК РФ. Смотрите также, к примеру, определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10.11.2016 N 309-ЭС16-9411 по делу N А07-14258/2015.
*(2) Имеются и другие примеры, когда суд признавал допустимым взыскание процентов по ст. 395 ГК РФ поверх максимального размера договорной неустойки за иной период просрочки, но они относятся к ситуациям, когда договор заключен до 01.06.2015 (смотрите, в частности, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2017 N 13АП-34304/16, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2017 N 11АП-5392/17 и др.).
*(3) В ряде случаев суды указывают, что условие договора об ограничении размера неустойки является не соглашением об ограничении всей возможной ответственности, а ограничивает только размер неустойки, что сохраняет возможность взыскания процентов по ст. 395 ГК РФ (смотрите, например, постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2018 N 20АП-3554/18 и ранее уже упомянутое постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2017 N 11АП-5392/17).

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 315-ФЗ пункт 1 статьи 395 настоящего Кодекса изложен в новой редакции, вступающей в силу с 1 августа 2016 г.

1. В случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

ГАРАНТ:

Для расчета процентов по ст. 395 ГК РФ воспользуйтесь калькулятором, разработанным экспертами компании «Гарант»

2. Если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающуюся ему на основании пункта 1 настоящей статьи, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

3. Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ статья 395 настоящего Кодекса дополнена пунктом 4, вступающим в силу с 1 июня 2015 г.

4. В случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные настоящей статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ статья 395 настоящего Кодекса дополнена пунктом 5, вступающим в силу с 1 июня 2015 г.

5. Начисление процентов на проценты (сложные проценты) не допускается, если иное не установлено законом. По обязательствам, исполняемым при осуществлении сторонами предпринимательской деятельности, применение сложных процентов не допускается, если иное не предусмотрено законом или договором.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ статья 395 настоящего Кодекса дополнена пунктом 6, вступающим в силу с 1 июня 2015 г.

6. Если подлежащая уплате сумма процентов явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд по заявлению должника вправе уменьшить предусмотренные договором проценты, но не менее чем до суммы, определенной исходя из ставки, указанной в пункте 1 настоящей статьи.

ГАРАНТ:

О практике применения положений настоящего Кодекса о процентах за пользование чужими денежными средствами см. постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 декабря 2013 г. N 88 и постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7

1. В случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

2. Если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающуюся ему на основании пункта 1 настоящей статьи, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

3. Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.

4. В случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные настоящей статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором.

5. Начисление процентов на проценты (сложные проценты) не допускается, если иное не установлено законом. По обязательствам, исполняемым при осуществлении сторонами предпринимательской деятельности, применение сложных процентов не допускается, если иное не предусмотрено законом или договором.

6. Если подлежащая уплате сумма процентов явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд по заявлению должника вправе уменьшить предусмотренные договором проценты, но не менее чем до суммы, определенной исходя из ставки, указанной в пункте 1 настоящей статьи.

Комментарии к ст. 395 ГК РФ

1. Особые правила, касающиеся размера ответственности за неисполнение денежного обязательства, установлены в ст. 395 ГК РФ.

При этом под неисполнением денежного обязательства в п. 1 комментируемой статьи понимается неправомерное удержание денежных средств, уклонение от их возврата, иная просрочка в их уплате, неосновательное получение или сбережение за счет другого лица. Все эти действия квалифицируются как неправомерное пользование чужими денежными средствами.

За неправомерное пользование чужими денежными средствами взимаются проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Понятие ключевой ставки заменило ранее применявшиеся понятия учетной ставки и ставки рефинансирования. Ключевая ставка — процентная ставка по основным операциям Банка России по регулированию ликвидности банковского сектора. Она была введена Банком России 13 сентября 2013 года. Другими словами, ее можно определить как обращенное к коммерческим банкам приглашение заключить на условиях указанного в ней процента сделку по предоставлению ликвидности (кредитный договор).

