Статья ук рф об оскорблении чувств верующих

Глава СПЧ Михаил Федотов Пресс-центр форума "Машук"

ПЯТИГОРСК, 22 августа. /ТАСС/. Статья Уголовного кодекса об оскорблении чувств верующих почти не применяется в РФ и является «практически мертвой». Об этом сообщил в четверг председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаил Федотов.

«Если вы посмотрите судебную статистику, то вы увидите, что эта статья практически не применяется. До знаменитого дела Pussy Riot было, по-моему, всего два случая его применения. При том что другие статьи применяются десятки тысяч раз. Она практически мертвая, эта статья <…>, дел таких очень мало», — сказал он на встрече с участниками Северо-Кавказского молодежного форума «Машук» в Пятигорске (Ставропольский край).

Федотов отметил, что закон защищает как чувства верующих, так и чувства атеистов. «Оскорбление чувств верующих и оскорбление чувств неверующих с юридической точки зрения неразличимы <…> Оскорбление всегда будет только в том случае, если есть прямой умысел — я хотел его оскорбить. А так можно оскорбиться на что угодно, любую книгу откройте, и можно оскорбляться постоянно», — отметил председатель СПЧ.

В июне 2013 года были приняты поправки в законодательство об ужесточении ответственности «за оскорбление чувств верующих», в том числе устанавливающие уголовную ответственность в виде лишения свободы за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих» (ст. 148 УК РФ). В 2014 году по статье был вынесен первый приговор: 24-летний житель Ижевска, который опубликовал в интернете оскорбительную для мусульман картинку, получил в наказание 200 часов обязательных работ.

— нарушение права на свободу совести и вероисповеданий (публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих).

За совершение данного преступления предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работает на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

  • ГУОБДД МВД России
  • ДГСК МВД России
  • ГУТ МВД России
  • Общественный совет при МВД России
  • Совет ветеранов МВД
  • Президент России
  • МВД России
  • Законодательная дума Хабаровского края
  • Правительство Хабаровского края
  • Закон о полиции
  • Спас-экстрим. Портал детской безопасности.
  • Народные дружины
  • Единый день голосования 2021
  • Список лиц, которым запрещено посещение мест проведения официальных спортивных мероприятий
  • Закон о полиции
  • Госзакупки
  • Внимание, фальшивка!
  • Осторожно! Торговля людьми!

Об использовании информации сайта

Все материалы сайта Министерства внутренних дел Российской Федерации могут быть воспроизведены в любых средствах массовой информации, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без каких-либо ограничений по объему и срокам публикации.

Это разрешение в равной степени распространяется на газеты, журналы, радиостанции, телеканалы, сайты и страницы сети Интернет. Единственным условием перепечатки и ретрансляции является ссылка на первоисточник.

Никакого предварительного согласия на перепечатку со стороны Министерства внутренних дел Российской Федерации не требуется.

"Худший прогноз не оправдался, однако свобода выражения и право на насмешку по-прежнему не гарантированы". К такому выводу пришли эксперты Международной правозащитной группы "Агора", опубликовавшие доклад (полный текст, pdf) о практическом применении в России статьи об оскорблении чувств верующих.

Поправки в 148-ю статью УК РФ, которые установили наказание до двух лет лишения свободы за оскорбление чувств верующих, внесли летом 2013 года, вскоре после начала дела Pussy Riot. Тогда трех девушек за панк-молебен "Богородица, Путина прогони" в храме Христа Спасителя в Москве обвинили в хулиганстве, однако это только подогрело дискуссии о необходимости наказания за критику церкви.

Доклад "Агоры" – первая попытка проанализировать практику уголовных дел по 148-й статье УК РФ. Как пишут авторы исследования со ссылкой на статистику судебного департамента, с 2014 года в России было вынесено 27 приговоров за оскорбление чувств верующих. Наибольшее число осужденных пришлось на 2017 год – 10, в 2018-м их было 8. При этом, в основном, по наблюдениям "Агоры", судят за перепосты картинок в Интернете и за слова, написанные в сети.

