Встречный иск о упущенной выгоде

Юридическое будущее время: почему сложно взыскать упущенную выгоду

Незаконное расторжение договоров, срывы поставок или сроков выполнения работ, нарушение условий об эксклюзивности в дистрибьюторском договоре, нарушение прав на интеллектуальную собственность, несоблюдение гарантий и заверений – это лишь малый перечень обстоятельств, которые могут повлечь упущенную выгоду, говорит старший юрист «Мозго и партнеры» Елена Черкасова. А по словам управляющего партнера юрфирмы «Ветров и партнеры» Виталия Ветрова, упущенная выгода чаще всего может возникать в отношениях поставки, оказания услуг, подряда и аренды. В последнем случае иск может подать арендатор, если арендодатель не передал ему помещение или чинил препятствия, или арендодатель, если его контрагент вовремя не освободил объект, рассказывает Ветров.

Хотя случаев, когда возникает упущенная выгода, может быть много, исков подается гораздо меньше. Ведь такие дела всегда относились к одним из самых сложных, объясняет партнер «Интеллект-С» Анна Шумская. Да и суды относятся к ним настороженно. Они могут опасаться недобросовестности истца, который хочет «заработать» на ответчике, что и правда возможно, говорит руководитель проектов S&K Вертикаль Елена Батура. А если вышестоящая инстанция сочтет присужденную сумму чрезмерной, она отменит решение, продолжает юрист практики разрешения споров юрфирмы Eterna Law Дмитрий Глоов. К тому же дела о взыскании упущенной выгоды не типовые, и практики по ним не так много, добавляет Ветров.

О стандарте доказывания и переменчивой практике

Такие иски непросто обосновать. По мнению Батуры, основная сложность объясняется предположительным характером подобных убытков: это неполученный доход, который бы получило лицо, если бы нарушения не было. Здесь необходимо доказать противоправность поведения ответчика, факт и размер упущенной выгоды и причинно-следственную связь между ними. А судьям нужно вникнуть в суть и особенности экономической деятельности, чтобы оценить «реальность» потенциальной выгоды, говорит партнер «Пепеляев групп» Юрий Воробьев.

До недавних пор стандарт доказывания был очень жестким: например, не всегда можно было обосновать точный размер убытков или однозначно связать нарушения с последствиями. Упростить задачу взялся Пленум Верховного суда. В 2015 году он разрешил рассчитывать убытки приблизительно и вероятно (постановление № 25 от 23 июня 2015 года), в 2016-м установил презумпцию связи нарушения и убытков, если они обычно возникают в такой ситуации (постановление № 7 от 24 марта 2016 года). Такие указания облегчили задачу доказывания, говорят несколько экспертов.

Помимо противоправности, факта вреда и связи между ними, истец должен убедить, что сделал все, чтобы получить выгоду, но единственным, кто ему помешал, стал ответчик, говорит Шумская. По ее словам, суды достаточно часто отказывают истцу по причине недоказанности полного и безоговорочного приготовления к получению прибыли.

В деле А81-2380/2014 ИП Сергей Фролов не смог взыскать с администрации Пуровского района ЯНАО 5 млн руб. задатка, который он должен был отдать несостоявшемуся арендодателю. Бизнесмен хотел сдать ему в пользование технологическую площадку, но обнаружил, что администрация сдала ее как собственник другой компании, и на недвижимость был наложен арест. Предприниматель оспорил ведомственные акты как незаконные и решил взыскать потерянные деньги. Но три инстанции отказали ему в этом. Заключение предварительного договора аренды не означает, что Фролов сделал все необходимое для получения прибыли, решили суды. Да, он успешно обжаловал акты, но не доказал, что ему в реальности невозможно было пользоваться своим имуществом.

Впрочем, постановление Пленума от 24 марта 2016 года № 7 облегчило и задачу доказывания таких приготовлений: кроме них, можно предъявлять любые другие доказательства возможности извлечь выгоду. В п. 3 постановления приводится практический пример. Если из-за задержки ремонта магазина его владелец открыл торговлю позже, чем рассчитывал, и недосчитался прибыли, он может предъявить к подрядчику требования о возмещении необоснованной выгоды. При этом он вправе ссылаться на данные о прибыли за другие периоды до или после того, как подрядчик нарушил срок. Еще это может быть переписка с контрагентами, протоколы ведения переговоров, соглашение о намерениях и и другие документы, перечисляет Батура. Именно такими доказательствами обосновал свой иск к «Ашану» «Декорт» в недавнем громком деле.

В сентябре 2017 года 10-й Арбитражный апелляционный суд «засилил» решение АС Московской области о взыскании 15 млн руб. упущенной выгоды с «Ашана» в пользу «Декорта», который хотел, но так и не смог сдать тому склад в аренду. Ретейлер несколько месяцев вел переговоры о сдаче помещения в аренду, но затем внезапно замолчал. В ответ «Декорт» взыскал с него стоимость простоя складов. В суде он предъявил протоколы переговоров, длительную переписку с ответчиком и доказательства того, что работники «Ашана» приезжали осматривать склад. Подробнее о деле читайте в публикации "Астрент, эстоппель, заверения: 5 дел, где применили новые нормы ГК".