Источниками информации о ключевой ставке Банка России являются официальный сайт Банка России в сети Интернет и официальное издание Банка России «Вестник Банка России».

Проценты за пользование чужими денежными средствами рассматриваются в качестве особой формы ответственности за гражданско-правовое правонарушение, и за такое же правонарушение может быть установлена законом или договором неустойка.

2. Согласно п. 2 ст. 395 ГК РФ, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов за пользование чужими денежными средствами, он вправе требовать от должника возмещения убытков.

При этом согласно п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» сумма процентов, установленных статьей 395 ГК РФ, засчитывается в сумму убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением денежного обязательства (пункт 1 статьи 394 и пункт 2 статьи 395 ГК РФ).

Таким образом, проценты за пользование чужими денежными средствами отличаются от неустойки, которая в определенных случаях может взиматься сверх убытков.

3. В соответствии с п. 3 ст. 395 ГК РФ проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен более короткий срок. Учитывая, что понятие «день уплаты» по-разному толковалось в судебной практике, в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 обращалось внимание судов на то, что «проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору».

4. Согласно п. 4 ст. 395 ГК в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные настоящей статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. Таким образом, исключается возможность двойного наказания за одно и то же правонарушение.

Аналогичное положение есть в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (ред. от 07.02.2017), установившем, что если законом или соглашением сторон установлена неустойка за нарушение денежного обязательства, на которую распространяется правило абзаца первого пункта 1 статьи 394 ГК РФ, то положения пункта 1 статьи 395 ГК РФ не применяются. В этом случае взысканию подлежит неустойка, установленная законом или соглашением сторон, а не проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ (пункт 4 статьи 395 ГК РФ).

5. По общему правилу п. 5 комментируемой статьи начисление процентов на проценты (сложные проценты) не допускается, однако иное может быть установлено законом.

При этом в отношении предпринимательской деятельности начисление сложных процентов может быть установлено не только законом, но и договором.

6. В соответствии с п. 6 комментируемой статьи, если подлежащая уплате сумма процентов явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд по заявлению должника вправе уменьшить предусмотренные договором проценты, но не менее чем до суммы, определенной ключевой ставкой Банка России.

Верховный суд объяснил, как считать неустойку

Как рассчитывается неустойка применительно к финансовым услугам: по закону о защите прав потребителей или по ГК? От ответа на этот вопрос зависит размер взыскиваемой суммы. Суды первой и апелляционной инстанций решили, что можно взыскать неустойку по закону о защите прав потребителей, при этом обязав банк еще и заплатить проценты за пользование деньгами по ГК. Верховный суд с этим не согласился.

Юлия Барашкина* открыла в ОАО "Национальный банк "ТРАСТ" долларовый вклад до востребования. По условиям договора банк должен был выдать находящиеся на вкладе деньги по первому требованию. Спустя полгода Барашкина обратилась в банк за своими деньгами, но ей ничего не дали из-за блокировки карты. Многочисленные просьбы вкладчика были исполнены только спустя месяц. В связи с этим Барашкина обратилась в суд с требованием взыскать с банка неустойку за нарушение срока выдачи вклада, проценты, штраф и компенсацию морального вреда 50 000 руб.

Перовский районный суд г. Москвы удовлетворил иск частично. Он взыскал неустойку исходя из невыданной суммы вклада (п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей), штраф за несоблюдение добровольного порядка (п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей), проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК) и 5000 руб. морального вреда. Таким образом, банк понес ответственность и по ГК, и по закону о защите прав потребителей.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда изменила решение суда первой инстанции. Она сочла, что подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, и уменьшила ее (ст. 333 ГК). Поскольку размер неустойки был снижен, апелляция также снизила размер штрафа до 50% от этой суммы. В мотивировочной части определения коллегия указала, что суд первой инстанции необоснованно удовлетворил иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами одновременно с взысканием неустойки. Вместе с тем на резолютивное решение это не повлияло – коллегия лишь изменила размер неустойки и штрафа, оставив в силе взысканные проценты.

