Супружеский развод

Нередко перед разводом супруги идут на разные хитрости, чтобы лишить бывшего спутника или спутницу жизни причитающейся по закону части имущества, приобретенного в браке. Самый распространенный прием, как и при банкротстве, – фиктивный заем.

Вот типичный случай. Успешный бизнесмен перед разводом с законной женой сильно переживал, что половину нажитого нелегким многолетним трудом придется отдать супруге, поэтому обратился к юристам. Те посоветовали найти знакомого, который согласится задним числом подписать с ним договор займа на крупную сумму. Например, на покупку заграничной недвижимости. Муж так и сделал. После чего «кредитор» обратился в суд с иском о взыскании долга. В суде «должник» признал обязательство. Мол, деньги потратил на покупку семейной виллы в Марбелье. Суд о долге быстро закончился, а ответчик получил судебное решение, по которому должен «кредитору» солидную сумму – около 490 млн руб. А так как деньги якобы были потрачены на семейную недвижимость, то долг для супругов считается общим и при разводе должен делиться поровну.

В бракоразводном процессе при разделе супружеского имущества муж просил учесть это решение суда, тем самым искусственно уменьшал долю супруги.

Банкрот по собственному желанию

Мнимые займы широко применяются и в процессах о банкротстве — там дружественный банкроту кредитор может инициировать процедуру контролируемого банкротства, влиять на его течение, взаимодействовать с управляющим, тем самым уменьшая конкурсную массу во вред настоящим кредиторам.

По мнению бизнесмена, справедливость восторжествовала. По закону же нажитое в браке имущество должно делиться строго поровну, независимо от трудозатрат каждого из супругов. Тем более что в этом браке родились четверо детей, которые остаются с матерью.

Обычно для жен, как и в нашем случае, подобные сюрпризы становятся полной неожиданностью. А ведь для них риск потерять часть положенного по закону имущества очень высок.

Что делать пострадавшей стороне в такой ситуации?

Включиться в процесс

Главная задача – доказать суду, что договор займа заключался для создания искусственной задолженности супруга. И что этот долг недобросовестный супруг использует для уменьшения доли супруги в совместно нажитом имуществе. Для этого муж и его знакомый формально исполнили сделку – корректно оформили все документы задним числом, чтобы показать, что они настоящие кредитор и заемщик, но деньги в действительности не передавали.

Раздел имущества после развода грозит налогом

В первую очередь жене следует немедленно включиться в судебный процесс в качестве лица, чьи интересы напрямую затрагивает заем. Если судебное решение вступило в силу, закон позволяет пострадавшему по уважительным причинам восстановить срок на его обжалование и подать жалобу. В данном случае основная уважительная причина – неучастие жены в судебном процессе, например, из-за того, что суд не привлек пострадавшую к участию в деле или не уведомил ее о судебном заседании. Возможно, она болела и не могла участвовать или была за границей.

Жалобу на судебное решение пострадавшим нужно подавать одновременно с заявлением на восстановление срока обжалования с указанием причин его пропуска. Сроки подачи жалобы не регламентированы законом.

Основная цель этого этапа – участвовать в рассмотрении по существу спора о долге.

Доказать фиктивность сделки

Параллельно необходимо собирать доказательства мнимости (притворности) отношений между «кредитором» и «заемщиком».

Возможно, получится найти подтверждение того, что у супруга не было экономической потребности в займе. Например, доходы человека позволяли совершить покупку без займа, на свои.

Также стоит оценить фактическую возможность мнимого кредитора предоставить крупный заем. Без официально подтвержденных доходов и накоплений «кредитору» трудно будет убедить суд в том, что он дал в долг несколько миллионов рублей, а тем более – несколько миллионов долларов.

Суд критически воспримет и отсутствие независимых доказательств передачи крупной суммы «должнику». Одной расписки без банковских проводок, свидетельских показаний или нотариального удостоверения передачи денег будет недостаточно, чтобы признать заем реальным. Косвенным доказательством в пользу пострадавшей стороны будет и то, что значительные средства даны в долг без обеспечения: поручительства, залога и т. п. Если второй супруг не давал нотариального согласия на заключение фиктивного займа, то это также принимается во внимание судом.

Важное значение имеет опровержение факта траты якобы полученных в долг денег в полном объеме на нужды семьи. К примеру, в одном из споров суд не признал таковыми деньги, потраченные главой семьи на свой бизнес. В другом – супруги купили квартиру, полностью оплатив её с депозита мужа, открытого задолго до получения фиктивного займа; муж при этом утверждал в суде, что заем был взят конкретно на покупку квартиры.