Дамир Гайнутдинов

Юрист "Агоры", автор доклада Дамир Гайнутдинов в интервью Радио Свобода рассказал подробнее о том, почему возникла необходимость проанализировать применение этой статьи и почему не стоит ожидать ее декриминализации:

– Мы этой темой занимались довольно давно, у нас в производстве были дела об оскорблении чувств верующих, были дела, связанные с религией. С точки зрения анализа практики применения, мне не удалось найти в свободном доступе никаких материалов на эту тему, а было интересно посмотреть, потому что довольно много времени уже прошло с поправок в Уголовный кодекс. Было ощущение, что пик применения этой статьи прошел, и как будто на спад пошла практика. Мы решили проверить, так ли это действительно. Я начал искать все материалы дел по 148-й. И то, что удалось найти, мы обобщили в одном документе и свели вместе.

– Подтвердилась ли гипотеза о том, что пик прошел? Можно ли говорить о либерализации?

– Не совсем так. Речь не идет о том, что 148-я статья стала применяться мягче, потому что статистика этого не подтверждает. По данным Судебного департамента, по этой статье до конца 2018 года было 27 приговоров. Но сама 148-я статья направила практику от развилки, которая началась с дела Pussy Riot, по более мягкому варианту. То есть то, что изначально подавалось обществу как ужесточение, по сути, обернулось смягчением практики. А количество приговоров с тех пор, как в 2016 году начался рост, – 6, в 2017 – 10, в 2018 – 8 – не такое большое, чтобы делать выводы о какой-то динамике. Эта статья не стала массовой, и она не стала инструментом репрессий, как ожидалось.

Pussy Riot на Красной площади в Москве, 2012 год

– Судя по статистике, которую вы публикуете в докладе, наибольшее число приговоров – десять – суды вынесли в 2017 году. Этому есть какое-то объяснение, или это просто случайность?

– Судя по всему, это действительно случайность. На самом деле, за несколькими исключениями, это, в основном, дела проходные, не суперрезонансные, если не считать дело Соколовского, которому вменили явно в довесок, потому что могли. Я не могу сказать, что в 2017 году была какая-то кампания по защите чувств верующих.

– Если говорить в целом об этих делах, что можно о них сказать? Может быть, можно выделить какие-то наиболее абсурдные?

– Мне кажется, они все довольно странные, судя по описанию фабулы. Показательна история Виктора Краснова в Ставрополе о том, что "Бога нет": в фабулу дела вошла эта фраза. А речь там шла о дискуссии "ВКонтакте" по поводу роли женщины, в которую включились активно несколько граждан, которые продвигали традиционные ценности. Краснов возразил им с точки зрения атеиста. Понятно, что в таких дискуссиях люди, как правило, выражения не выбирают, и стороны довольно резко в отношении друг друга высказывались. Эта история показательна с той точки зрения, что бытовой разговор нескольких человек, оказавшись в Интернете, сделал возможным применение статьи Уголовного кодекса. Когда те же самые разговоры ведутся на лавочке во дворе, ничем не заканчиваются. Из них всех, пожалуй, буквально 2–3 эпизода, когда речь шла о каких-то активных действиях в отношении почитаемых каких-то объектов. В Калмыкии было дело о хулиганских действиях в буддистском храме, в Кировской области – об осквернении Поклонного креста на въезде в город, к которому местные жители приколотили чучело, и, пожалуй, все.

А все остальное практически – это Интернет. И это вполне укладывается в рамки общего давления на свободу слова онлайн. Как правило, этими делами занимаются те же Центры "Э", расследуются они точно так же, как дела о возбуждении ненависти и вражды (ст. 282 УК РФ). Все эти истории до появления новой редакции 148-й статьи, скорее всего, проходили бы по разряду возбуждение вражды и ненависти по религиозному признаку, то есть 282-я статья. Технология та же самая, но появилась возможность вещи, связанные с религией, квалифицировать не по 282-й, а по 148-й.

Руслан Соколовский играет в игру Pokemon Go в церкви

– Но при этом по 282-й наказание строже. Как часто вместо 148-й статью могли вменить 282-ю? На чем основан выбор?