Истцу удалось доказать все, что необходимо: и противоправность действия истца, который недобросовестно вышел из переговоров, и размер упущенной выгоды, и связь между ними. Важно, что у судов не вызвал вопросов расчет размера убытков и период взыскания (со дня, когда прежние арендаторы освободили помещения до дня, когда пришли новые после отказа «Ашана» от переговоров), комментирует Черкасова.

В целом судебная практика по взысканию упущенной выгоды очень противоречива, делится директор «Центра правового обслуживания» Анна Коняева. Исход спора будет зависеть от качества и количества доказательств того, как суд их оценит и какой применит метод расчета упущенной выгоды, рассказывает юрист.

В качестве примера Коняева приводит два спора с разным итогом. В деле А40-117531/2016 истец получил с продавца 92 400 руб. упущенной выгоды за непереданный товар, который планировал перепродать. Свои намерения он подтвердил договором с третьим лицом. В деле А56-15542/2016 компании, наоборот, не удалось отсудить 9 млн руб. у учреждения, которое не выполнило своих обязательств по посадке картофеля: засеяло меньше, чем указано в договоре, не использовало удобрения, не собрало урожай и деньги потратило нецелевым образом. Истец предоставил расчет, в котором указал урожайность картофеля за 2015 год по данным Минсельхоза, предполагаемую урожайность по результатам полевых работ, среднюю цену картофеля на рынке и предполагаемую прибыль компании. Но судам этого оказалось недостаточно. «Компания не доказала, что при обычных условиях получила бы эту прибыль и что она принимала какие-либо меры для ее получения»,согласились три инстанции.

Эти примеры могут подтверждать еще и наблюдения Ветрова о том, что, чем ниже цена иска, тем выше шансы на удовлетворение требований.

Чтобы практика по взысканию упущенной выгоды развивалась дальше, нужно облегчить стандарт доказывания причинно-следственной связи убытков в целом, полагает Глоов. Это самое сложное в делах о взыскании упущенной выгоды, ведь суды могут лишь констатировать, что связь не доказана, рассказывает юрист, приводя в пример постановление АС СЗО по делу № А56-30625/2016. Кроме того, если суды удовлетворяют требования частично, они могут скудно мотивировать свои решения, жалуется Ветров: «Иногда непонятно, по каким причинам суд уменьшил сумму, что ему понравилось или, наоборот, не понравилось в расчете, доказательствах».

Сразу несколько экспертов поддержали идею ввести единую методику или методики расчета упущенной выгоды. Сейчас ее нет, что усложняет взыскания, говорит Воробьев.

Подборка наиболее важных документов по запросу Упущенная выгода при признании сделки недействительной (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29 апреля 2015 г. N Ф03-1613/15 по делу N А51-14427/2014 (ключевые темы: упущенная выгода — договор подряда — возмещение убытков — расходы на оплату услуг представителей — проценты за пользование чужими денежными средствами)

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29 апреля 2015 г. N Ф03-1613/15 по делу N А51-14427/2014

29 апреля 2015 г.

Резолютивная часть постановления объявлена 28 апреля 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 29 апреля 2015 года.

Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:

Председательствующего судьи: Г.А.Камалиевой

Судей: Е.Н.Захаренко, О.Г.Красковской

от ООО "Мастер ДЖИМ" — Шутко О.Я., представитель по доверенности от 12.01.2015 N 02/2015

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Мастер ДЖИМ"

на постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2015

по делу N А51-14427/2014 Арбитражного суда Приморского края

Дело рассматривали: в суде первой инстанции — судья В.В.Овчинников, в суде апелляционной инстанции — судьи Л.Ю.Ротко, Л.А.Мокроусова, И.С.Чижиков

по иску общества с ограниченной ответственностью "СКБ+"

к обществу с ограниченной ответственностью "Мастер ДЖИМ"

о взыскании 129 588 руб. 36 коп.

по встречному иску общества с ограниченной ответственностью "Мастер ДЖИМ"

к обществу с ограниченной ответственностью "СКБ+"

о взыскании 79 483 руб.

Общество с ограниченной ответственностью "СКБ+" (далее — ООО "СКБ+", ОГРН 1122536003182, адрес (место нахождения): 690034, Приморский край, г. Владивосток, ул. Приходько, 13) обратилось в Арбитражный суд Приморского края с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Мастер ДЖИМ" (далее — ООО "Мастер ДЖИМ", ОГРН 1022502286300, адрес (место нахождения): 690091, Приморский край, г. Владивосток, ул. Адмирала Фокина, 6) о взыскании 129 588 руб. 36 коп., из которых 118 062 руб. 28 коп. основной долг по договору подряда от 16.07.2013 N 15-07/13, 11 526 руб. 08 коп. проценты за пользование чужими денежными средствами. Кроме того, заявлено ходатайство о взыскании 20 000 руб. судебных расходов по оплате юридических услуг.