В подобных спорах пострадавшей стороне обязательно следует упирать на фальсификацию документов по договору займа, и требовать в суде проведения экспертизы давности их составления. Это основополагающий вопрос для подобных судебных споров! Злоумышленники, конечно, могут заранее к этому подготовиться и, скорее всего, попытаются уклониться от экспертизы. Например, принесут в суд нотариально заверенную копию договора и расписки, сославшись на то, что оригиналы утрачены. Или могут предоставить заламинированные оригиналы, давность изготовления которых установить невозможно. В нашей практике был случай, когда за несколько дней до судебного заседания у юриста оппонентов своровали портфель с оригиналами документов. Но чаще всего оригиналы документов пытаются искусственно состарить, положив на солнце или даже «зажарив» в микроволновке.

Отдельно каждое из доказательств, скорее всего, не позволит суду признать заем недействительной сделкой, но в совокупности они продемонстрируют суду цельную картину злоупотребления.

Оказать давление

В подобных случаях я рекомендую воздействовать и на самого недобросовестного бывшего родственника. Заявление в правоохранительные органы о мошенничестве, фальсификации доказательств и использовании подложных документов эффективно охлаждает пыл оппонентов. А вывод конфликта в публичную плоскость способен создать немалые репутационные риски для топ-менеджера, бизнесмена, политика или звезды шоу-бизнеса. Но применять эти инструменты следует осознанно и аккуратно, чтобы не причинить вред собственным интересам.

Описанные шаги скорее всего позволят нам отстоять интересы пострадавшей стороны в деле о займе 490 млн руб. – спор еще не завершен. Ведь буквально год назад мы занимались похожим делом, с меньшей суммой спорного долга – около 30 млн руб. Его удалось успешно оспорить во всех инстанциях, хотя фактические обстоятельства были очень сложными, а процесс длился полтора года. Долг остался личным долгом оппонента – бывшего супруга нашего доверителя, удалось избежать его включения в раздел имущества.

Советы супругам

Если ваши супружеские отношения заходят в тупик, будьте бдительны. Не исключено, что конфликт разрешится и развода удастся избежать, однако нужно рассматривать и пессимистичный сценарий.

Чтобы избежать возможных неблагоприятных финансовых последствий развода, мы советуем выполнять следующее:

– аккумулируйте и систематизируйте всю информацию по нажитым в браке активам;

– интересуйтесь финансовым состоянием супруга и его бизнесом;

– получите качественную юридическую консультацию по всем аспектам развода и раздела имущества;

– отслеживайте на судебных сайтах информацию о судебных спорах вашего супруга;

– внимательно относитесь к любому нетипичному событию, не стесняйтесь спрашивать, будьте критичны к полученной информации. «Это мои кредитные дела, не парься!» – такой ответ супруга на ваш вопрос о предъявленном к нему иске вас точно не должен удовлетворять.

В нашем случае супруг продал свое наследство, а через несколько недель на вырученные деньги купил квартиру для семьи, которая в ней и поселилась. И вот — развод. И возникает вопрос: каким образом делить такую квартиру — пополам, как совместно нажитое имущество, или это квартира принадлежит только мужу, так как куплена на его деньги?

Фото: РИА Новости

Подобная ситуация не является чем-то исключительным. С такими сложностями сталкиваются немало граждан. Поэтому разъяснение Верховного суда может оказаться полезным не только для судей.

Наша история началась в Ростовской области. Там в законном браке супружеская пара прожила несколько лет. После чего супруг получил наследство от пожилой родственницы. Это была доля в ее частном доме и земельный участок.

Мужчина принял решение: наследство продать и улучшить условия жизни семьи.

Наследство при продаже "потянуло" на два с половиной миллиона рублей. И на все эти деньги была в итоге приобретена квартира. Недвижимость, как решили на семейном совете оформили на жену. После покупки квартиры прошло еще несколько лет и брак распался. Теперь уже бывшие муж и жена начали делить имущество. Миром договориться у них не вышло.

Бывший супруг обратился в районный суд, чтобы признать эту квартиру не совместной, а исключительно его личной собственностью. В суде он объяснил, что семья купила спорную квартиру исключительно на его личные средства, которые он выручил от продажи полученного наследства. И в качестве доказательства объяснил: его бывшая супруга — педагог. Ее заработок не позволял приобрести квартиру, а сбережений она не имела.