– В том-то и дело, что 282-я более тяжкая. Ее ужесточали примерно в это же время в 2014 году, то есть преступления по 282-й статье перешли из категории небольшой тяжести в категории средней тяжести. Поэтому мы и говорим о том, что де-факто получилось такое смягчение практики. Но если смотреть статистику дел по 282-й статье, а их гораздо больше, то там довольно много религиозных вопросов. И такое ощущение, что выбор статьи является исключительно прерогативой следователя, который квалификацию осуществляет и предъявляет обвинение. С этой точки зрения, нельзя предугадать по 282-й или по 148-й будет возбуждено дело, если речь идет о публикациях в Интернете. Это возможность для произвола, с другой стороны, возможность для давления следователя на обвиняемого – это предмет для торга.

– Я правильно понимаю, что по 148-й не было ни одного реального срока?

– Нет, не было. В основном обязательные работы, условное лишение свободы.

– С вашей точки зрения, почему? Боятся сажать за религию?

– Потому что она сама по себе мягче. Там санкция меньше. И не будут сразу назначать максимальное наказание. Единственная статья из новых, по которой сразу же начали давать максимальные сроки, – это статья о призыве к нарушению территориальной целостности, 280.1 УК РФ, и там сразу максимальный срок – три года лишения свободы получил Рафис Кашапов. А здесь. Если посмотреть статистику, первые годы было по одному-два приговора. Это явно осторожное опробование. Они прошли, устояли апелляции, можно дальше. И вот это направление, стандарт, складывающаяся практика, наверное, и обусловила дальнейшее развитие.

– С вашей точки зрения, есть ли какие-то предпосылки к тому, чтобы эта статья была выведена из Уголовного кодекса?

– Я думаю, что нет. В пользу версии о том, что она останется в таком виде в Уголовном кодексе, как раз говорит то, что эта статья ушла из фокуса общественного внимания. Условная либерализация статьи 282-й была обусловлена общественным резонансом и готовностью Европейского суда. Даже чиновники были вынуждены признать, что палку перегнули. А тут – дел немного, практика не расширяется, наказания не чрезмерные, с точки зрения общества. Я думаю, что этот статус-кво сохранится пока, – заключает Дамир Гайнутдинов.

МОСКВА, 30 июн — РИА Новости. Президент России Владимир Путин подписал закон о введении наказания за оскорбление чувств верующих. Документ опубликован на портале правовой информации.

Документ вносит изменения в статью 148 Уголовного кодекса — об ответственности за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий. За публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, в том числе в местах религиозного почитания, богослужения и проведения других религиозных обрядов, вводится наказание до трех лет лишения свободы. Также в виде наказания введены штрафы до 500 тысяч рублей, обязательные и исправительные работы.

Еще более суровое наказание предусматривается, если деяние совершено с использованием служебного положения либо с применением или угрозой применения насилия — вплоть до одного года лишения свободы с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет.

«Зачем нам навязывается эта псевдорелигиозная проблематика?»

Обозреватель РИА Новости Константин Богданов : «Если совсем кратко, теперь за публичное оскорбление обрядов тех религий, что составляют «неотъемлемую часть исторического наследия народов России», предлагается сажать на три года. Причем атеистическая парадигма, судя по проекту закона, не составляет эту самую неотъемлемую часть культурного наследия наших народов. Поэтому, господа-товарищи атеисты, для вас не предусмотрена защита от публичного оскорбления и унижения ваших убеждений со стороны ретивых верующих. Зачем нашему обществу навязывается эта псевдорелигиозная проблематика, когда в нашей стране и без того хватает вопросов, требующих срочного решения?». Подробнее в авторской колонке >>

11 мая суд Екатеринбурга приговорил к трем с половиной годам условно блогера Руслана Соколовского за серию видеороликов, в одном из которых он «ловил покемонов» в храме. Суд признал его виновным, в частности, в публичном оскорблении чувств верующих. “Ъ” изучил теорию и практику применения этой статьи.