В порядке статьи 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к производству суда для совместного рассмотрения с первоначальным иском принято встречное исковое заявление ООО "Мастер ДЖИМ", уточненное в порядке статьи 49 АПК РФ, о взыскании с ООО "СКБ+" 79 483 руб. убытков (упущенной выгоды).

Решением суда от 23.09.2014 в удовлетворении первоначальных исковых требований отказано. Встречный иск удовлетворен частично, с ООО "СКБ+" в пользу ООО "Мастер ДЖИМ" взыскано 39 741 руб. убытков, а также судебные расходы по оплате государственной пошлины. В остальной части встречного искового заявления отказано.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2015 решение суда от 23.09.2014 отменено. Первоначальный иск удовлетворен, с ООО "Мастер ДЖИМ" в пользу ООО "СКБ+" взыскано 118 062 руб. 28 коп. основного долга, 11 526 руб. 08 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, 20 000 руб. расходов на оплату услуг представителя, 4 887 руб. 65 коп. расходов по уплате государственной пошлины по иску, 2 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы. В удовлетворении встречного иска отказано.

Законность вынесенного по делу постановления проверяется в порядке статьи 274 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационной жалобе ООО "Мастер ДЖИМ", в обоснование которой общество указало, что судом необоснованно удовлетворено требование истца по первоначальному иску о взыскании процентов за пользование чужими денежными средства исходя из двукратной ставки рефинансирования Банка России, поскольку ответчиком не заявлялось ходатайство о применении положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, а разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенные в пункте 2 постановления Пленума от 22.12.2011 N 81 "О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации" к спорным правоотношениям не подлежат применению. Отмечает, что судами не дана надлежащая оценка представленным доказательствам чрезмерности взыскиваемых судебных расходов. Полагает, что заявление о взыскании судебных расходов подлежит удовлетворению на сумму 10 000 руб. Выражает несогласие с выводами суда об отсутствии оснований для удовлетворения встречного иска, поскольку полагает, что материалами дела подтверждается факт и период простоя кабинетов маникюра и массажа, что не позволило получить прибыль в большем размере. В этой связи заявитель кассационной жалобы просит постановление апелляционного суда изменить в части отказа в удовлетворении встречного иска, а также в части размера взысканных процентов за пользование чужими денежными средствами и размера взысканных судебных расходов на представителя.

Отзыв на кассационную жалобу не представлен.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель ООО "Мастер ДЖИМ" привела правовые позиции, дав соответствующие доводам кассационной жалобы пояснения.

ООО "СКБ+", извещенное надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе путем размещения соответствующей информации на сайте арбитражного суда в сети Интернет, своих представителей для участия в судебном заседании суда кассационной инстанции не направило.

Проверив законность обжалуемого судебного акта, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, Арбитражный суд Дальневосточного округа считает постановление апелляционного суда подлежащим частичному изменению.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 16.07.2013 между ООО "СКБ+" (подрядчик) и ООО "Мастер ДЖИМ" (подрядчик) заключен договор N 15-07/13, по условиям которого заказчик поручает, а подрядчик обязуется выполнить работы по текущему и капитальному ремонту помещений фитнес-клуба "Мастер ДЖИМ" в соответствии со сметными расчетами (Приложение N 1), являющимися неотъемлемой частью настоящего договора.

В соответствии с пунктом 2.3 договора срок действия договора с 15.07.2013 до 31.12.2013, а в части денежных расчетов, до момента исполнения сторонами обязанностей по договору.

Стоимость работ, объем и сроки выполнения работ, составляющих предмет договора, определяются сметными расчетами. Заказчик в течение 5 рабочих дней со дня подписания договора перечисляет на расчетный счет подрядчика аванс в размере 60 000 рублей (пункты 3.1, 3.2). Контрагентами согласованы сметные расчеты на ремонт сауны, женской душевой, помещений бара и кухни, помещений спа-салона (кабинеты массажа и маникюра), кардиозала и ресепшена.

Заказчиком внесена оплата по договору в виде авансовых платежей и частичной оплаты работ, выполненных по актам N N 1-4, на общую сумму 189 452 руб. 80 коп.

Считая, что на стороне заказчика имеется задолженность, подрядчик направил в адрес ООО "Мастер ДЖИМ" 13.10.2013 претензию N 35 о наличии долга и необходимости его погашения, которая оставлена заказчиком без удовлетворения.

Указывая на нарушение подрядчиком сроков выполнения работ, ООО "Мастер ДЖИМ" направило в адрес ООО "СКБ+" претензию от 19.08.2013 N 15 о просрочке выполнения работ и выявленных дефектах в выполненных работах.

Письмом от 28.08.2013 N 25 подрядчик признал факт нарушения сроков выполнения работ и обязался устранить выявленные дефекты в установленные заказчиком сроки. Фактически работы были закончены 25.08.2013. Просрочка выполнения работ составила 12 дней.