Бывшая жена в судебном заседании не отрицала, что жилье куплено на деньги от наследства мужа. Она подтвердила финансовый вклад экс-супруга в покупку квартиры. Но считала квартиру общей .

Выслушав обе стороны, суд первой инстанции учел срок между продажей наследства и покупкой квартиры, а также объем вырученных средств — два с половиной миллиона рублей. Именно столько стоила спорная жилплощадь. То есть полученные деньги супруг действительно направил на приобретение недвижимости для семьи.

В итоге Волгодонской районный суд Ростовской области решил, что квартиру семья приобрела на личные деньги мужа. Исходя из этого, спорная квартира никак не может считаться совместно нажитой собственностью теперь уже бывших супругов.

Поэтому районный суд с предъявленным иском согласился целиком и полностью и принял решение в пользу бывшего супруга.

Проигравшая сторона решила этот вердикт оспорить. И обратилась в следующую инстанцию. Апелляция с таким решением не согласилась. Судьи второй инстанции не оспаривали тот факт, что мужчина приобрел недвижимость за свой счет. Но, по мнению апелляции, фактически он внес деньги в семейный бюджет, так как купил совместную жилплощадь.

Апелляция заявила, что надо обратить внимание на следующий факт — спорную квартиру супруг оформил не на себя, а на жену. Это, по мнению областных судей, лишь подтверждает то, что оснований считать имущество личной собственностью нет. Суд разделил спорную недвижимость поровну, сославшись на статью 39 Семейного кодекса — "Определение долей при разделе общего имущества супругов". И это решение было оспорено. Теперь уже бывшим супругом.

Фото: Александр Корольков

Третий суд — кассация согласилась с апелляцией и оставила определение без изменения.

Но с такими отказными решениями категорически не согласился бывший муж. Он дошел до Верховного суда РФ и там нашел понимание.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда дело о квартире затребовала, спор внимательно изучила и сказала следующее.

Чтобы правильно определить статус имущества — общее оно или личное — нужно понять, на какие средства его покупали и по каким сделкам. Исходя из статьи 36 Семейного кодекса РФ — "Имущество каждого из супругов", то, что один из партнеров получил безвозмездно (в том числе унаследовал), не является общим имуществом.

Личным оно останется и в том случае, если партнер продаст его и взамен купит другой дом или квартиру.

Купленное в браке имущество на деньги одного из супругов исключает его из режима общей совместной собственности. И это правило действует даже в том случае, если это имущество в свое время было оформлено на имя другого супруга, подчеркнул Верховный суд РФ.

Высокий суд привел как довод постановление Пленума Верховного суда (от 5 ноября 1998 года ) "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака". Там сказано дословно следующее: не является общим имущество, купленное во время брака, но на личные средства.

Поэтому, решила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, совершенно правильную позицию при рассмотрении заняла только первая инстанция — районный суд. Ну а выводы следующих инстанций — апелляции и кассации о разделе спорной квартиры пополам "не основаны на законе".

В итоге Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила все ранее принятые решения местных судов, кроме решения районного суда, которое Верховный суд и оставил в силе. Так что этот "квартирный" спор пересматривать на месте не пришлось.

Фото: Руслан Шамуков/ТАСС

Эксперты уверяют, что подобная позиция — когда имущество, купленное на личные средства одной из сторон спора оставляют тому, кто платил, устоялась в отечественной судебной практике.

Ведь вот что выяснилось по нашему делу. Местные ростовские суды фактически в своих решениях признали приобретение спорного имущества за счет личных средств одного супруга, но отнесли его к совместно нажитому.

Судя по этим решениям, апелляция и кассация расценили оформление недвижимости на жену как внесение денег в общий семейный бюджет. В аналогичных спорах, уверяют эксперты по семейному праву, супруг, который хочет признать имущество личным, должен доказать суду, что средства, за счет которых купили спорный объект, не являются общими. А здесь вариантов не так много. Надо лишь доказать, что либо гражданин их заработал до брака, либо получил по безвозмездным сделкам — таким, как наследство, дарение, приватизация.

Хагай Леви превратил бергмановские «Сцены из супружеской жизни» в новый сериал

На канале НВО (в России — на «Амедиатеке») стартовал сериал Хагая Леви «Сцены из супружеской жизни» — ремейк одноименного сериала Ингмара Бергмана (1973). Здесь разрушение одной семьи снова блестяще разыграно на двоих отличными актерами, но вряд ли новая версия станет для зрителей таким же откровением, как это было пятьдесят лет назад, считает Юлия Шагельман.