Банк "ТРАСТ" обратился в Верховный суд с требованием отменить акты нижестоящих судов. ВС напомнил, что неустойка за несвоевременно возвращённую сумму вклада рассчитывается исходя из ключевой ставки Банка России, действовавшей в соответствующие периоды, то есть по ч. 1 ст. 395 ГК и ст. 856 ГК. Ее исчисление от суммы невыплаченного вклада в размере, предусмотренном п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей, является ошибочным, – эта норма устанавливает неустойку исходя из цены услуги, каковой сумма вклада не является. Помимо этого ВС обратил внимание, что резолютивная часть апелляционного определения противоречит выводам суда, изложенным в мотивировочной части, то есть нельзя удовлетворить иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами одновременно с взысканием законной неустойки. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам ВС отменила апелляционное определение в полном объёме и направила дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 5-КГ17-148).

"ВС справедливо отметил ошибочность выводов нижестоящих судов, применивших два вида ответственности за несвоевременный возврат вклада. Как разъяснено в п. 2 постановления Пленума ВС № 17, к отношениям из договора банковского вклада применяется закон о защите прав потребителей только в части, не урегулированной ГК. Так как размер неустойки за нарушение обязанности по возврату вклада банком установлен ГК, не было оснований применять закон о защите прав потребителей", – объяснила старший юрист "ФБК Право" Елизавета Капустина. Она сообщила, что с вопросом о применении двух видов ответственности за одно правонарушение на практике приходится сталкиваться очень часто. Например, при выборе между договорной неустойкой и процентами по ст. 395 ГК. "Вместе с тем принцип неотвратимости юридической ответственности не должен приводить к неосновательному обогащению кредитора", – отметила Капустина.

Заместитель директора ООО "Центр правового обслуживания" Лариса Науменко и партнер, руководитель практики "Судебные споры и банкротство" Althaus Group Андрей Бежан обратили внимание, что согласно Обзору судебной практики ВС № 1 от 2017 года, на отношения между банком и его клиентом по выплате неустойки вообще не распространяется п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей. "Год назад Судебная коллегия по гражданским делам уже высказывалась, что для банковского вклада предусмотрены специальные правила о начислении процентов, – ст. 395 ГК, которые и должны применяться (№ 88-КГ16-7). Эта позиция также включена в Обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг (от 27 сентября 2017 г.). В целом вывод этот достаточно очевидно вытекает из ст. 39 закона о защите прав потребителей, исключающей действие специальных положений этого закона к услугам, по своему характеру не подпадающих под них", – заявил юрист практик "Сделки и Корпоративное право" и "Разрешение споров" санкт-петербургского офиса ЮФ "Борениус" Артем Берлин.

Верховный Суд вынес определение № 305-ЭС19-16367, в котором рассмотрел вопрос о том, при каких обстоятельствах недопустимо взыскивать договорную неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами одновременно.

В ноябре–декабре 2015 г. ООО «Геоинжиниринг» (подрядчик) и ООО «ДальТехПром» (генподрядчик) заключили несколько договоров субподряда на выполнение инженерных изысканий. В конце декабря стороны подписали акты сдачи-приемки работ, в которых генподрядчик подтвердил надлежащее качество и объем работ.

Однако в мае 2016 г. генподрядчик отказался оплачивать работы и уведомил контрагента об одностороннем отказе от исполнения договоров. Компания основывалась на том, что «Геоинжиниринг» должно было передать результаты работ до конца 2015 г., но на момент отказа от исполнения обязательства «ДальТехПром» не получило технические отчеты о проведении инженерных изысканий с реестром переданной проектной документации.

Подрядчик обратился в Арбитражный суд Иркутской области, который согласился с необходимостью оплаты выполненных работ и взыскал с генподрядчика 2 млн руб. (решение по делу № А19-15089/2016 устояло во всех инстанциях). Однако ответчик не исполнил указанное решение добровольно, подрядчику удалось получить только часть суммы в результате произведенного ФССП безакцептного списания со счета «ДальТехПром».