Указывая, что в период с 14.08.2013 по 25.08.2013 кабинет маникюра N 1 и кабинет массажа простаивали, что принесло заказчику убытки в виде упущенной выгоды, ООО "Мастер ДЖИМ" претензией от 04.10.2013 N 45 уведомил подрядчика об удержании 115 169 руб. 68 коп. стоимости предъявленных подрядчиком к оплате работ и засчитал указанную сумму в счет возмещения убытков, причиненных заказчику в связи с несвоевременным исполнением обязательств подрядчиком.

Письмом от 09.10.2013 N 30 ООО "СКБ+" признало факт несвоевременного исполнения обязательств и необходимость полной компенсации убытков, понесенных заказчиком.

Указывая, что ответчик принял работы, фактически использует их результаты, а обязательства по оплате в полном объеме не исполнил, ООО "СКБ+" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Нарушение подрядчиком сроков выполнения работ, повлекшее причинение ООО "Мастер ДЖИМ" убытков в виде упущенной выгоды явилось основанием обращения в суд со встречными требованиями.

Рассматривая исковые требования, арбитражные суды обеих инстанций обоснованно исходили из того, что правоотношения сторон возникли из договора подряда, которые регулируются главой 37 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и общими положениями ГК РФ об обязательствах.

В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом ( статья 310 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

В соответствии со статей 711 ГК РФ если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок, либо с согласия заказчика досрочно.

Отказывая в удовлетворении первоначального иска, суд первой инстанции пришел к выводу, что поскольку контрагентами не согласовано условие об обязанности оплаты заказчиком работ по каждому помещению в отдельности, то на стороне заказчика отсутствует обязанность по оплате частично выполненных работ в силу статьи 711 ГК РФ.

Признавая указанные выводы ошибочными, суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что сторонами согласована оплата отдельных этапов работ по текущему ремонту, поскольку в соответствии с пунктом 3.4 договора расчет производится заказчиком в течение пяти рабочих дней с момента подписания акта передачи-приемки (КС-2) для каждого этапа работ, стороны по завершению отдельных этапов работ подписывали акты передачи-приемки выполненных работ: акт от 26.07.2013 N 1 по ремонту vip-сауны на сумму 18 762 руб., акт от 12.08.2013 N 2 по ремонту полов кабинета директора на сумму 10 690 руб. 80 коп., акт от 12.08.2013 N 3 по ремонту бара и кухни на сумму 124 779 руб. 10 коп., акт от 22.08.2013 N 4 по ремонту спа-салона на сумму 153 283 руб. 18 руб., заказчик произвел частичную оплату выполненных работ в сумме 189 452 руб. 80 коп.

В этой связи оценив в совокупности представленные в материалы дела доказательства в порядке, установленном в статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о доказанности истцом факта выполнения работ. Проверив расчет суммы основного долга, суд апелляционной инстанции обоснованно взыскал с ООО "Мастер ДЖИМ" в пользу ООО "СКБ+" 118 062 руб. 28 коп. (307 515 руб. 08 коп. — 189 452 руб. 80 коп.).

В указанной части выводы суда апелляционной инстанции заявителем кассационной жалобы не оспариваются.

Согласно статье 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Установив, что нарушение денежного обязательства со стороны ответчика подтверждено материалами дела, суд апелляционной инстанции правомерно указал, что требование истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами подлежит удовлетворению. Однако указывая, что требование ООО "СКБ+" о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами подлежит удовлетворению в рассчитанной истцом сумме в размере 11 526 руб.08 коп., суд апелляционной инстанции не проверил расчет процентов.

Как следует из искового заявления, ООО "СКБ+" при расчете процентов за пользование чужими денежными средствами применена двукратная ставка Банка России, существовавшая в период нарушения обязательства, то есть 16,5 процентов годовых со ссылками на разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенные в пункте 2 постановления Пленума от 22.12.2011 N 81 "О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации".

Отклоняя доводы ответчика о необоснованности применения такого размера процентов суд апелляционной инстанции указал на отсутствие оснований для удовлетворения заявления ответчика об уменьшении размера в порядке статьи 333 ГК РФ.

Между тем указанные выводы являются ошибочными и не соответствуют имеющимся в материалах дела доказательствам.

В соответствии со статьей 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Разъяснениями, содержащимися в абзаце 2 пункта 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами", установлено, что при взыскании суммы долга в судебном порядке и при отсутствии в договоре соглашения о размере процентов суд вправе определить, какую учетную ставку банковского процента следует применить: на день предъявления иска или на день вынесения решения суда.

Согласно Указанию Банка России от 13.09.2012 N 2873-У размер ставки рефинансирования в спорный период составлял 8,25 процентов годовых, следовательно, оснований для применения при расчете процентов за пользование чужими денежными средствами двукратной ставки не имелось. В этой связи являются неправомерными ссылки суда на заявленное ответчиком ходатайство о применении положений статьи 333 ГК РФ, регулирующей вопросы снижения предъявленной к взысканию неустойки, поскольку в материалах дела такого ходатайства не имеется, позиция ответчика сводилась к несогласию с расчетом предъявленных процентов (дополнение к отзыву от 05.06.2014 — л.д. 61-62 т. 1, протокол судебного заседания от 11.09-17.09.2014). Более того, истцом требование о взыскании неустойки не заявлялось.