Как появилась уголовная ответственность

До 2013 года оскорбление чувств верующих квалифицировалось как административное правонарушение по ст. 5.26 КоАП РФ «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях». Статья действует до сих пор. Она, в частности, предусматривает штраф до 200 тыс. руб. или обязательные работы до 120 часов за

умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порчу или уничтожение.

В июне 2013 года на волне скандала вокруг акции группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя были внесены поправки в ст. 148 УК РФ. Вместо «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий» она стала называться «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» и была дополнена двумя пунктами:

1. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Верхняя планка наказания — три года лишения свободы. По данным судебного департамента Верховного суда, до настоящего времени судами вынесено только семь приговоров по этой статье.

Кого и за что судили

В феврале 2016 года в Ставрополе начался суд по делу блогера Виктора Краснова, который в споре в социальной сети «ВКонтакте» написал, что «Боха нет», а Библию назвал «сборником еврейских сказок». Экспертиза признала Краснова вменяемым. В феврале 2017 года дело было закрыто в связи с истечением срока давности.

В апреле 2016 года Кировский районный суд Екатеринбурга направил местного жителя Антона Симакова на принудительное лечение в психиатрическую клинику. В октябре 2014 года Симаков в своем офисе провел «обряд» с использованием куклы вуду, крови жертвенного животного, а также предметов христианского культа. Симаков вышел из больницы в январе 2017 года.

В апреле 2016 года Оренбургский суд оштрафовал на 35 тыс. руб. преподавателя Оренбургского медицинского университета Сергея Лазарова. В 2013 году в статье «Злой Христос», опубликованной на сайте Лазарова, в отношении Христа были приведены негативные эпитеты — «убийца» и «тиран».

В июле 2016 года Кировский областной суд признал виновными по ст. 148 УК РФ Константина Казанцева и Рустема Шайдуллина. По версии следствия, они повесили самодельное чучело c оскорбительной надписью на поклонный крест в деревне Старая Малиновка. Каждый получил по 230 часов исправительных работ.

В июле 2016 года Элистинский городской суд приговорил к двум годам условно спортсмена из Дагестана Саида Османова. Османов в буддийском храме ударил статую Будды и помочился на нее, а после выложил видео в интернет.

Что говорят юристы

/>Андрей Князев, председатель коллегии адвокатов «Князев и партнеры»: «Эта поправка в УК абсолютна излишняя. У нас есть уголовное наказание за хулиганство, вот ее и надо к подобным типам применять. Дерзость, неуважение к обществу — это все хулиганство. У нас почему-то начали разделять общество отдельно на верующих и неверующих, потом отдельно будут делить на коммунистов, на гомосексуалистов».

/>Петр Скобликов, доктор юридических наук: «Соколовский осужден не за то, что ловил в храме покемонов, а за то, что совершил противоправное действие. Он посетил храм, где скрыто вел видеосъемку ловли покемонов, после чего вернулся домой и соорудил ролик, в котором на отснятый видеоряд наложил аудиоряд с оскорбительной нецензурной бранью в адрес верующих, в адрес процедуры моления. А затем этот ролик он придал огласке, выложив в интернет для всеобщего просмотра… Эта статья защищает не только чувства верующих, она защищает право человека на что-то дорогое и святое».

/>Вадим Волков, научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге: «В данном случае судебный процесс является показательным. Соколовский — популярный видеоблогер, имеющий множество подписчиков. Уголовные репрессии против таких людей являются способом государственного устрашения».

/>Евгений Тонкий, управляющий партнер группы «Тонкий и партнеры»: «В большинстве случаев 148-ю статью притягивают за уши. Понятие оскорбления личности определено действующим УК РФ и не вызывает вопросов, а вот с оскорблением чувств — это новое понятие для российской правовой системы. Действующая редакция ст. 148 не отвечает правилам логики и юридической техники, поскольку состоит лишь из не поясненных законодателем оценочных категорий».

/>Мария Баст, председатель Ассоциации адвокатов за права человека: «Уже с XIX века у нас никого не сажали и сжигали на кострах за отрицание Бога — и вдруг такая статья. Полное ощущение, что нас в это дремучее Средневековье вновь пытаются затащить».

Оставьте комментарий