Ссылаясь на неисполнение генподрядчиком договорных обязательств, компания «Геоинжиниринг» еще раз обратилась в арбитражный суд, на этот раз истец просил АС Московской области взыскать неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Первая инстанция учла положения ст. 309, 310, 330, 395, 421, 425 Гражданского кодекса, разъяснения, содержащиеся в п. 37, 48, 66, 71 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств», и удовлетворила иск в полном объеме на сумму более 380 тыс. руб. Апелляция и первая кассация не нашли оснований для отмены решения. В связи с этим генподрядчик подал жалобу в Верховный Суд.

Изучив дело №А41-76713/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС прежде всего отметила, что Законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ в ст. 395 ГК включен п. 4, вступивший в силу с 1 июня 2015 г. Им предусмотрено, что в случае, когда соглашением сторон установлена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные данной статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. При этом редакция ст. 395 ГК, действовавшая до вступления этих изменений в силу 1 июня 2015 г., не содержала запрета на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в том случае, если соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства. ВС пришел к выводу, что к правоотношениям сторон по данному спору применяются положения ГК в редакции упомянутого закона, поскольку договоры субподряда были заключены в ноябре–декабре 2015 г.

Суд отметил, что согласно п. 42 Постановления № 7 проценты за пользование чужими денежными средствами не начисляются, если законом или соглашением сторон установлена зачетная неустойка, при которой убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (п. 1 ст. 394 ГК РФ). В таком случае взысканию подлежит законная или договорная неустойка, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, о чем прямо сказано в п. 4 этой статьи, подчеркнула Коллегия по экономическим спорам.

Как указано в определении ВС, в каждом из спорных соглашений установлено, что за просрочку оплаты принятых результатов работ на срок не более 30 дней генподрядчик выплачивает неустойку в размере 0,01% от своевременно не уплаченной суммы за каждый день просрочки, после 30 дней этот процент возрастает до 0,05%. При этом общая сумма неустойки за весь период просрочки не может превышать 10% от своевременно не уплаченной суммы.

ВС заметил, что, предъявляя требование о взыскании неустойки за период с 28 февраля 2016 г. по 24 мая 2016 г. и процентов за пользование чужими денежными средствами за время с 25 мая 2016 г. по 12 ноября 2018 г., «Геоинжиниринг» сослалось на наличие у него права на начисление процентов в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК ввиду одностороннего расторжения договоров уведомлением генподрядчика от 24 мая 2016 г.

Ответчик настаивал на том, что в данном случае нет оснований для начисления процентов по ст. 395 ГК, поскольку он отказался от исполнения договора и уведомил об этом своего контрагента. Однако три инстанции посчитали, что разъяснения, содержащиеся в п. 68 Постановления № 7, не распространяются на правоотношения, возникающие при расторжении договора в одностороннем порядке, и не исключают возможности кредитора взыскать с должника проценты за пользование чужими денежными средствами после одностороннего расторжения им договора.

Суд указал, что, как разъяснено в п. 68 Постановления Пленума № 7, окончание срока действия договора не влечет прекращения всех обязательств по нему, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором. Однако в данном случае истец ссылался на одностороннее расторжение договоров, а не на окончание срока их действия, подчеркнула Экономколлегия.

При этом п. 13 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении» говорит, что в случае правомерного одностороннего отказа от исполнения договорного обязательства полностью или частично договор считается соответственно расторгнутым или измененным, напомнил Суд.

В силу п. 2 ст. 453 ГК в редакции Закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства. В спорных договорах субподряда предусмотрено, что с даты получения подрядчиком уведомления о полном или частичном отказе от договора либо с более поздней даты, указанной в уведомлении как дата расторжения, договор считается соответственно измененным или расторгнутым.