При таких обстоятельствах постановление суда апелляционной инстанции в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами подлежит изменению, а исковые требования ООО "СКБ+" в указанной части подлежат частичному удовлетворению на сумму 5 763 руб. 04 коп., исходя из суммы основного долга в размере 118062 руб. 28 коп. (100 052 руб. 78 коп. без учета НДС), периода просрочки с 26.08.2013 по 12.05.2014, ставки рефинансирования в размере 8,25% годовых.

Далее, проверяя правомерность частичного удовлетворения судом первой инстанции встречных исковых требований о взыскании убытков в виде упущенной выгоды в размере 79 483 рубля (с учетом уточнений, принятых в порядке статьи 49 АПК РФ), суд апелляционной инстанции обоснованно указал на отсутствие правовых оснований для удовлетворения встречного иска и, как следствие, на ошибочность выводов суда первой инстанции в указанной части.

Согласно статье 15 ГК РФ и в соответствии с действующей судебной практикой по ее истолкованию возмещение убытков является мерой ответственности компенсационного характера, которая направлена на восстановление правового и имущественного положения потерпевшего лица, и отказом в правомерном возмещении убытков потерпевшего (кредитора) поддерживается (стимулируется) правонарушающее поведение должника ( постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.05.2013 N 16674/12).

В соответствии со статьей 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков; при этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу указанных положений закона возмещение убытков, в том числе в виде упущенной выгоды, является мерой гражданско-правовой ответственности, применение которой возможно лишь при доказанности правового состава, то есть наличия таких условий как: совершение противоправных действий или бездействия; возникновение убытков; причинно-следственная связь между противоправным поведением и возникшими убытками; подтверждение размера убытков.

Как следует из встречного искового заявления, в качестве основания ООО "Мастер ДЖИМ" указало на просрочку выполнения истцом работ по ремонту кабинетов маникюра N 1 и массажа и, как следствие, простой указанных кабинетов, что принесло обществу убытки в виде упущенной выгоды в заявленном размере.

Согласно действующей судебной практике лицо, взыскивающее упущенную выгоду, должно доказать, что возможность получения им доходов существовала реально, то есть документально подтвердить совершение им конкретных действий и сделанных с этой целью приготовлений, направленных на извлечение доходов, которые не были получены в связи с допущенным должником нарушением, то есть доказать, что допущенное ответчиком нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду ( постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.05.2013 N 16674/12).

Согласно пункту 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен понести, если бы обязательство было исполнено.

Оценивая представленные обществом в обоснование своих требований доказательства (договор аренды от 30.04.2013 N 1н, выписки из штатной расстановки, табели учета рабочего времени), суд апелляционной инстанции установил, что деятельность по предоставлению услуг спа-салона в спорный период обществом осуществлялась, общество получало прибыль.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции обоснованно отказал в удовлетворении встречного иска.

Доводы заявителя кассационной жалобы об обратном подлежат отклонению, поскольку обществом не представлены отчетность за предыдущие периоды, свидетельствовавшая бы о получении прибыли в большем размере, а также доказательства обращения к нему заинтересованных лиц, которым общество вынуждено было отказать в предоставлении косметических услуг.

Рассмотрев заявление ООО "СКБ+" о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 20 000 рублей, суд апелляционной инстанции также правомерно признал его подлежащим удовлетворению, не установив оснований для их снижения.

В силу статьи 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Согласно статье 106 АПК РФ к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся, в том числе, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей).

В силу части 1 статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В обоснования понесенных расходов на оплату услуг представителя истец представил договор на оказание юридических услуг от 08.05.2014, заключенный между ООО "СКБ+" и ООО "Альтар Девелопмент", предметом которого является предоставление юридических услуги по подготовке необходимых документов и представительству в суде в связи со взысканием задолженности по договору строительного подряда с ООО "Мастер ДЖИМ"; квитанцию к приходному кассовому ордеру от 20.07.2014N 88.

Таким образом, факт несения судебных расходов подтвержден материалами дела.

Вместе с тем, поскольку судом кассационной инстанции признаны ошибочными выводы суда апелляционной инстанции в части наличия оснований для удовлетворения требования истца по первоначальному иску о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в заявленном истцом размере, то судебные расходы подлежат распределению между сторонами пропорционально удовлетворенным требованиям.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная инстанция вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права.

Учитывая, что апелляционный суд, установив фактические обстоятельства дела, необоснованно взыскал проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 11 526 руб.08 коп., суд кассационной инстанции на основании пункта 2 части 1 статьи 287 АПК РФ приходит к выводу о возможности изменения принятого по делу судебного акта без передачи дела на новое рассмотрение.