Действительно ли число разводов в Швеции выросло вдвое после того, как по одному из главных национальных телеканалов показали шестисерийные «Сцены из супружеской жизни», или это красивая (хоть и довольно грустная) легенда — вопрос открытый. Искусство, безусловно, влияет на умонастроения в обществе, но вряд ли с такими очевидными, поддающимися статистическому измерению результатами. Да, финальный эпизод сериала тогда, в 1973-м, посмотрела почти половина взрослого населения страны, в прессе развернулись бурные дискуссии, а читатели «Афтонбладет» забросали редакцию письмами, где рассуждали о том, кто из экранных супругов больше виноват в развале их брака, и о том, не стоило ли им просто решить все проблемы с помощью группового секса. Но, конечно, сериал — первая работа Бергмана для телевидения, основанная в том числе на опыте его собственных четырех разводов, многочисленных романов (в том числе с Лив Ульман, сыгравшей в «Сценах…» главную женскую роль) и отношений его родителей,— не столько создал, сколько отразил и запечатлел специфический момент во времени: момент слома традиционных моделей отношений, смены гендерных ролей и подъема второй волны феминизма.

Все эти темы оказались актуальны не только для Швеции. Для иностранного проката Бергман перемонтировал сериал в полнометражный фильм, который был с успехом показан в разных странах, вызвал единодушные восторги критиков и получил несколько престижных наград, включая «Золотой глобус». А главное, повлиял едва ли не на каждого режиссера, берущегося за исследование брачных кризисов: от Вуди Аллена до Ричарда Линклейтера и Ноа Баумбака. Не исключая израильтянина Хагая Леви, который первые десять эпизодов «Любовников» (The Affair) для канала Showtime посвятил анатомическому вскрытию одной измены, прежде чем превратить эти «сцены из супружеской жизни» в перекрученную многоступенчатую эпопею на пять сезонов.

В мини-сериале для НВО Леви возвращается к бергмановскому минимализму: пять серий (на одну меньше, чем в оригинале), двое главных героев. Другие персонажи коротко мелькнут в первом и последнем эпизодах, прозвучат иногда голосами в телефонной трубке, несколько раз супружеские конфронтации придется ставить на паузу из-за появления маленькой дочери. Но в центре каждой «сцены», названной так же, как у Бергмана, всегда только двое: Мира (Джессика Честейн) и Джонатан (Оскар Айзек), их чувства, мысли и меняющиеся маски, их умение нажимать на самые больные точки друг друга, их притяжение и разочарование, их отрицание, гнев, торг, депрессия и смирение.

Понятно, что в 2021 году, в отличие от 1973-го, разводом уже никого не удивишь. В самом начале «Сцен…» студентка социологического факультета (Сунита Мани) берет у Миры и Джонатана интервью для своего проекта именно потому, что они — редкая пара, сумевшая продержаться в браке десять лет. Чтобы придать остроты сюжетным коллизиям, а заодно их осовременить, Леви и его соавтор сценария Эми Херцог меняют супружеские роли: Мира, продакт-менеджер в международной IT-компании, является в семье главным добытчиком, а Джонатан совмещает преподавание философии в университете и домашние заботы, воспитание четырехлетней Авы тоже в основном на нем.

Кроме того, хотя герои, как и в оригинале, относятся к благополучному среднему классу, а значит, вместо переживания экономических последствий развода могут полностью сосредоточиться на изобретательном вытягивании нервов друг из друга, Джонатана авторы снабжают довольно специфическим бэкграундом. Он происходит из семьи современных еврейских ортодоксов, и именно строгое догматическое воспитание и последующий отказ от религии лежат в основе его страха быть отвергнутым и одиноким и, соответственно, отношения к жене и семье. Этот далеко не универсальный опыт превращает историю из архетипической в частную. Интересно ли за ней следить, теперь зависит исключительно от мастерства актеров, которые, надо отдать им должное, вложились в роли настолько, что перенесли свой темпераментный дуэт даже на красную дорожку Венецианского фестиваля, где состоялась премьера сериала.