Изложенные в п. 10 Постановления Пленума ВАС «О последствиях расторжения договора» от 6 июня 2014 г. № 35 разъяснения прямо предусматривают возможность взыскания неустойки по день фактической оплаты долга даже в случае расторжения договора, добавил ВС. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Судебная коллегия также обратила внимание на п. 66 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. № 7, согласно которому, по общему правилу, если при расторжении договора основное обязательство прекращается, неустойка начисляется до момента прекращения этого обязательства (п. 4 ст. 329 ГК РФ). Если же при расторжении договора основное обязательство не прекращено, то по смыслу приведенного разъяснения неустойка за его неисполнение (ненадлежащее исполнение) продолжает начисляться, отметил ВС. В настоящем деле, по мнению судебной коллегии, обязательство оплатить выполненные работы в момент расторжения договора прекращено не было.

С учетом сказанного Верховный Суд пришел к выводу, что в рассматриваемом споре с ответчика можно взыскать только договорную неустойку, поскольку условие о неустойке содержится в договорах, однако отсутствует указание на взыскание помимо такой зачетной неустойки процентов по ст. 395 ГК. Акты нижестоящих инстанций были отменены, а дело – направлено на новое рассмотрение в АС Московской области.

Старший партнер, руководитель группы практик «Разрешение споров» юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин полагает, что в данном случае ВС абсолютно правильно отменил откровенно ошибочные судебные акты.

Эксперт отметил, что п. 4 ст. 395 ГК с 1 июня 2015 г. установил четкое правило о том, что если стороны согласовали договорную неустойку, то проценты по ст. 395 ГК РФ взыскиваться не могут. «Казалось бы, это должно исключить любые споры, но судьи «теряются», когда договор, которым установлено условие о неустойке, прекращается. В этом случае, по мнению некоторых судей, правило п. 4 ст. 395 ГК РФ не должно применяться, поскольку нет действующего договора», – рассказал Роман Речкин.

По его словам, ситуация осложняется тем, что договор может прекратиться как вследствие его расторжения судом, так и в результате одностороннего отказа. «В итоге единообразная судебная практика по подобным ситуациям отсутствует. Например, в рамках дела № А60-37555/2018 суды трех инстанций согласились с тем, что истец (поставщик) вправе после прекращения договора поставки, содержащего условие о неустойке, выбрать, взыскивать ли ему проценты по ст. 395 ГК РФ или договорную неустойку. Арбитражные суды, включая АС Уральского округа, не смутило то, что истец взыскивает проценты по ст. 395 ГК РФ за просрочку оплаты товара, поставленного в период действия договора, то есть за неисполнение договорного обязательства, которое после прекращения действия договора очевидно продолжает существовать», – указал эксперт.

Роман Речкин с сожалением отметил, что исправление судебной коллегией Верховного Суда ошибок нижестоящих инстанций в рассматриваемом деле на судебную практику в целом никак не повлияет. «ВС не имеет никаких механизмов обеспечения единообразия судебной практики, да и цели такой, как мне кажется, перед собой не ставит. Несмотря на наличие разъяснений в указанных постановлениях Пленумов ВАС РФ и ВС РФ, в других делах суды по-прежнему будут толковать закон в подобных ситуациях так, как им вздумается», – заключил юрист.

Адвокат АП Воронежской области Олеся Алимкина указала, что спор по данному делу касался не столько возможности начисления на одну и ту же сумму долга и договорной неустойки, и процентов по ст. 395 ГК РФ, сколько вопроса о последствиях расторжения договора: продолжает ли в этом случае действовать условие о договорной неустойке или же оно прекращает свое действие одновременно с прекращением договора.

Как отметила адвокат, Верховный Суд еще раз подчеркнул, что при наличии задолженности по оплате исполненного по договору договорное условие о неустойке продолжает свое действие даже после расторжения договора в одностороннем порядке. «Понятно, что подрядчику обидно: контрагент отказывается погашать достаточно солидную задолженность, а размер договорной неустойки ничтожен. Но о защите своих прав необходимо было позаботиться при заключении договора субподряда», – полагает Олеся Алимкина.

Оставьте комментарий