Руководствуясь статьями 110 , 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2015 по делу N А51-14427/2014 Арбитражного суда Приморского края изменить.

Изложить абзац второй резолютивной части постановления в следующей редакции.

"Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Мастер ДЖИМ" в пользу общества с ограниченной ответственностью "СКБ+" 118 062 (сто восемнадцать тысяч шестьдесят два) рубля 28 копеек основного долга, 5 763 (пять тысяч семьсот шестьдесят три) рубля 04 копейки процентов за пользование чужими денежными средствами, 19 000 (девятнадцать тысяч) рублей расходов на оплату услуг представителя, 4 643 (четыре тысячи шестьсот сорок три) рубля 27 копеек расходов по уплате государственной пошлины по иску, 1 900 (одна тысяча девятьсот) рублей расходов по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы, в удовлетворении остальной части первоначального иска отказать".

В остальном постановление апелляционной инстанции оставить без изменения.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "СКБ+" в пользу общества с ограниченной ответственностью "Мастер ДЖИМ" 150 (сто пятьдесят) рублей расходов по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы.

Арбитражному суду Приморского края выдать исполнительные листы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Резолютивная часть решения объявлена 07 августа 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 16 августа 2018 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе:судьи Константинова Е.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Котельниковой Е.М.

ознакомившись с исковым заявлением истец ООО «Валра»

от истца – – Гришко А.С. (дов от 31.01.2018)

от ответчика – Гавричева С.А. (дов от 24.04.2018)

ООО «Валра» (далее Истец) обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Дементра» (далее Ответчик ) о взыскании задолженности по договору № 41В/17 в размере 324.823 руб. 33 коп., пени по договору № 41В/17 в размере 64.979 руб. 42 коп., задолженности по договору № 31 в размере 12.100 руб., пени по договору № 31 в размере 2.274 руб. 80 коп., а также 11.083 руб. 55 коп. расходов по оплате государственной пошлины.

ООО «Деметра» представило встречное исковое заявление о взыскании задолженности по договору № А-41В-17 в размере 340.276 руб. 44 коп., убытки в размере 260.246 руб. 54 коп., взыскании с компании Monex AN SIA убытки в размере 600.522 руб. 96 коп., признать п.5.3. договора № А-41В-17 от 22.05.2017 на оказание услуг по организации перевозок грузов/ контейнеров ничтожным, признать п. 3.4. договора № А-41В-17 от 22.05.2017 на оказание услуг по организации перевозок грузов/ контейнеров ничтожным, взыскать 20.215 руб. 39 коп. расходов по оплате государственной пошлины солидарно.

Встречное исковое заявление было принято судом.

Истец требования поддерживает, просит отказать во встречном иске.

Ответчик иск не признает, просит удовлетворить встречное исковое заявление..

Выслушав доводы сторон и рассмотрев материалы дела, суд находит требования Истца основанными и подлежащими удовлетворению, а встречный иск отклонению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, между ООО «ВАЛРА» (Агент) и ООО «ДЕМЕТРА» (Принципал) заключен Агентский договор № А41В/17 (далее — Договор), на совершение фактических, юридических и иных действий, связанных с организацией перевозок грузов/контейнеров Принципала.

Согласно п. 1.2. Договора перечень конкретных услуг согласовывается Сторонами в заявках.

Во исполнение вышеуказанных условий Договора, Сторонами были согласованы и подписаны Заявки агенту № DEMETRA-01 от 05.07.2017 г. и № DEMETRA-02 от 05.07.2017 г. (далее — Заявки) к данному Договору.

Согласно Заявкам Агент принял поручение по организации перевозки товаров ответчика -томатов, нектаринов и слив, по маршруту: г. Шахринан, Андижанской области. Республика Узбекистан — г. Санкт-Петербург, Российская Федерация.

В рамках исполнения Заявок был привлечен перевозчик компания Мопех AN SIA. Перевозка была застрахована истцом в пользу ответчика на сумму, равную реальной стоимости перевозимого товара, определенную по соответствующим инвойсам.

Факт перевозки подтвержден CMR № 10409070/140717/0001365 и CMR № 10409070/130717/0001350. Истцом в адрес ответчика направлены отчеты агента и акты выполненных работ (оказанных услуг).

В соответствии с Приложением № 1 к Договору счета Агента выставляются в условных единицах, эквивалентных USD. и должны оплачиваться в рублях, по курсу Центрального Банка России, надень выставления счета (плюс 1,5 % комиссии) в порядке 50% предоплаты (до момента погрузки) и 50% в течение 5 календарных дней (с момента доставки на склад).

Пунктом 3.4. Договора установлено, что стороны договорились о недопустимости отсрочек, задержек, зачетов, вычетов, удержаний из любых сумм, причитающихся Агенту, без его предварительного письменного согласия.