В самом же шоу Мире досталось куда меньше авторского внимания, чем Джонатану: ее предыстория кратко изложена в первые минут десять экранного времени, и больше создатели к ней не возвращаются вплоть до финального эпизода. Несмотря на душераздирающие моно- и диалоги, она так и остается во многом закрытой от зрителя, и это, с одной стороны, соответствует характеру героини (не зря в одной из ссор Джонатан обвиняет ее в неспособности к честной коммуникации), а с другой — делает баланс сил и симпатий в паре не слишком честным. Но возможна ли вообще честность в отношениях? Хагай Леви, кажется, склоняется к отрицательному ответу, подчеркивая его еще и формальным приемом — каждый эпизод, кроме последнего, открывается одинаково: Честейн или Айзек приезжают на съемочную площадку, проходят на свои места и становятся Мирой и Джонатаном по команде «Мотор!». Все эти шепоты и крики, напоминают авторы, в конечном счете просто игра — и, пожалуй, подавать на развод сразу после титров все-таки не стоит.

Документы

Для жителей Подмосковья, желающих оформить развод, действует услуга по государственной регистрации расторжения брака. Брак можно расторгнуть по взаимному согласию обоих супругов или по решению суда. О том, куда следует подать заявление на предоставление услуги, какие документы при этом потребуются и сколько времени займет получение свидетельства о расторжении брака, читайте в материале портала mosreg.ru.

Порядок подачи заявления

Предоставлением услуги «Государственная регистрация расторжения брака» занимается Главное управление записи актов гражданского состояния Московской области.

Заявление и комплект документов на предоставление услуги можно подать в орган ЗАГС по месту регистрации брака или месту жительства одного из супругов. У заявителя есть возможность выбрать наиболее подходящую для себя форму подачи заявления: лично в орган ЗАГС, через многофункциональный центр или посредством регионального портала государственных и муниципальных услуг, воспользовавшись электронной формой.

Регистрация расторжения брака по взаимному заявлению супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей, производится в органах ЗАГС.

Если у супружеской пары есть несовершеннолетние дети или один из супругов не согласен на развод, расторжение брака производится по решению суда.

Если заявитель не может сам подписать заявление – по болезни, неграмотности или из-за физического недостатка, по его просьбе это может сделать другой гражданин. Но в этом случае его подпись обязательно должен засвидетельствовать нотариус.

Сроки предоставления услуги

Услугу могут получить граждане Российской Федерации, иностранные граждане, а также лица без гражданства.

Регистрация заявления и комплекта документов займет пять минут. Максимальный срок оказания услуги составляет 32 дня.

В результате оказания услуги заявитель получает свидетельство о госрегистрации расторжения брака или отказ в ней.

Необходимые документы

При обращении за услугой супругам потребуется подать совместное заявление о расторжении брака, свидетельство о заключении брака и удостоверяющие личность документы.

Заявление может подать один из супругов. Также могут потребоваться приговор суда в отношении другого супруга об осуждении к лишению свободы или решение суда в отношении другого супруга о признании его безвестно отсутствующим или недееспособным.

Супруги могут подать отдельные заявления на развод, если у одного из них нет возможности лично прийти в ЗАГС или многофункциональный центр. Если такие заявления подаются лично, а не в электронной форме, подписи необходимо заверить у нотариуса. Если один из супругов содержится под стражей, осужден или отбывает наказание в исправительном учреждении, то подпись такого гражданина можно удостоверить у начальника места содержания под стражей или исправительного учреждения.

В качестве дополнительного заявители представляют документ, подтверждающий уплату госпошлины за регистрацию развода.

Квитанцию для оплаты пошлины также можно скачать на сайте госуслуг.

Основания для отказа в предоставлении услуги

Заявителям могут отказать в регистрации расторжения брака в следующих случаях:

  • если регистрация акта гражданского состояния противоречит федеральному законодательству;
  • если представленные заявителями документы не соответствуют требованиям, установленным нормативно-правовыми актами.

Порядок обжалования предоставления услуги

Жалобы заявителей на порядок предоставления услуги принимаются в органах ЗАГС и Министерстве государственного управления. информационных технологий и связи Московской области.

В жалобе необходимо указать:

  • наименование органа или указание на должностное лицо, чьи действия или решения заявитель собирается обжаловать;
  • фамилию, имя и отчество заявителя, информацию о его месте жительства, а также его контактные данные;
  • доводы и подтверждающие их документы, на основании которых заявитель хочет обжаловать действия или решения госоргана или должностного лица.

С информацией о предоставлении услуги по решению суда или по желанию одного из супругов можно ознакомиться на портале государственных и муниципальных услуг Подмосковья.

Оставьте комментарий