Согласно расчету, приведенному истцом в исковом заявлении, ООО «Деметра» не оплачены счета Агента: № А-0918 от 04.07.2017 г. па сумму 20639,33 руб., № А-0917 от 04.07.2017 г. на сумму 152156.06 руб., № А-0921 от 04.07.2017 г. на сумму 20639,33 руб. и № А-0920 от 04.07.2017 г. на сумму 146841,72 руб., а всего на сумму 324 823,33 руб. (расчет осуществлен истцом по курсу доллара США на день подачи искового заявления).

Штрафные санкции предусмотрены в п. 5.2. Договора- пени в размере 0,1% за каждый день просрочки.

Претензию истца в добровольном порядке ответчик не удовлетворил.

В соответствии со статьями 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В соответствии с п. 1 ст. 314 ГК РФ если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

Согласно ч. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В соответствии с ч. 1 ст. 1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Согласно ч. 1 ст. 1006 ГК РФ Принципал обязан уплатить агенту вознаграждение в размере и в порядке, установленных в агентском договоре.

Таким образом, обоснованность исковых требований подтверждена совокупностью представленных Истцом доказательств, расчеты истца судом проверены и признаны обоснованными.

Ответчик представил отзыв на исковое заявление, а также встречное исковое заявление, в которых указал, что исковые требования не признает в полном объеме по основаниям, изложенным в отзыве, а также просил (с учетом уточнения) признать пункты Договора ничтожными и взыскать с истца (ответчика по встречному иску) сумму убытков в виде упущенной выгоды.

Изучив доводы отзыва ответчика, а также встречное исковое заявление, суд находит их необоснованными по следующим основаниям.

Согласно положениям ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. При этом согласно ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 г. № 7 по общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 ГК РФ).

Согласно п. 7. Вышеуказанного Постановления если в пределах, установленных пунктом 4 статьи 401 ГК РФ, в заранее заключенном соглашении указаны обстоятельства, устраняющие или ограничивающие ответственность должника за неумышленное нарушение обязательства, то на него возлагается бремя доказывания их наступления.

Во встречном исковом заявлении истец ведет речь о взыскании с ответчика упущенной выгоды.

Для взыскания убытков (не только при нарушении срока, но и в иных случаях) лицо, требующее их возмещения, должно доказать совершение причинителем вреда незаконных действий (бездействия), наличие убытков и их размер, наличие причинной связи между неправомерным поведением и возникшими убытками.

При этом для удовлетворения требований о взыскании убытков необходимо доказать наличие совокупности указанных условий. Недоказанность одного из необходимых оснований возмещения убытков исключает возможность удовлетворения исковых требований.

В данном случае такая совокупность в отношении ООО «ВАЛРА» отсутствует.

Обе Заявки содержат конкретное указание на необходимые действия агента — организация транспортировки груза. Данные действия, как установлено судом и не отрицалось ответчиком, агентом исполнены в полном объеме.

Поскольку место погрузки груза (Узбекистан, Шахриханский район) и место его доставки (г. Санкт-Петербург), указанные в международных транспортных накладных CMR, находятся на территории двух различных стран — Республики Узбекистан и России, которые являются участницами Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) от 19.05.1956 (далее — Конвенция), то данном случае необходимо руководствоваться ее положениями.

В соответствии со статьей 4 Конвенции договор перевозки устанавливается накладной. Накладная, если не доказано противного, имеет силу договора относительно его условий и удовлетворения принятия груза перевозчиком (пункт 1 статьи 9 Конвенции).

В настоящем случае накладные оформлены и подписаны между перевозчиком и Истцом.

Согласно статье 3 Конвенции при ее применении перевозчик отвечает как за свои собственные действия и упущения, так и за действия и упущения своих агентов и всех других лиц, к услугам которых он прибегает для осуществления перевозки, когда эти агенты или лица действуют в рамках возложенных на них обязанностей.

Статей 17 Конвенции предусмотрено, что перевозчик несет ответственность за полную или частичную потерю груза или за его повреждение, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей, а также за опоздание доставки (пункт 1).

Агент не принимал груз, не заключал договор перевозки груза, документов от грузоотправителя не имел.

В рамках агентского договора в обязанности агента входила только организация самого процесса перевозки.

Истец по встречному иску указывает, что при перевозке товаров они были повреждены, в результате чего у него возникли убытки в виде упущенной выгоды.

Согласно п. 5.7. Договора Агент не несет ответственности за повреждения груза при загрузке транспортного средства отправителем груза. Как следует из представленных транспортных накладных загрузку транспортных средств осуществляло ООО «FRUIT EKSPORT».

Судом установлено, что ответчиком по встречному иску, действуя в интересах ООО «ДЕМЕТРА», проявив разумную степень осмотрительности и заботливости, учитывая характер груза и маршрут его перевозки, было осуществлено страхование груза в пользу ООО «Деметра», как выгодоприобретателя, на всю реальную стоимость груза, заявленную в том числе и при таможенном декларировании груза.

Таким образом, как установлено судом, ответчик по встречному иску действовал в рамках принятых на себя обязательств и не допустил совершения каких-либо незаконных действий или бездействия.

Представленными в материалы дела документами подтверждает факт компенсации стоимости грузов третьим лицом — страховой компанией.

В части доводов истца по встречному иску о попытке продажи поврежденного товара и. ввиду этого, необходимость его хранения, то это действия, совершенные вопреки указаниям сюрвейерского отчета, в котором указано, что поврежденный товар реализации не подлежит, а подлежит утилизации. Данные действия Истца по мнению суда подпадают под действие п. 2 ст. 1083 ГК РФ.

Истцом по встречному иску заявлены требования о признании ничтожными двух пунктом агентского договора, которые ограничивают ответственность агента за причиненный ущерб.

Суд, принимая во внимание представленные в материалы дела доказательства, считает доводы истца по встречному иску в данной части — необоснованными.

Согласно п. 5.3. вышеуказанного Агентского договора Агент несет перед Принципалом ответственность только при наличии своей вины и только за реальный ущерб.

Данный пункт договора принят обеими его сторонами и не противоречит положениям ГК РФ (ст.ст. 15, 393, 421) и разъяснениям Пленума ВС РФ от 24.03.2016 г. № 7 (п. 6-7).

Основания для признания его ничтожным отсутствуют.

П. 3.4. агентского договора, о признании которого ничтожным также просит Истец, принят обеими его сторонами и не противоречит положениям ГК РФ (ст. 421). Основания для признания его ничтожным также отсутствуют. Данный пункт внесен на основании положений ст. 411 ГК РФ.

В силу положений ст. 168 ГК РФ ничтожной называется сделка, которая является изначально недействительной в силу закона, независимо от наличия судебного признания ее недействительности, независимо от желания ее сторон.

В гражданском кодексе предусмотрены следующие виды ничтожных сделок: сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК), сделки совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК), сделки, совершенные лицом, признанным недееспособным (ст. 171 ГК), сделки, совершенное малолетним (ст. 172 ГК), сделки, совершенные с несоблюдением установленной законом или соглашением сторон обязательной формы сделки в тех случаях, когда несоблюдение формы влечет недействительность сделки.

Ни одно из указанных оснований не приводится, не доказывается и не обосновывается Истцом.

Таким образом, в данной части требования истца по встречному иску незаконны и не обоснованы.

Исходя из действительности п. 5.3. Договора, требование о взыскании с ответчика по встречному иску упущенной выгоды — необоснованны и не подлежат удовлетворению.

При этом также необходимо учитывать, что в силу ч. 4 ст. 393 ГК РФ при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

В данном случае при расчетах упущенной выгоды Истец обосновывает ее товарными накладными на ранее реализованный товар, а также выдержками каталогов розничных сетей из мети Интернет.

Использование такой информации не подпадает под правило ч. 4 ст. 393 ГК РФ.

Истец по встречному иску не представляет ни суду, ни сторонам каких-либо соглашений с указанными им сетями, что он обязался поставить товар именно этим сетям, именно по этим ценам или по каким-либо другим ценам.

Кроме того, расчет «средней оптовой цены» произведен с использованием данных достоверность которых не определена, не доказана и не подтверждена: например, наценка 50% взята Истцом не из каких-либо источников, либо официальных документов торговых сетей, а совершенно произвольно на основании собственного усмотрения Истца.

Расчет основан на справочных документах самого истца, что не может служить доказательством наличия упущенной выгоды.

Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: размер упущенной выгоды должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Однако в настоящем случае Истец не представляет договоров с покупателями его товаров, претензий со стороны таких покупателей, доказательств уплаты каких-либо штрафных санкций таким покупателям, не приводит расшифровку затрат и т.д.

Т.е. Истцом в принципе не представлено доказательств реальности наличия упущенной выгоды, а также, что он принял меры для получения упущенной выгоды и сделал с этой целью какие-либо приготовления.

Расходы истца по уплате государственной пошлины относятся на ответчика в полном объеме.

В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Часть 4 этой же статьи предусмотрено, что каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Понятие доказательств содержится в статье 52 указанного Кодекса, согласно которой доказательствами являются полученные в соответствии с установленным порядком сведения, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.

В соответствии со статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

В соответствии со статьей 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Арбитражный суд вправе принимать к исследованию лишь те доказательства, которые могут либо подтвердить, либо опровергнуть юридические факты, имеющие непосредственное отношение к рассматриваемому делу. Относящиеся к рассматриваемому делу доказательства должны быть необходимы и достаточны для вынесения обоснованного судебного акта.

Руководствуясь статьями 167-170, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Взыскать с ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ДЕМЕТРА» (ОГРН 1177847159379) в пользу ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ВАЛРА» (ОГРН 1147847316209) 324 823 руб. 33 коп. задолженности по агентскому договору и 64 979 руб. 42 коп. пени., а также 11.083 руб. 55 коп. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

В удовлетворении встречного искового заявления отказать.

Исполнительные листы выдать в соответствии со ст. 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решение может быть обжаловано в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия Решения.

Оставьте комментарий